Почему РЕШЕНИЕ - это уникальная программа лечения от наркомании.

Скажи, пожалуйста, Антон, как я услышал, у тебя были попытки где-то проходить реабилитацию, да?

Да.

Это в каких-то религиозных?

Да, это религиозный опыт.

Один раз ты был там или несколько? Как, вообще?

Четыре.

Четыре раза, да? А длительное время?

Это были разные сроки, но максимальный срок – 3,5 месяца. Два раза у меня получилось выдержать 3,5 месяца. Как оказалось, для меня это критическая цифра какая-то. И меня все время вырывало: либо это были обстоятельства, либо это было что-то другое. Ну, от употребления меня это абсолютно не остановило. Дело в том, что я алкоголь вообще наркотиком не считал. И приезжая с реабилитации, я уже легкий алкоголь употреблял. Я его употреблял уже в дороге, когда я ехал домой. Все мои реабилитации были не в моем родном городе. Реабилитацию в родном городе я вообще себе не представлял.

Скажи, чем отличается программа, допустим, «Решение» от того, что ты раньше был в профессиональной реабилитации. Потому что люди часто не понимают название «реабилитационный центр», и они думают, что там что-то происходит примерно одинаковое. Просто кто дорого берет, кто дешево берет, почему это. Ты можешь это описать изнутри, когда ты попал в «Решение», что с тобой начало происходить, вообще, что вы там делали?

Вообще, все дело в подходе. Если мы берем религию, где я был, основа – это вера в Бога, поверив в которого я перестану употреблять. Ну, такое, знаешь, некое ожидание чуда: вот сейчас я побуду здесь, я приеду домой, и больше употреблять мне никогда не захочется. Никакой информации о том, что со мной, что у меня за заболевание какое, я не получал.

Здесь я был очень удивлен. Мне было очень-очень интересно сначала, когда мне начали рассказывать, вообще, что со мной происходило, почему со мной происходило это. Как-то открылись глаза. Вот именно количество информации, которую я получил здесь, начиная с самого начала реабилитации, как только я смог ее получать, придя в себя, – это первое, что меня заинтересовало и помогло мне.

Следующий момент был – это люди, которые находятся в этой программе и которые работают в этой программе. Прежде всего, персонал. Я слушал их обратную связь. И я смотрел на свою жизнь – то же самое. Менялся антураж, менялись лица, ситуации одни и те же. И они трезвые, чистые, счастливые. Меня очень удивлял тот момент, что я их практически никогда не видел в плохом настроении. Как-то для меня это не укладывалось. Ну, как так? Как люди могут себя все время хорошо чувствовать, ничего не употребляя? Ну, и опыт их, конечно, вот именно сроки выздоровления их мне очень многое дали. Я посмотрел на них и задал себе вопрос: почему я так не могу? Люди это все прожили. Это не были какие-то люди, у которых есть ученые звания и степени, которые мне рассказывают что-то. Я никогда не верил таким людям. Потому что вы попробуйте сами сначала, а потом будете говорить мне – вот моя позиция была. Здесь же все в корне наоборот – люди, прошедшие все это. Я начал доверять людям. Я понял, что со мной происходит. Я начал работать по 12-тишаговой программе, которая, как оказалось, очень простая. Ну, вообще ничего сложного. Сложным оказался я.

А сколько шагов ты сделал в центре? Сколько времени ты провел непосредственно в стационарной программе и сколько шагов ты сделал в центре?

Стационарная программа была у меня три месяца. За это время я прописал так называемые «быстрые шаги». Это полный круг шагов, 12 шагов. Они мне помогли вообще получить представление о программе в целом – как она работает, что это – и убрать какие-то основные моменты той боли, которая во мне была.

Разве не 6 месяцев?

После 3-х месяцев это был стационар также, но у меня уже появлялись выходные дни. Уже была социализация. Ну, стационар полный – шесть. Да, шесть месяцев стационара. После 6-ти месяцев началась амбулаторная программа, которая у меня сейчас в данный момент продолжается: волонтерство в центре.

То есть ты там за короткое время сделал все 12 шагов, получил представление и сейчас продолжаешь работать.

Продолжаю работать. Приступил к написанию глубоких шагов. Ну, это я еще на стационаре начал делать, уже прописал первый глубокий шаг. В чем мне очень сильно помог первый шаг? У меня была иллюзия всю жизнь: чтобы перестать употреблять, я должен забыть об этом. Ну, я просто должен забыть, что это было в моей жизни, что это существует. Оказалось, это не так. Это просто невозможно. Да и не нужно этого делать. Именно первый шаг мне вот это дал – посмотреть на себя, кто я есть на самом деле, что со мной происходило и помнить об этом.

А остальные шаги что тебе дали? Ну, вообще, что происходило в центре? У вас какая-то психотерапия? Или вы что-то писали? Или у тебя какие-то обязанности, трудотерапия? Вообще, можешь как-нибудь по-простому сказать, что там, вообще, происходило у вас?

Ну, если совсем просто – маленький социум. Маленький социум, в котором живет группа людей. И эта группа людей – семья. И это не просто слово, это так и есть. Мы все время вместе, 24 часа в сутки. У каждого человека есть своя ответственность, которую он выполняет по дому, свои функции определенные. Есть распорядок дня. Свободного времени практически нет. Все время включены в работу.

Ну, что именно?

Терапевтические группы, лекции, тренинги, ежедневное написание дневника анализа чувств. То есть просматривать свой день, смотреть, что происходит, и так далее. Все-все-все именно расписано от и до. То есть времени о чем-то думать другом, куда-то улетать, в своей голове вспоминать какие-то моменты употребления или чего-то еще, о доме – очень мало, на самом деле. И вот это помогает. Ну, и разморозка чувств. То есть, не употребляя ничего, я стал проживать все свои чувства, учиться проживать их без веществ. Очень важный момент такой, для меня знаковый в моей жизни произошел – в этой нерелигиозной программе я обрел веру.

03.09.2015 г.

Почему мы?

Наши люди стоят у истоков лечения наркомании в России

В 10 центрах по всей територии России: Ростов-на- Дону, Краснодар, Саратов, Воронеж, Ставрополь и др.

Интернет-группы для родителей и родственников, у которых есть проблема зависимости в семье

2 доктора наук, психиатры, наркологи, психологи, психотерапевты, аддиктологи, соц. работники

Авторская методика О.Ю. Болдырева, а также, гештальт-терапия, роджеровская терапия, семейная, групповая и т.д.

100% убедим пациента на лечение; 100% гарантия анонимности. Трансфер из любой точки России в течение 24 часов

Гарантируем положительный результат после прохождения полного курса

Помогаем начать новую социальную жизнь в обществе без наркотиков и алкоголя

Наши центры сертифицированы и официально зарегистрированы по закону РФ, имеется медицинская лицензия

обратный звонок

Анонимно, бесплатно, 24/7