Наркологический центр РЕШЕНИЕ . Отзыв от матери зависимого!

В этом реабилитационном центре находится наш сын. Ему 26 лет. В центре он 4-й месяц. Он заключил контракт на 3 месяца. И сейчас четвертый, он продлил еще на один месяц.

А как вы узнали, что он наркотики употребляет? Долго ли это продолжалось? Что происходило с ним и с вашей семьей?

Узнали где-то с полгода, может быть, уже больше, начиная с января месяца узнали от невестки. У нас внук. У него есть ребенок – 5 лет. Пытались бороться собственными силами, как могли, и поняли, что только дальше продлеваем проблему, а результата никакого нет. Поэтому стали искать, обращаться в интернете, к знакомым, пытались найти различные центры. И потом старший сын рассказал, узнал у ребят, которые здесь проходили реабилитацию, узнал, что именно в этом центре они лечились. И обратились мы к Вадиму Геннадиевичу за помощью и попали так в этот центр.

А что вы сами пытались с этой проблемой делать?

Пытались изолировать его об общества. Пытались контролировать его шаги. Отобрали паспорт, чтобы не брал никаких кредитов. Ограничить его в средствах. Ну, все по схеме нормальной: угрожали, умоляли, плакали, пытались взывать к совести, не понимая, что человек находится в употреблении, и он нас просто не слышит. Становилось жутко, такое впечатление, что мы общаемся как будто не со своим ребенком, а вообще, с совершенно посторонним человеком. Но когда уже все границы, все было, все методы и меры, все было исчерпано, тогда мы только осознали, что нам необходима помощь людей, которые действительно могут помочь в данной проблеме реально.

А вы к каким-то специалистам обращались к другим до?

Нет, мы до этого не обращались. Мы сразу, к счастью, попали в этот центр.

А вы как считаете? То, какие действия вы совершали до того, как ваш сын пришел в центр, это было правильно или неправильно?

Неправильно. Я считаю, что это было абсолютно неправильно, потому что мы не решали проблему, а мы еще хуже загоняли наши отношения и так уже совершенно испорченные с сыном, еще хуже они становились. Финансовый вопрос тоже зависал очень сильно. И мы только продлевали срок употребления наркотиков. То есть самим эту проблему людям невозможно решить. И все, что взывает, все методы, которые испробуют родители и близкие, они все равно неэффективны.

А расскажите о таких изменениях, которые произошли с вашим сыном за то время, когда он в программе.

Ну, начнем с того, что он чисто внешне изменился. Он перестал прятать глаза, когда он смотрит в лицо. Он поправился. Он был совершенно худой, изможденный, с черными кругами под глазами. Его абсолютно не интересовало, как себя чувствуют его близкие, родные. Он никогда не просил прощения за то, что он делал. И впервые он извинился за какие-то свои действия и поступки. Я понимаю, что это сейчас нелегко, и он только выздоравливает, но такого не было никогда.

А как вы сегодня начали понимать наркоманию, в отличие от того, какое понимание у вас было до того, как сын ваш пришел в центр, как вы сегодня понимаете эту болезнь – наркоманию?

Наркомания? Вообще, раньше мне казалось, что это дурь, а не болезнь. Потом, как, наверное, любой человек, мне казалось, что это нашу семью никогда не затронет. Я не думала, что болезнь меняет сознание человека, что человек в этой болезни не только не видит родных, близких, ребенка, жену, маму, папу. Он вообще теряет как бы все человеческое, и у него только одна цель – это наркотик. Другое дело, что проблема этой болезни как-то, мне кажется, она недостаточно освещена. К ней какой-то такой настрой, что это не проблема нашего общества. А когда я столкнулась, я поняла, что эта проблема не зависит от социального статуса семьи.

Что бы вы могли посоветовать родителям, у которых есть в семье наркоманы? И что бы вы могли сказать им самое главное сейчас?

Я бы хотела посоветовать родителям наркоманов из собственного опыта не ждать, когда наши дети или наши близкие попросят нас о помощи. В данном случае они не готовы принимать никаких решений, что бы они ни говорили. Не верить тому, что говорят, а искать специалистов, искать людей, которые столкнулись с этой проблемой, изучили эту проблему, может быть, изнутри, может быть, еще каким-то образом, и могут реально помочь.

Мне хотелось бы поблагодарить вех специалистов, которые здесь работают. Они делают очень важное дело. Важное дело не только для семей, пациентов или ребят, девушек, которые сюда попали. Они делают важное дело для государства. Они учат людей трезво жить, трезво смотреть на мир, радоваться каждому сегодняшнему дню. Поэтому мне очень хочется им лично каждому пожелать здоровья, благополучия. Ну, а центру – чтобы он работал, приносил пользу, чтобы они находили людей, может быть, спонсоров, которые бы могли им оказывать реальную помощь в этом деле, в этой работе.

Программа действительно работает, дает положительные результаты. Даже за такой короткий срок, как 4 месяца, мы с мужем увидели такие реальные изменения, которые происходят с нашим сыном. Поэтому очень благодарны тем людям, которые здесь находятся, работают с нами. Потому что мы тоже ходим в группу созависимых. И если раньше казалось, что это только проблема нашего ребенка, то теперь мы понимаем, что это проблема семьи. И нам тоже очень много эта программа дает.

06.04.2015 г.

Почему мы?

Наши люди стоят у истоков лечения наркомании в России

В 10 центрах по всей територии России: Ростов-на- Дону, Краснодар, Саратов, Воронеж, Ставрополь и др.

Интернет-группы для родителей и родственников, у которых есть проблема зависимости в семье

2 доктора наук, психиатры, наркологи, психологи, психотерапевты, аддиктологи, соц. работники

Авторская методика О.Ю. Болдырева, а также, гештальт-терапия, роджеровская терапия, семейная, групповая и т.д.

100% убедим пациента на лечение; 100% гарантия анонимности. Трансфер из любой точки России в течение 24 часов

Гарантируем положительный результат после прохождения полного курса

Помогаем начать новую социальную жизнь в обществе без наркотиков и алкоголя

Наши центры сертифицированы и официально зарегистрированы по закону РФ, имеется медицинская лицензия

обратный звонок

Анонимно, бесплатно, 24/7