Он употреблял СОЛЬ и СПАЙС! Как он лечился от этих наркотиков?

Расскажи, пожалуйста, что с тобой происходило вообще в процессе реабилитации? Вот ты попал. Что происходило? Можешь вспомнить какие-то значимые такие вехи у тебя?

Ну, так как я попал на реабилитацию не сам, меня привезли туда, можно сказать, по принуждению, я и бегал оттуда. Я помню, я даже добежал до дома. И тогда мои родители приняли такую (как я сейчас понимаю, благодарен за это) жесткую позицию, что как бы или иди на улицу, или иди возвращайся в реабилитационный центр. На что я понял, что у меня была иллюзия, что я приду домой, сумею манипулировать родителями, и они меня оставят. Но это не подтвердилось. Мне пришлось вернуться в центр. Ну, и я как бы начал делать уже спустя месяц, что говорят. Такое еще серьезное у меня было, значимое событие, когда я там подписал продление реабилитации еще на три месяца. Это, наверное, первый раз я в жизни сделал что-то, что я очень сильно не хотел. Мне очень сильно не хотелось. Я поверил людям в первый раз в жизни, что, конечно, было очень тяжело делать.

Доверился?

Да, доверился. Потому что до этого я никогда никому не доверял. Я всегда пер на том, что я хочу именно конкретно. И я прошел как бы полный курс, амбулаторную программу. Сейчас я волонтер.

Что происходило с тобой в процессе реабилитации? Какие изменения? Были тяжелые моменты? Были какие-то кризисы? Как ты с ними справлялся?

Ну, тяжелые моменты, конечно, – говорить правду. Приходить, признаваться, говорить честно. Потому что я, как наркоман, не привык нести ответственность за свои действия. Мне бы на кого-нибудь это все переложить. Потом я в реабилитационном центре начал молиться, что раньше я никогда не делал. Я как бы знал, что Бог есть, но никогда ничего у него не просил, никогда к нему не обращался. В реабилитационном центре я начал это делать регулярно и делаю это по сей день. Еще я научился в реабилитационном центре конструктивно как-то общаться с людьми, вообще, взаимодействовать, находить какой-то общий компромисс, взаимодействовать нормально с людьми. Также во мне произошли изменения, я так думаю. Я помню, я пришел на выходной, мне мама сказала: «Я давно не видела тебя таким. Мне очень приятно на тебя смотреть. У тебя даже глаза поменялись». Мне, конечно, было очень приятно слышать это от матери. И с отцом у меня, я, наверное, последние лет пять вообще с ним не разговаривал. Потому что он мне всегда говорил правду, а я это слышать не хотел. И мое общение с ним вообще к нулю сводилось. Но я сейчас с ним общаюсь о машинах, о футболе, как бы нормальные отношения более-менее. Я первый раз попросил у отца извинения, тоже лежа в реабилитационном центре. Это было тоже очень тяжело для меня. Никогда в жизни я не просил у отца извинения. Никогда в жизни.

03.09.2015 г.

Почему мы?

Наши люди стоят у истоков лечения наркомании в России

В 10 центрах по всей територии России: Ростов-на- Дону, Краснодар, Саратов, Воронеж, Ставрополь и др.

Интернет-группы для родителей и родственников, у которых есть проблема зависимости в семье

2 доктора наук, психиатры, наркологи, психологи, психотерапевты, аддиктологи, соц. работники

Авторская методика О.Ю. Болдырева, а также, гештальт-терапия, роджеровская терапия, семейная, групповая и т.д.

100% убедим пациента на лечение; 100% гарантия анонимности. Трансфер из любой точки России в течение 24 часов

Гарантируем положительный результат после прохождения полного курса

Помогаем начать новую социальную жизнь в обществе без наркотиков и алкоголя

Наши центры сертифицированы и официально зарегистрированы по закону РФ, имеется медицинская лицензия

обратный звонок

Анонимно, бесплатно, 24/7