Остаться трезвым. Руководство по предотвращению срыва.

Остаться трезвым. Руководство по предотвращению срыва.
Скачано: 1070 раз
Основано на модели терапии зависимости CENAPS

Посвящение
Эта книга посвящается Ричарду Видмену (Richard Weedman), наставнику, увидевшему возмож­ности, которые не разглядел бы никто другой, и, как по волшебству, вызвавшему то вдохновение, благо­даря которому стало возможным написание этой кни­ги и многое другое.
Слова благодарности
Невозможно перечислить всех людей, внесших свой вклад в развитие концепций планирования про­филактики срыва, описываемых в этой книге. Мы по­пытались назвать тех, чей вклад был наибольшим.
Мы хотели бы выразить особую признатель­ность Ричарду Д. Видмену, который в настоящий мо­мент является национальным консультантом Наци­ональной ассоциации программ терапии алкоголиз­ма, и покойному профессору психологии Северо-во­сточного университета Иллинойса Стэну Мартиндей-лу. Именно благодаря пяти годам первоначального обучения у Ричарда Видмена появились фундамен­тальные концепции планирования профилактики сры­ва. Глубокое изучение гештальт-психологии и гума­нистической психологии у Стэна позволили нам со­единить эти концепции с сегодняшней работой по планированию профилактики срыва. Джим Келлехер, как супервайзер и настоящий друг, помог в разработ­ке 37 признаков срыва.
Мы благодарны доктору Джеймсу Миламу, ди­ректору-распорядителю Центра выздоровления Ми-лама, чьи первопроходческие работы в области кон­цепции алкоголизма как болезни и его неврологичес­ких последствий во многом повлияли на разработку наших концепций. Он оказал огромную помощь, по­святив множество часов обсуждению представлен­ного в настоящей работе материала.
Благодаря доктору Хенри Бегляйтеру, профес­сору психиатрии и неврологии Медицинского коллед­жа Университета штата Нью-Йорк, удалось подвести под теорию срыва и методы планирования профи­лактики срыва солидное научное обоснование. Г. Дуглас Тальботт, доктор медицины, помог при редак­тировании рукописи. Его работа по проникновению в физиологические основы заболевания алкоголизма оказалась полезной в установлении связи между сим­птоматологией постабстинентного синдрома с концеп­циями срыва.
За последние шесть лет помощь в обучении профилактике срыва оказали свыше трехсот учебных и лечебных организаций. Люди, проявившие доста­точно прозорливости и мужества заняться разработ­кой этой новой области исследований, непосред­ственно способствовали их развитию и расширению. Хотя невозможно поименно назвать всех их, некото­рые заслуживают особого упоминания.
Центры терапии алкоголизма в Центральной общественной больнице Иллинойса (ныне - Обще­ственная больница «Гайд-Парк») в Чикаго и Мемори­альной больнице «Инголлс» в Харви (шт. Иллинойс) впервые применили эту модель в клинических усло­виях в 1974-1982 гг. Благодаря работе Хала Томпсо­на, Боба Эдвардса и Энн Миллер, в 1984 г. Центр «Коала» в г. Ливане (шт. Индиана) первым реализо­вал комплексный курс профилактики срыва, основан­ный на этой модели.
В 1986 г. открылся центр комплексной профи­лактики срыва в Эшли у отца Мартина. Отец Мартин, Лора Мей и Томас Эйбрахам, Мики Томас, а также
совсем недавно Роберт Шелтон оказали неоценимое содействие в реализации этих новых методов и орга­низации обратной связи с нами. Для нас было чес­тью работать с отцом Мартином. Его проницатель­ность и поддержка послужили сильнейшим стимулом для нашей работы. Благодаря его усилиям, в Эшли был сделан важнейший шаг по открытию специали­зированной программы профилактики срыва, в кото­рой объединены духовность и методы профилактики срыва.
Горячими сторонниками наших концепций в своих областях стали также Джон Харниш из больни­цы Св. Джона на Западном побережье в Уэстлейке (шт. Огайо), Том Хедин, директор Отделения алкого­лизма и химической зависимости в Северной Дако­те, Дэн Барметтлер из Института целостного разви­тия, Джим Портер, исполнительный директор Совета по алкоголизму в «Городе на высоте мили» (Денвер), Лайза Хейвенс, директор Мейплвудского центра Об­щественной больницы «Говард» в г. Кокомо (шт. Ин­диана) и Марджори Киммел, исполнительный дирек­тор Центра «Ферст Сити Рикавери» в Огайо.
Дик Джеске, инструктор Военно-морского ми­нистерства США, оказал содействие в согласовании принципов работы групп самопомощи по программе профилактики срыва с идеями сообщества «Аноним­ных алкоголиков» и соответствующих групп самопо­мощи. Тамми Белл, администратор программы помо­щи работникам компании «Борг-Урнер Кемикалз, Инк.» помог донести эти концепции до алкоголиков на производстве.
Выражаем благодарность Клаудии Блэкза тща­тельный анализ рукописи этой книги и обсуждение связи возможности срыва с наличием в семье взрос­лых детей алкоголиков. Несмотря на то, что значи­тельная часть этой информации не вошла в данный том, эти беседы и замечания помогли сформировать наше видение и найдут отражение в будущих работах.
Работа Стефани Браун, доктора философии, консультанта Клиники алкоголизма в Стэнфорде, по эволюционной модели выздоровления, а также тща­тельное и критическое прочтение рукописи, оказались полезными при прояснении теоретической основы наших взглядов.
Том Клонч и Фрэнк Лисноу, бывший и нынеш­ний президенты Национальной ассоциации консуль­тантов в области терапии алкоголизма и наркомании (NAADAC), также заслужили нашу благодарность за анализ рукописи и замечания.
Наши слова благодарности адресованы также рецензировавшим эту рукопись Элу Гроссенбахеру, который читал ее с точки зрения принципов АА, Гэри Г. Форресту из Психотерапевтической корпорации в Колорадо-Спрингс, доктору медицины Максвеллу Н. Вейсману, г. Балтимор (шт. Мэриленд) и Алану Мар-латту, директору Центра исследований зависимого поведения при Университете Вашингтона, г. Сиэтл (шт. Вашингтон).
Много времени поддержке нашего проекта по­святил Джо Трояни, директор программ Образова­тельного центра по вопросам алкоголизма больницы «Лоретто» в Чикаго. Мы высоко ценим его терпение и готовность к сотрудничеству.
