20 лет употреблял наркотики! Его страшный путь к выздоровлению!

Это очень длительный срок. У тебя были какие-то перерывы в употреблении? Ты пытался как-то бросить? Может быть, ты где-то лечился? Что ты пытался сделать, вообще, с этой историей? Или тебя все устраивало в твоей жизни?

Спасибо. Нет, конечно, же, не устраивало меня многое. Начав употребление с 17-ти лет тяжелых наркотиков, я столкнулся с тем, что все у меня рушится совершенно. Прежде всего, доверие семьи. Я начал красть дома. Я потерял многих друзей, которых считал интересными ребятами, начал общаться с употребляющими. Я столкнулся с тем первый раз, что я просто не могу бросить. Мне очень сильно хочется от этого отойти, но я не могу. Это первые ломки. Но, тем не менее, в то время мой организм дал мне какую-то способность это просто перенести самому. И в тот же момент у меня появилось чувство уверенности, что я смогу это делать дальше. Это не так страшно, я смогу и дальше, и дальше.

Что у тебя есть выбор бросить в любой момент?

Да.

И продолжать употреблять, да?

Да. Я на какое-то время прекратил употребление. Ну, совсем небольшой период времени. Начал опять, нагнал еще большую дозу. И потом мои родители (родители мои тоже не понимали всей сути проблемы, но видели, что со мной происходит что-то непоправимое) решили меня отправить к родственникам за границу в Голландию жить. Они не понимали, что такое Голландия. Ну, в общем, меня отправили туда. Это был прямо такой скандал. У меня отец вообще говорил. Прямо перед отъездом я набрал себе вещества, начал употреблять его. Вот, мы выезжаем через 15 минут – я употреблял его в туалете. Это поняли. Зашли за мной, увидели там все атрибуты употребления после меня. Отец меня начал бить. «Я тебя просто сейчас посажу и все. Я боюсь тебя отпускать, ты наркоман». Возможно, он тогда и был прав. Но, тем не менее, это помогло мне. Я переехал в Голландию – страну, где много наркотиков, они легальные. Я тяжелые наркотики прекратил употреблять только на страхе того, что я потеряю свою семью, потеряю отца, заменил их легкими курительными. Через полтора года я вернулся в Ростов и начал употреблять с новой силой, прямо отдохнувшим так. В тот момент, я увидел свое дно, что я в любой ситуации возвращаюсь к наркотикам, у меня мысли только о наркотиках, я все вижу, весь мир я вижу только через призму наркотиков. Если я с кем-то общаюсь, то это я преследую цель – или деньги на наркотики, либо сами наркотики. В любом случае.

Что еще пытался сделать? Сам пытался бросить реально? Какие-то кризисы были мощные в жизни, очень серьезные? Какие-то тяжелые события, связанные с наркотиками?

Ну, это в основном кризисы дома, в семье. Потому что у меня таких проблем из-за наркотиков как бы с законом не было. С семьей – я тоже семью не успел завести. Был кризис. Последнее время, да, мое последнее употребление. Вернусь к тому то, что встречался я с тем, что мои друзья умирали. Это вселяло в меня страх. Потому что хорошие ребята, в которых я видел какой-то потенциал, видел поддержку, я равнялся на них, спортсмены друзья просто на моих глазах раз – и умирали. Я бросал. Бросал и какое-то время не употреблял. Опять-таки, мне это давало какую-то уверенность в себе, то, что я могу. Вот они не смогли бросить, а я могу. Друзья уезжали в центры, отправляли родители. В том числе, 12-тишаговые центры, религиозные центры. Я опять в этот момент просто бросал. Это я имею в виду круг близких соупотребителей, когда кто-то умирал или уезжал, а я бросал. Бросал и какое-то время не употреблял.

В последний мой период употребления у меня был такой момент в жизни, что я на 2 с лишним года оставался чистым, я нашел бога. Как-то я понимаю, что это работа высших сил. Меня жизнь моя как-то столкнула с людьми, которые интересуются духовными практиками, послала мне литературу. В тот момент я находился в лагере строгого режима, и у меня было очень много времени. Я обложился литературой, переехал в самый спокойный отряд и с утра до вечера медитировал, читал, молился, занимался собой.

То есть успел что-то добиться, когда вышел из лагеря?

Да. Я пошел сначала работать физически. Быстро очень проявил себя в строительной сфере: открыл строительную организацию, набрал команду ребят вокруг. Ну, в общем, мне нужно было как-то развиваться. И причем я чувствовал в себе кучу энергии, которую опять-таки, получал, давала мне моя высшая сила. Столкнувшись с наркотиками, у меня никогда такого в жизни не было, чтобы все полетело прахом за такое короткое время. Просто я позволил себе сначала покурить, очень быстро употребить что-то назально. Буквально, уже через две недели я опять кололся. Кололся и причем закидывался кучей таблеток. Кучу медикаментов добавлял в тот же свой раствор. За год я пришел к тому, что я понял, что я скоро умру. Через год я реально понимал, что я скоро умру. Я решил, такой легкий способ у меня как труса, я решил просто умереть от наркотиков. Я дошел до того, что рассказал своей матери. Я ее посадил и говорю: «Мам, я снова «торчу». Я не хочу бросать. Я не буду бросать. И скоро я умру от вещества. Будь готова к этому». Естественно, я причинил огромную боль матери. Она плакала. Она говорила, что она покончит собой. Я на это не обращал внимания. У меня был до такой степени затуманен мозг. Я продолжал употреблять. Доза выросла вообще катастрофически. И я понял, что я не смогу себя убить просто наркотиками. У меня не получается. Я их употребляю, и они толком не доставляют мне никакого удовольствия. Я не могу без них и я не могу себя убить.