Спасибо Расселлу Гилбрету, Кейти Чидичимо, Мэри Джонсон и Сьюзен Холл, которые помогли в наборе и работе с многочисленными черновиками рукописи. Особая благодарность Энн Дикерсон, Джин Хэршмэн, Энн Уэлч, Тиму Марквеллу, Джан Ханкинс, Лари Роберте и Клеоне Гутри за проверку и много­кратное прочтение рукописей и обратную связь.
Нам трудно выразить словами нашу призна­тельность Джан Смит и Дэвиду Миллеру, нашим суп­ругам, которые сделали столь много, чтобы эта книга состоялась. Кроме своего времени, они давали нам любовь, поддержку, и ободрение.
Больше всего нам хочется поблагодарить са­мих выздоравливающих алкоголиков. Выздоравли­вая, они ежедневно посвящают себя борьбе, и вре­мя от времени их настигают срывы, потому что мы недостаточно хорошо понимаем их заболевание и способы его лечения. Именно благодаря их страда­ниям, мужеству, силе и надеждам стало возможным планирование профилактики срыва.
Оглавление
/.      Срыв при болезни зависимости..............27
//.     Болезнь зависимости.................................33
Вещества, изменяющие сознание.................33
Болезнь зависимости......................................35
Абстиненция....................................................40
Развитие..........................................................41
Иллюзорное мышление..................................44
Цикл зависимости...........................................45
Выздоровление...............................................47
///.     Постабстинентный синдром...................55
Признаки постабстинентного синдрома........57
Типы протекания
постабстинентного синдрома................66
Управление признаками
постабстинентного синдрома................69
IV    Выздоровление и частичное
выздоровление.....................................83
Перезодный этап.............................................86
Этап стабилизации.........................................87
Раннее выздоровление.................................88
Средняя фаза выздоровления.......................90
Зрелая фаза выздоровления.........................92
Этап поддержания
здорового образа жизни.........................94
Частичное выздоровление.............................95
V.      Мифы о срыве и о выздоровлении........105
Заблуждения о роли алкоголя
и наркотиков в выздоровлении...........106
Заблуждения о симптомах -
предвестниках срыва........................... 110
Заблуждения о мотивации........................... 113
Заблуждения о лечении.................................114
VI.     Понимание процесса срыва..................... 117
Роль заменителей.........................................121
Роль кофеина................................................123
Роль компульсивного
поведения в срыве...............................124
Позитивный вывод напряжения вместо
компульсивного поведения..................127
Процесс срыва..............................................129
Отрицание в трезвости.................................131
VII.    Синдром срыва...........................................135
Прерывание синдрома-срыва......................144
Фазы и признаки срыва................................145
VIII.   Планирование
предотвращения срыва...................164
Стабилизация................................................165
Оценка...........................................................166
Образование.................................................167
Определение
предупреждающих признаков..............168
Управление
предупреждающими признаками........169
Ежедневная инвентаризация.......................170
Обзор программы выздоровления...............172
Вовлечение других........................................173
Выполнение и подкрепление.......................175
IX.     Синдром срыва и семья............................178
Признаки срыва у созависимых...................183
Предотвращение срыва в семье.................192
X.      Группы самопомощи
по предотвращению срыва............201
Как проходят встречи....................................211
Приложение..........................................................219
 
Предисловие
Все мы хорошо знаем о разрушительном в ос­нове своей характере заболевания алкоголизма. Оно поражает тело, интеллект, эмоции и душу человека, ставшего его жертвой. По своей природе это смер­тельное заболевание. Мы знаем, что оно неизлечи­мо, но его можно остановить. За последние 50 лет сотням тысяч алкоголиков удалось остановить свою болезнь и прожить счастливую, успешную и продук­тивную трезвую жизнь. Однако одна из величайших трагедий здесь состоит в том, что у многих алкоголи­ков наступает временное облегчение, после чего они возвращаются к употреблению.
По имеющимся данным, приблизительно поло­вина алкоголиков, подошедших к порогу трезвости, переступают его, и остаются трезвыми. Многие из остальных какое-то время остаются трезвыми, сры­ваются один или несколько раз, после чего познают вкус трезвой жизни и больше не пьют до самой смер­ти. Из оставшихся многие «зацикливаются», снова и снова начинают трезветь, а потом возвращаются к употреблению. Некоторые из них, разумеется, в кон­це концов умирают.
Терри Горски в начале его профессиональной карьеры было поручено попытаться помочь этим «крайним». Он понимал, что некоторым из них, оче­видно, уже никогда не удастся поправиться - вред, нанесенный им употреблением алкоголя, непопра­вим. Однако, что касается остальных, он предпола-
гал, что, возможно, есть способ помочь им обрести ту трезвость, которая другим далась чуть легче, чем им. И вот этот молодой человек пятнадцать лет сво­ей жизни посвятил (и до сих пор работает над этим) изучению историй болезни тысяч таких бедняг, кото­рые снова и-снова возвращались к употреблению.
В результате этой работы была создана модель профилактики срывов CENAPS. Она объединяет принципы «Анонимных алкоголиков» и профессио­нальную терапию и предлагает план выздоровления. По его словам, этот план сам по себе не содержит ничего нового. Он лишь соединяет мудрость програм­мы выздоровления АА с результатами всех исследо­ваний последних нескольких десятилетий.
Я верю в принципы, описываемые в этом по­собии. Моя убежденность в их эффективности на­столько сильна, что мы основали центр комплексной профилактики срыва в Эшли. Здесь обеспечивается оптимальная интеграция профессионального кон­сультирования, медицинского лечения и мудрости «Анонимных алкоголиков».
Я убежден в том, что эта книга и сопровождаю­щая ее рабочая тетрадь по профилактике срыва да­дут вам ценную информацию, способную спасти вашу жизнь. Если пытаясь понять и применить эту инфор­мацию вы обнаружите, что не можете сделать это в одиночку, не отчаивайтесь. Существует множество прекрасных терапевтических центров, в которых вам помогут в планировании профилактики срыва.
Но. несмотря на все, некоторые все-таки ум­рут от этой неизлечимой болезни. При этом многие будут продолжать умирать из-за того, что мы не зна-
ем, что делать с феноменом срыва. Планирование профилактики срыва - мощный новый подход, кото­рый помогает тысячам людей избежать того, что рань­ше было смертным приговором. Нам важно донести до склонных к срывам алкоголиков ту мысль, что на­дежда реально существует. Пора донести до тера­певтических центров понимание того, что у нас есть моральное обязательство сделать все, что в наших силах, для излечения самых больных среди больных в массах алкоголиков. Я верю, что эта книга открыва­ет отличные возможности для того, чтобы начать по­могать людям, которые раньше считались безнадеж­ными.
Отец Джозеф Мартин. Сооснователь Центра отца Мартина в Эшли, Гавр-де-Грейс, Мэриленд, США.
Вступление
В начале 1970 гг. я работал консультантом по проблемам алкоголизма в чикагской больнице «Грант». В июне 1971 г. я был переведен на штатную должность в поликлиническом отделении. Поскольку у меня был совсем небольшой стаж работы в этом учреждении, я не имел достаточного влияния и ко мне не направляли пациентов «с высокими шансами из­лечения». Ко мне попадали самые трудные больные, многие из которых лечились неоднократно и так и не смогли оставаться трезвыми. В то время меня это не волновало. Я считал, что могу работать с кем угодно. Никто не говорил мне, что такие пациенты, подвер­женные хроническому срыву, безнадежны. И я ждал, что они выздоровеют.
Когда все принимаемые тобой пациенты - это исключительно люди, которые постоянно срывают­ся, задача может показаться непреодолимой. Зато я почти сразу начал учиться.
Первое, к чему я пришел - это то, что боль­шинство постоянно срывающихся пациентов прошли через все, что предлагается консультантами по алко­голизму и традиционной психотерапией. Кроме того, я узнал, что многие из них больше знакомы с шагами и традициями АА, чем я сам. Они знали «Большую книгу» и «Двенадцать на двенадцать». Многим уда­валось достичь длительных периодов трезвости бла­годаря применению принципоз АА. Но почему-то они не могли заставить эти принципы действовать в сво­ей жизни. Многие считали, что они «по природе сво-
ей неспособны к выздоровлению», и ссылались на ту часть главы 5 «Большой Книги», в которой гово­рится о тех несчастных, которые никогда не выздо­равливают.
Я обучался в значительной степени конфрон-тационному типу терапии. Вскоре я понял, что с боль­ными, склонными к срыву, конфронтация неэффек­тивна, потому что конфронтации со стороны других людей они, пожалуй, хлебнули больше всего на све­те. День за днем им противостояли почти все: началь­ство, жены, дети, врачи, консультанты, полицейские и т.д. Если они чему-нибудь и научились, так это иметь дело с конфронтацией.
Скоро мне стало ясно, что пациенты этой груп­пы относятся к самим себе жестче, чем любой врач. Как правило, они во всём винили себя. Их самооцен­ка была на самом низком уровне.
В течение первых нескольких месяцев попы­ток работать с этими больными, я почти не добился никакого успеха. Я решил забыть о традиционном консультировании алкоголиков и начать учиться у лучших специалистов, т.е. у самих пациентов.
Вместо составления сложнейших планов тера­пии, применения терапевтических стратегий, основан­ных на высокой степени конфронтации, и жестко структурированных терапевтических программ, я выб­рал гораздо более простой подход. Во-первых, я по­просил каждого пациента посещать не менее трех собраний АА в неделю.
Во-вторых, я организовал специальную тера­певтическую группу, которая работала по три часа, для того, чтобы люди могли учиться общению друг с другом, проживать свои чувства и эмоции и говорить
о них, а также определять общие схемы поведения в группе и затем применять эти схемы к проблемам, возникающим в других сферах их жизни.
Третий раздел терапии состоял из индивиду­альных терапевтических сессий, которые были посвя­щены почти исключительно построению подробной истории срывов. Им предлагалось начать с их после­дней попытки вести трезвую жизнь. К своему удив­лению, я обнаружил, что большинство из них до пос­леднего срыва уже были убеждены в том, что они алкоголики и что им нужна постоянная программа выздоровления. Удивило меня и то, что, как оказа­лось, большинство из этих людей имели высокую мотивацию к тому, чтобы оставаться трезвыми. Они не хотели срываться. Они хотели пользоваться про­граммой «Анонимных алкоголиков» (АА), услугами профессиональных консультантов и почти всем, что только могла предложить какая-либо программа те­рапии. Некоторые прошли через электрошоковую терапию и методы, создающие отвращение к алкого­лю (когда, например, при употреблении алкоголя вы­зывается рвота). Других, по их желанию, на несколь­ко месяцев изолировали. Несмотря на все эти уси­лия, большинство из них возвращалось к употреб­лению.
Моей целью при сборе этих историй срывов было шаг за шагом подробно сформулировать пони­мание того, каким образом человек, осознающий важ­ность трезвости для себя и много знающий об алко­голизме, может снова начать пить. Каким образом алкоголик убеждает себя все-таки выпить ту рюмку, -которая, как это ему известно, в конце концов, убьет его?
Собирая истории срывов, я выяснил, чт у па­циентов было много общих особенное (он, Очопид-но, у большинства из этих людей приеука нова) !И одни и те же способы мышления, эмоцио! iaj 1Ы и <к) pi u iki \ии, поведение и жизненные ситуации, котрыо пони к срыву.
Уже после пяти или шести иотрии и пинии, насколько трудно этим выздоравливающим пикою-ликам разобраться со своими мыслями и чуиошами. Выяснилось, что они не способны ясно миопии., oi= давать себе отчет в своих эмоциях или iipotao iano= минать факты. Их способность работай, о аЫарак-циями и реконструировать свою био1 рафию tii.ina крайне ограниченной. На создание норных пижонь-ких историй уходило от шести до доолш ча«ни, У людей были большие провалы в памя1И, ими но по­мнили продолжительных периодов вромени Им iai<-же было очень трудно располагать coUi.ii ни прошло­го в последовательном логическом порядиi Ко1Да я просил их рассказать, что означали то иии иным дои-ствия в прошлом, они были неспособны май г и и них какой-либо смысл. Они вспоминали копир» чнын мощи, но с большим трудом могли абстрагирован.» и mi них и обобщить значение этого опыта для дру| и* ни и и я I-ных ситуаций.