Через полтора года употребления я понял, что мне невозможно жить самому с собой, просто невозможно. Я решил покончить жизнь самоубийством. Повесил себе веревку, проверил ее. Ну, все, пришел к твердому убеждению, что я вешаюсь. И тут пришла в голову мысль, что раз я вешаюсь, почему бы мне в последний раз не употребить. Я позвонил барыге, мне привезли вещество, начал употреблять. Ночь проупотреблял. Утром я отошел немножко и понял, что, вообще, на самом деле, до такой степени я не принадлежу сам себе, что я даже не могу покончить собой. Мне невозможно с собой жить, и я не могу покончить собой, невзирая на то, что я разрушаю семью свою полностью. Это не говоря о том, как я вел себя не в рамках семьи, а немножко дальше. Мне стыдно было выходить просто из комнаты, стыдно было выходить на улицу, невозможно находиться самому с собой.

Вот тогда я понял, что нужно что-то делать. Я не знал, что. Как только меня попускали наркотики, у меня было чувство жуткого дискомфорта, ненависти к себе. Не то, что там какого-то – аж лютой ненависти. Я не знал, что с собой сделать. Я хотел себя убить, но я не мог это сделать.

Был разговор с родителями. Они мне сами предложили помощь. Но, тем не менее, вот тот опыт мой отказа от наркотиков самому, подсказывал мне, что я смогу это бросить. Значит, просто я проявляю где-то слабость. Значит, просто мне нужно где-то черпать силы, как-то стать сильнее, и у меня получится, всегда получалось. Это продлилось еще полгода. Это самые ужасные мои полгода. Потому что я бросал. Я продержался пять-семь дней. Потом там разные причины: то сны, вообще, непонятные, причем сны, как наяву, что я уже употребил, уже ко мне кто-то приходил, я употребил, но мало. Я себя жутко ругал, что я сорвался. Ну, думаю, еще раз, еще возьму. И потом я понимал, что что-то не то происходит. У меня сон и явь – все смешалось в одну кучу. Я и спать не мог, и не спать не мог.

Так продлилось полгода. Я пробовал уезжать, уезжал к брату в деревню. Там прямо начинал физически работать, чтобы это как-то с потом вышло у меня. Через три недели я становился крепче, нормализовался сон. По приезду сюда я опять себе позволял раз употребить. Почему-то считал, что я уже с этим справился.

Я уезжал к родственникам на побережье. Там тоже около месяца мы строили дом, я помогал, строил. В тот момент я понял, что мне вообще и в обществе жить невозможно. Я возвращаюсь сюда, у меня есть твердое убеждение больше не употреблять. У меня был опыт того, что я позволял себе один раз и слетел. Я приехал и решил, что я больше вообще не буду. Поднявшись домой, на лестничной площадке я встретил человека, который распространяет вещество. Я не знаю, как, мне в секунду пришла в голову мысль, скорее всего, эта мысль пришла сразу с действием. Я подошел к нему, поздоровался и взял у него вещество. Я уже потом, зайдя домой (я на тот момент жил с девочкой, она очень долго пыталась помочь мне как-то), я зашел домой и я не могу понять, для чего я, вообще, его взял. Я только пришел в себя. Я понимаю, что мне нельзя делать ни разу. Но вот, я уже взял, и оно у меня на руках. Я понимаю, что я не могу его делать, хотя бы потому что рядом со мной девочка, моя любимая девочка, она это все увидит. Ну, я решил это просто отложить, отложить до утра. Она уснула, я не мог уснуть. Я дождался, пока она уснет, начал употреблять. Опять скандал на утро. Повернулся – ушел.

И я столкнулся с тем, что я ничего не могу сделать совершенно. Что бы я ни делал, у меня не получается. Ну, и мой последний шанс – я все-таки принял помощь, я пришел домой, сказал, что я не могу, у меня ничего не получается, совершенно ничего, я не знаю что делать. Просто поднял руки, попросил помощи. И так я попал в программу.

03.09.2015 г.

Почему мы?

Наши люди стоят у истоков лечения наркомании в России

В 10 центрах по всей територии России: Ростов-на- Дону, Краснодар, Саратов, Воронеж, Ставрополь и др.

Интернет-группы для родителей и родственников, у которых есть проблема зависимости в семье

2 доктора наук, психиатры, наркологи, психологи, психотерапевты, аддиктологи, соц. работники

Авторская методика О.Ю. Болдырева, а также, гештальт-терапия, роджеровская терапия, семейная, групповая и т.д.

100% убедим пациента на лечение; 100% гарантия анонимности. Трансфер из любой точки России в течение 24 часов

Гарантируем положительный результат после прохождения полного курса

Помогаем начать новую социальную жизнь в обществе без наркотиков и алкоголя

Наши центры сертифицированы и официально зарегистрированы по закону РФ, имеется медицинская лицензия

обратный звонок

Анонимно, бесплатно, 24/7