Записав приблизительно деояп. и» шрии, я сравнил результаты. Опираясь на сходны»1 чирп.1, я начал составлять общий список тою, чт я патан признаками (предупреждающими знаками) • pi .та И теперь, вместо того, чтобы начинать выя» иммим ип тории нового пациента с самого нуля, и ммьныман ему этот список признаков срыва. То1да ни при иьши были записаны в виде простого перочи» пинии • ним и
коротких фраз, таких как «отрицание», «оборонитель­ное поведение», «нарастание кризиса» и т.д. Я объяс­нял их смысл на индивидуальной терапевтической сессии и пользовался ими для стимулирования па­мяти пациента и выяснения, происходили ли такие вещи с ним.
Я обнаружил, что этот список намного ускорял процесс выяснения истории больного. Кроме того, обнаружилось, что все большее число пациентов в терапевтической группе вызывались рассказывать о своих признаках срыва. Многие также начинали ви­деть закономерности, которые вели к срыву в про­шлом. Люди стали распознавать те же самые при­знаки по мере их появления в нынешней трезвой жизни.
Акцент работы группы быстро сместился, и она превратилась из группы психологического роста в терапевтическую группу с очень конкретной ориен­тацией на профилактику срыва. Основное внимание обращалось на определение конкретных признаков срыва, распознавание их в ситуациях реальной жиз­ни и обучение тому, какие конкретные шаги нужно предпринять для снятия признаков срыва.
Хотя на тот момент я об этом не думал, эта трехчасовая групповая терапия, вместе с процессом воссоздания индивидуальной истории срыва и про­должающимся участием в АА, стали основой созда­ния комплексной теории срыва и практики, которая впоследствии стала известна как Планирование про­филактики срыва.
За два года работы врачом в амбулаторных условиях я собрал 118 историй срывов и принялся за детальный анализ этих историй. Конечным результа­том этой работы стал пересмотренный список из 37
признаков срыва, с основными закономерностями, которые наблюдались в этих 118 случаях.
В июне 1973 г. я перешел из больницы «Грант» и начал работать координатором программы помо­щи работникам Министерства сухопутных войск в Форте Шеридан (шт. Иллинойс). В области профилак­тики срывов была проведена новая работа. В авгус­те 1974 г. я возглавил Отдел терапии алкоголизма в Центральной общественной больнице Иллинойса (ныне - Общественная больница «Гайд-Парк») в Чи­каго (шт. Иллинойс). Дальнейшая работа подтверди­ла обнаруженную динамику срыва.
В 1976 г. меня назначили директором Центра терапии алкоголизма в Мемориальной больнице «Ин-голлс» в Харви (шт. Иллинойс). Там я тесно сотруд­ничал с доктором Харри Ханнингом (доктором меди­цины). Мы вместе работали с пациентами, склонны­ми к срывам. У нас был традиционный реабилитаци­онный центр для алкоголиков, но очень скоро мы осоз­нали необходимость оказания специальных услуг пациентам, склонным к срывам.
Весь персонал имел подготовку в области ос­новных принципов профилактики срыва. Мы выяви­ли непродуктивные подходы и ошибочные убежде­ния, которые лишь усугубляли проблему срыва. Мы также переоценили нашу политику жесткой конфрон­тации и стали разделять пациентов на тех, кто про­сто не имел мотивации к терапии, и на тех, кто хотел излечения, но для кого традиционная терапия не да­вала эффекта.
Мы обнаружили, что после терапии по профи­лактике срыва у этих пациентов реже происходили срывы, и увеличивался срок трезвости. Fcjih они и
возвращались к употреблению алкоголя и наркоти­ков, то продолжительность срыва сокращалась, а последствия были менее серьезными, чем при дру­гих методах терапии. Мы были полны надежд и энту­зиазма.
В 1979 г. я объединил свои усилия с Мерлин Миллер, профессиональным педагогом и писателем. Вместе мы начали работу над организацией матери­ала, который послужил бы основанием новой моде­ли консультирования, основанной главным образом на технологиях профилактики срыва. Первая создан­ная нами организация называлась Alcoholism Systems Associates (ASA) - Товарищество по системам тера­пии алкоголизма - и ее центр находился в г. Хейзелк-рест (шт. Иллинойс). Мы проводили обучение на ме­сте в чикагском регионе, и постепенно эти методы стали получать национальное признание.
В 1982 г. мы опубликовали книгу «Консульти­рование в профилактике срыва», в которой впервые были изложены основные принципы и стратегии пла­нирования профилактики срыва. Первая половина книги была посвящена теории срыва, вторая - опи­санию практических шагов по профилактике срыва. Книга была написана для консультантов, но ей стали пользоваться для себя и многие выздоравливающие.
В начале 1980 гг. мы познакомились с работой Алана Марлатта (G. Alan Marlatt) и его коллег из Цен­тра исследований зависимого поведения при Универ­ситете Вашингтона в г. Сиэтле. Хотя его работа осно­вана на положениях бихевиористской (поведенчес­кой) школы, а не на теории концепции болезни, ре­альные терапевтические методы профилактики сры­ва очень сходны друге другом. Бихевиористская шко-
л а внесла огромный вклад в ислледования, подтвер­ждающие эффективность планирования профилак­тики срыва. В 1985 г. в книге «Профилактика срыва», изданной Аланом Марлаттом и Джудит Гордон (Judith R. Gordon) впервые были объединены и подытоже­ны результаты этих эмпирических исследований.
Предлагаемая Вашему вниманию книга -«Ос­таться трезвым - Руководство по профилактике срыва» является попыткой обновления модели про­филактики срыва с помощью новой информации, появившейся с момента издания нашей предыдущей книги. Это также попытка донести непосредственно до Вас, членов сообщества выздоравливающих, жиз­ненно важную информацию, в которой речь идёт о выборе между жизнью и смертью - между трезвос­тью и срывом.
Мерлин и я надеемся, что информация, при­ведённая в этой книге, позволит Вам познакомиться с общим опытом тысяч алкоголиков, которые непос­редственно или косвенно помогли в разработке на­шей модели.
Мы представляем Вам эту книгу, желая поде­литься с Вами опытом и надеждами. Мы хотим, что­бы Вы обрели надежду. Настроясь на это, давайте вместе отправимся в путь. Путь, который подытожит на этих страницах основные знания о профилактике срыва, сбору которых мы отдали более пятнадцати лет.
Теренс Т. Горски
РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ КЛИНИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ С ЭТОЙ КНИГОЙ
РАБОЧИЕ ЖУРНАЛЫ
«ОСТАВАТЬСЯ ТРЕЗВЫМ»
«Журнал упражнений» и
«Руководство»
РАБОЧИЕ ЖУРНАЛЫ «ОСТАВАТЬСЯ ТРЕЗ­ВЫМ» состоят из «Журнала упражнений» и «Руко­водства». Эти журналы предназначены для исполь­зования с книгой «Оставаться трезвым - Руководство по профилактике срыва». Пошаговый подход, приме­ненный в рабочих журналах, будет наиболее поле­зен на индивидуальных или групповых консультаци­онных сессиях людям, выздоравливающим от хими­ческой зависимости.
Читателю демонстрируется весь процесс сры­ва, что позволяет лучше понять, почему он происхо­дит у человека и как можно предотвратить срыв. Этот метод оказался успешным для многих выздоравли­вающих алкоголиков и людей с химической зависи­мостью. Эти проверенные принципы планирования профилактики срыва, основанные на терапевтичес­кой модели CENAPS, излагаются просто, в удобной для использования форме.
(«Геральд Хаус/Индепендент Пресс»)
Глава I
СРЫВ В ПРОЦЕССЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ
Эта книга о срыве, о том, что это такое и, -что значительно важнее - о том, как его можно пре­дотвратить. Предназначение книги - вернуть спо­койствие встревоженным и обеспокоить беспечных. Она вернёт спокойствие многим людям - жертвам ошибочных убеждений, тем, кто сорвался, потому что не знал, как предотвратить срыв. Такие люди винят себя за прошлые срывы и считают себя без­надёжными в будущем, потому, что не знают, что делать, чтобы избежать срыва. Мы намерены дать этим людям надежду, исправить их ошибочные убеждения и помочь им составить план предотв­ращения срыва, основанный на точной информации, который поможет им освободиться от безнадёж­ности дальнейших срывов.
Мы не намерены тревожить тех, чья здоровая трезвость удобна и комфортна, но в наших планах потревожить наивную «сухость». Тех, кто считает, что до тех пор, пока они не употребляют алкоголь и нар­котики и «таскают тело» на встречи АА1, - им нечего беспокоиться о срыве, кто не знает, что выздоровле­ние - это больше, чем посещение собраний. Тех, кто ещё не знает о существовании множества людей, посещающих собрания, непьющих и всё-таки нетрез-
1 АА - Сообщество Анонимных Алкоголиков
вых. Тех, кто просто не пьёт или не употребляет нар­котики. Эти люди сильно рискуют сорваться, и при этом большинство из них будет настоятельно отри­цать этот факт. Мы намерены показать, что реалис­тичный взгляд на вероятность срыва - это единствен­ный способ его предотвращения.
Срыв - комплексный процесс. Его невозможно объяснить просто. Существует множество аспектов этого процесса, которые будет необходимо понять. Возможно, Вам потребуется прочесть эту книгу бо­лее чем один раз, чтобы действительно понять и на­чать применять на практике принципы, которые мы попытаемся объяснить. И поскольку всё в этом про­цессе важно, для нас было довольно трудно выбрать с чего начать. Возможно, будет полезным, если мы начнём с рассказа о том, чего Вы можете ожидать, читая эту книгу.
Сначала, мы собираемся обсудить болезнь зависимости. Невозможно понять процесс срыва, не поняв условий, при которых люди срываются.
Срыв - проблема, применимая ко многим за­висимостям. Человек может быть зависимым от ал­коголя или других изменяющих настроение наркоти­ков. Хотя большинство исследований срыва прово­дилось с алкоголиками (людьми, зависимыми от ал­коголя), имеется возрастающий перечень доказа­тельств, что те же самые методы предотвращения срыва могут применяться к целому ряду зависимос­тей. Для достижения целей этой книги мы будем применять следующие термины попеременно: алко­голизм, химическая зависимость, зависимость, и бо­лезненное пристрастие. Мы будем также применять
термины: «алкоголик», «химически зависимый чело­век», «наркоман», и «болезненно пристрастная лич­ность», подразумевая одно и то же.
Эта книга написана для выздоравливающих от зависимости и адресована Вам, если Вы - один из них. Мы также убеждены, что она будет полезна и тем, кто не срывался или не был активно зависимым, осо­бенно консультантам, психологам и членам семей.
Мы обсудим зависимость как био-психо-соци-альную болезнь. Это означает, что зависимость - это физическая болезнь (био), воздействующая на спо­соб мышления (психо) и взаимоотношения (социо).
Давно известно, что люди с болезненными при­страстиями демонстрируют ненормальные реакции не только на употребление химических веществ из­меняющих сознание, но и на их НЕупотребление. Большинство людей, размышляя о болезни зависи­мости, думают только о тех её признаках, которые проявляются когда кто-то активно употребляет алко­голь или наркотики. Они и не подозревают о суще­ствовании признаков зависимости, появляющихся одновременно с началом воздержания. Эти основан­ные на трезвости признаки зависимости могут акти­визироваться в любой момент выздоровления.
Мы собираемся детально описать некоторые из этих признаков в главе, посвященной постабсти­нентному синдрому (ПАС). Затем мы опишем техни­ки, помогающие справляться или снижать риск воз­врата к употреблению во время постабстинентного синдрома.
Для понимания и предотвращения срыва, так­же необходимо, понимание процесса выздоровления
и того, что происходит в случае неполного выздоров­ления. Мы называем это частичным выздоровлени­ем. Мы собираемся описать нормальный процесс выздоровления, а также взглянуть на то, что иногда блокирует достижение полного выздоровления.
Существуют ошибочные убеждения о срыве, которые мы с Вами также исследуем. Эти ошибоч­ные убеждения могут настолько усиливать риск, что срыв действительно происходит. Смена некоторых из этих убеждений позволяет изменить поведение, ве­дущее к срыву.
Большинство людей, размышляя о «срыве», имеют в виду факт употребления алкоголя и нарко­тиков. Естественно, употребление-это срыв. Но бла­годаря исследованиям недавних лет, всё больше и больше людей начинают осознавать, что процесс срыва часто начинается задолго до начала употреб­ления. Человек может стать дисфункциональным, будучи трезвым, не употребляя спиртного или нарко­тиков. Он может потерять контроль над своими суж­дениями и поведением. У него могут развиться эмо­циональные или физические проблемы. Он может стать дисфункциональным в трезвости прежде, чем начнёт употреблять или вместо употребления.
Осознание процесса срыва идёт от традици­онного восприятия его как факта употребления алко­голя или наркотиков, к более глубокому пониманию того, что это процесс, включающий неосознаваемое развитие убеждений и способов поведения, ведущих к активному бесконтрольному употреблению.
Процесс срыва - это движение прочь от выз­доровления. Это не значит, что если Вы совершили
грубый промах, или испытываете боль и напряжение, работая над выздоровлением, то Вы в срыве. Это значит, что если Вы вообще не обращаете внимания на своё выздоровление и не делаете ничего, способ­ствующего процессу выздоровления, то подсозна­тельно начинаете «дрейфовать» в направлении сры­ва. Если Вы увязли в частичном выздоровлении, то Ваши шансы сорваться очень высоки.
Выздоровление от болезненного пристрастия начинается с принятия того факта, что Вы не можете безопасно употреблять алкоголь или наркотики. Но одного осознания, что алкоголь и наркотики вредят Вам недостаточно. Вы должны прекратить употреб­лять их. Неупотребление веществ, изменяющих со­знание, называется воздержанием. Но и воздержа­ния недостаточно. Воздержание просто позволяет процессу выздоровления начаться. Принятие и воз­держание это конечные средства - средства для нор­мальной жизни. Научение нормальной жизни без употребления алкоголя и наркотиков требует боль­шего, чем воздержание.
Необходимо исправить физический, психоло­гический и социальный ущерб, причинённый зависи­мостью. Также необходимо научиться, жить здоровой и продуктивной жизнью, не нуждаясь в алкоголе, нар­котиках или зависимом реагировании на жизнь. За­висимый человек должен научиться справляться с трудностями жизни независимыми способами.
Срыв и выздоровление глубоко взаимосвяза­ны. Вы не можете выздоравливать от зависимости не испытывая тенденций к срыву. Тенденции к сры­ву - нормальная и естественная часть процесса выз-
доровления. Они не являются чем-то, чего надо сты­диться. Наоборот, важно встречаться с ними в откры­том и честном противостоянии. Если этого не делать, то они будут усиливаться. Тенденции к срыву подоб­ны ядовитым грибам или плесени, лучше растущим в темноте. Свет чистого точного размышления очень быстро уничтожает тенденции к срыву.
Когда признаки срыва, основанные на трезво­сти, становятся достаточно серьёзными, то человек становится дисфункциональным даже не употребляя алкоголь и наркотики. В АА эти эпизоды дисфункции известны как «сухое пьянство». В этой книге мы на­зываем их синдромом срыва. Когда признаки синд­рома срыва делают жизнь достаточно болезненной, многие алкоголики снова начинают пить или употреб­лять наркотики, чтобы получить временное облегче­ние от боли. Другие не пьют, но у них развиваются серьёзные жизненные проблемы и проблемы со здо­ровьем, связанные с синдромом срыва.
Развитие срыва возможно прервать до того, как наступят осознаваемые серьёзные последствия, выз­ванные его симптомами - предвестниками. Это де­лается при помощи планирования предотвращения срыва. В заключительной части этой книги мы соби­раемся объяснить планирование предотвращения срыва. Существует также рабочий журнал, управле­ния ситуациями высокого риска, чтобы помочь Вам пройти через этот процесс и разработать собствен­ный план предотвращения срыва.
Глава II
БОЛЕЗНЬ ЗАВИСИМОСТИ
Чтобы понять срыв, необходимо понять бо­лезнь зависимости. Люди часто не в состоянии выз­доравливать, потому что не понимают своей за­висимости, или не в состоянии практиковать дела, помогающие избежать срыва. Ошибочное понима­ние природы зависимости, в первую очередь, а так­же неподходящее и неполное лечение, ведёт к срыву.
ВЕЩЕСТВА, ИЗМЕНЯЮЩИЕ СОЗНАНИЕ
Изменяющие сознание наркотики (алкоголь, лекарства) - это химические вещества, влияющие на работу мозга, путём изменения его биохимии. Пря­мым результатом изменения работы мозга являются физические, психологические и поведенческие изме­нения в человеке. Эти изменения являются причи­ной изменений в социальных отношениях. Все веще­ства, изменяющие сознание, имеют свойство менять направление мыслей, искажать точность суждений, вредить органам тела и влиять на поведение и взаи­моотношения, неважно, носит их употребление зависимый характер или нет. Степень тяжести последствий от таких изменений зависит от исполь­зуемых наркотиков (препаратов), человека, исполь­зующего эти наркотики (препараты), и, в некоторых
случаях, от обстоятельств, при которых эти наркоти­ки (препараты) употреблялись.
Основные вещества, изменяющие сознание классифицируются на четыре группы. Это - депрес­санты, стимуляторы, болеутоляющие и галлюцино­гены. Ниже приводятся вещества, наиболее типич­ные для каждой из этих категорий.
1. ДЕПРЕССАНТЫ
A. Алкоголь
Б. Снотворные (седативные, барбитураты)
B. Транквилизаторы (фенозепам, седуксен и т.д.)
2. СТИМУЛЯТОРЫ
A. Амфетамины Б. Кокаин
B. Никотин (табак) Г.   Кофеин
Д. Эфедрин
3. БОЛЕУТОЛЯЮЩИЕ
А. Опиаты (героин, метадон, опиум и т.д.) Б. Производные опиатов (морфин, кодеин, омнопон и т.д.)
4. ГАЛЛЮЦИНОГЕНЫ
A. ЛСД
Б. Фенциклидин (РСР), кетамин
B. Гашиш (марихуана, конопля и т.д.) Г.   Псилоцибин (грибы)
БОЛЕЗНЬ ЗАВИСИМОСТИ
«Зависимость» - это состояние, при котором у человека развивается биологическое, психологичес­кое и социальное привыкание к любым изменяющим сознание веществам. Зависимость заставляет чело­века употреблять наркотики для быстрого получения состояния удовлетворения (кайфа). Но за кайф есть цена, которую надо платить. Зависимость плодит долгосрочную боль и дискомфорт, сопровождаемые навязчивыми идеями, компульсивными желаниями и потерей контроля. При невозможности употребить снова зависимый человек думает, строит планы и го­товится только к одному - употребить снова. Это на­зывается навязчивыми идеями. Употребление мешает жить, но компульсивные или неподконтрольные стра­стные желания употребить вновь, - заставляют де­лать это, несмотря на долгосрочные и болезненные последствия. Зависимый человек употребляет нар­котики, чтобы уменьшить боль, создаваемую употреб­лением наркотиков. Таким образом, продолжающее­ся употребление химических веществ ведёт к даль­нейшему употреблению химических веществ.
Это - зависимость.
Продолжающееся употребление хими­ческих веществ, изменяющих созна­ние, ведёт к продолжению употребле­ния химических веществ, изменяющих сознание.
Зависимость отличается от просто употребле­ния алкоголя или наркотиков отсутствием свободы выбора. Употребление веществ, изменяющих настро­ение - это выбор. Зависимость - отнимает у челове­ка выбор и диктует частоту, количество, и характер употребления. Зависимость всегда начинается с упот­ребления, но употребление не всегда ведёт к зависи­мости.
Зависимость - физическая болезнь. Она дол­жным образом классифицируется наравне с раком, болезнями сердца и диабетом как хроническая бо­лезнь, причиняющая своим носителям длительный физический, психологический и социальный ущерб. Подобно жертвам этих других болезней, алкоголики также имеют физиологические состояния, являющи­еся причиной их восприимчивости к развитию бо­лезни.
Сегодня алкоголизм повсюду считается болез­нью, однако, до очень недавних лет он рассматри­вался как психологическая или моральная проблема. Работы доктора Е.М. Джелинека (17) 50-х и 60-х го­дов XX века привели к принятию алкоголизма как болезни Американской Медицинской Ассоциацией (АМА), Американским Медицинским Обществом по Алкоголизму (AMSA), Национальным Советом по Ал­коголизму, Американской Психиатрической Ассоциа­цией и Американской Академией Практики Семьи. Также как болезнь он рассматривается Американс­кой Психологической Ассоциацией, Американской Ассоциацией Здравоохранения, Американской Ассо­циацией Больниц и Всемирной Организацией Здра­воохранения ООН.
Но, даже среди тех, кто признал алкоголизм болезнью, имелось общее убеждение, что её первич­ные основы носили всё же психологический харак­тер. Доктор Джеймс Милам (6) (20) сделал главный вклад в признание алкоголизма ПЕРВИЧНОЙ физи­ческой болезнью. Доктор Милам убедительно дока­зал, что психологические и социальные факторы не играют более важной роли в развитии алкоголизма, чем в любой другой хронической болезни. Он бросил вызов пониманию алкоголизма как болезни, вызыва­емой психологической восприимчивостью и выдви­нул идею, что тело зависимого человека реагирует на алкоголь не так как тело независимого.
Исследования последних лет серьёзно поддер­живают эту позицию. Исследования Чарльза Лейбе-ра (31) (32), Марка Шукита (34) (35) и других указыва­ют, что некоторые люди рождаются с телом более восприимчивым к зависимости, чем у остальных.
В то же время зависимость как первичная фи­зическая болезнь воздействует и влияет на все обла­сти жизни человека. По этой причине мы называем болезнь зависимости био-психо-социальной болез­нью. «Био» - означает биологический или тело.
«Психо»-означаетпсихологический или мыш­ление. «Социо» - указывает на взаимоотношения с людьми.(5)
Болезнь зависимости био-психо-социальна.
Изучение нейромедиаторов мозга, - веществ, ответственных за передачу сигналовмежду его клет­ками, продвинуло понимание зависимости. Но мно-
гие найденные ответы, в свою очередь, поднимают новые вопросы. В целом, процесс химических взаи­модействий в мозгу очень сложен, но уже сегодня совершенно ясно, что биохимия мозга независимого человека отличается от биохимии мозга зависимого. (21)
Многое выясняется также из исследований метаболизма печени, которые показывают, что боль­шинство организмов людей с историей семейного алкоголизма усваивает алкоголь (разлагает его на составные части и выводит из организма) не так, как остальные, задолго до того, как у них появятся какие-либо признаки проблемного пьянства . (34)
Эти исследования серьёзно поддерживают идею генетической и наследственной основы зави­симости. Люди с генетической предрасположеннос­тью к алкоголизму не приговорены к гарантирован­ному развитию болезни, но находятся в группе высо­кого риска из-за способов, которыми органы их тела реагируют на алкоголь. (25) (26) (27) (29)
Чтобы стать зависимым, человек должен на­чать употреблять алкоголь, наркотики или лекарства. Степень генетической предрасположенности будет влиять на количество употребляемого алкоголя и нар­котиков, и на период времени, необходимый, чтобы вызвать зависимость. Разные люди имеют различные уровни генетической или унаследованной восприим­чивости к зависимости. У одних людей употребление небольшого количества алкоголя или наркотиков вы­зовет зависимость за короткое время. Другим же по­требуется употреблять алкоголь и наркотики много,
часто и в течение длительного времени, чтобы раз­вилась болезнь. (28)
Виктор начал употреблять алкоголь в 19 лет. Впервые попробовав алкоголь, он выпил больше, чем хотел, напился и имел неприятности из-за пьянки. Ни разу в жизни он не выпил нормаль­но. К 26 годам, всего семь лет спустя после первой выпивки, Виктор очутился в больнице, с тяжёлой формой алкоголизма. Позже, на собрании АА, Вик­тор описывал себя как «мгновенного алкоголика».
Василий также начал пить в возрасте 19 лет. Он редко напивался. Его первые значимые пробле­мы с алкоголем начались в 34 года. Употребление алкоголя не причиняло серьёзных проблем, пока ему не исполнилось 46. По-видимому, 15 лет он пил нор­мально, прежде чем его алкоголизм стал очевидным.
Люди начинают употреблять алкоголь или нар­котики по психологическим и социальным причинам. Они пьют, потому что это позволяет им хорошо себя чувствовать (психологические причины), потому, что пьют другие люди, потому, что это помогает им при­надлежать к определённой группе или классу, или потому, что испытывают социальное принуждение к употреблению (социальные причины).
Зависимыми люди становятся по физическим причинам. У них развивается толерантность, то есть для достижения того же эффекта им требуется боль­шее количество наркотиков. Клетки тела приспосаб­ливаются к высокому уровню содержания наркоти-
ков как к норме, и начинают функционировать нор­мально только когда наркотики присутствуют в орга­низме. Это ведёт к физической зависимости. Телу становятся необходимы алкоголь, препараты или наркотики; их отсутствие является причиной абсти­ненции, вызывающей болезненный дискомфорт.
Чем большее количество алкоголя и наркоти­ков употребляет человек, чтобы почувствовать себя лучше, тем меньше ему нужды учиться применять более эффективные способы испытывать и прожи­вать чувства, ситуации и взаимоотношения с людь­ми. Он перестаёт изучать, или забывает применять другие способы жить. Его зависимость становится психологической и социальной, также как и физичес­кой. Воздействующей на все области жизни.
АБСТИНЕНЦИЯ
Боль, появляющаяся, когда-зависимый чело­век прекращает употреблять алкоголь или наркоти­ки, называется абстиненцией. Абстиненция «био-пси-хо-социальна». Часть абстинентного страдания со­здаётся физическим ущербом и потребностью орга­нов тела в наркотиках. Часть боли вызывается реак­цией психики на потерю основного метода справлять­ся с жизнью - употребления веществ, изменяющих сознание. Часть боли социальна и вызывается отде­лением от образа жизни, сконцентрированного на зависимости.
Абстиненция имеет две стадии. Первая назы­вается стадией острой абстиненцией и длится от трёх
до десяти дней. (20) Было время, когда люди счита­ли, что боль абстиненции проходит за несколько дней. Недавние исследования, однако, указывают, что аб­стиненция долгосрочна и может длиться в течение месяцев и даже лет трезвости. (125) (108) (122) Эти долговременные состояния, называемые постабсти­нентным синдромом (ПАС) будут подробно описаны ниже.
РАЗВИТИЕ
У алкоголика развивается ряд предсказуемых признаков, вызванных употреблением алкоголя и наркотиков. (15) (17) (19) (20) Эти признаки прогрес­сируют в трёх стадиях. (17) На ранней стадии очень трудно отличить зависимое употребление от незави­симого потому, что видимых отличий немного. Одна­ко тело изменяется и приспосабливается к регуляр­ному приёму наркотиков. Главным признаком ранней стадии зависимости является увеличивающаяся то­лерантность. Это означает, что зависимые люди, мо­гут обычно употреблять всё большие и большие ко­личества алкоголя или наркотиков, при этом, не пья­нея и без вредных последствий.
РАЗВИТИЕ БОЛЕЗНИ ЗАВИСИМОСТИ
1. Ранняя Стадия - возрастающая толеран­тность и физическая зависимость
2. Средняя Стадия - прогрессирующая поте­ря контроля
> 3. Хроническая Стадия - ухудшение био-пси-хо-социального здоровья
Этим людям трудно осознать свою зависимость потому, что они «умеют обращаться» со спиртным (или марихуаной, или реланиумом). Самым ранним предупреждающим признаком зависимости и одно­временно чаще всего фактически срывающим ран­нюю диагностику, является сокрытие проблемы. В то время как большинство болезней создают немедлен­ные ухудшения в функционировании организма, эта болезнь проявляется на ранней стадии как преиму­щество, предоставляющее человеку возможность наслаждаться эйфорией от употребления наркотиков без последствий или «оплаты счетов».
Хоть и незаметно, но физическая и психологи­ческая зависимость всё время растёт и изменяется от желания употребить к потребности употреблять. Клетки печени и нервной системы изменяются таким образом, чтобы усваивать большее количество хи­мических веществ, даже большее, чем необходимо для достижения того же самого эффекта.
Увеличение количества употребляемых нарко­тиков повреждает печень, изменяет мозговую химию и, в конечном счёте, толерантность начинает сни­жаться.
Василий был поражен когда, наконец, начал лечиться. «Я не мог поверить, насколько серьёзно был болен, - говорил он.
- Проблема накрыла меня совершенно неза­метно. Изменения были такими медленными, что я никогда не осознавал, насколько разрушительной стала для меня выпивка».
Для средней стадии зависимости характерна прогрессирующая потеря контроля, поскольку чело­век больше не способен употреблять алкоголь и нар­котики в тех же количествах при этом, не пьянея и не создавая себе проблем. Неупотребление начинает причинять боль. Наркотики используются для умень­шения боли, созданной неупотреблением. Зависимый больше неспособен функционировать нормально без алкоголя и наркотиков.
Семья и друзья начинают замечать проблемы с работой, здоровьем, браком, законом и т.д. Но пока они считают, что человек лишь ведёт себя безответ­ственно. Они не знают пока, что зависимый и сам не желает создавать себе проблемы, что эти проблемы -часть его болезни. Они не понимают, что этот чело­век не может усилием воли заставить себя пить или употреблять умеренно. Единственной альтернативой продолжению накопления проблем и развитию про­цесса болезни на этой стадии является лечение и полное воздержание.
Хроническая стадия зависимости отмечена ухудшениями - физическими, психологическими, по­веденческими, социальными и духовными. Все сис­темы организма могут быть угнетены на этой стадии. Мозг, печень, сердце и пищеварительная система часто повреждены. Колебания настроения обычны, так как человек употребляет наркотики, чтобы чув­ствовать себя лучше, но неспособен поддерживать хорошие чувства. Поскольку жизнь всё более концен­трируется вокруг наркотиков, то контроля над пове­дением становится всё меньше и меньше. Дела, ме­шающие выпивке или употреблению, заброшены.
Подготовка к употреблению, употребление и выход из похмелья становятся основой жизнедеятельности зависимого человека. Во время употребления он тво­рит вещи, которых никогда бы не сделал трезвым. Во время отрезвления, он устраивает свою жизнь таким образом, чтобы защитить употребление. Он наруша­ет обещания, забывает обязательства, лжёт много и часто - делает всё во имя продолжения употребле­ния. Обычна изоляция. Друзья и знакомые, отдаля­ются, потому что поведение зависимого становится смущающим или оскорбительным. Его жизнь полно­стью подчинена потребности употреблять. Поведе­ние, ориентированное на поиск и употребление нар­котиков, становится образом жизни.
ФУНДАМЕНТ ОТРИЦАНИЯ
1. Ранняя Стадия - несколько заметных про­блем.
2. Средняя Стадия - проблемы не связывают­ся с употреблением.
3. Хроническая Стадия - слишком болен, что­бы думать рационально.
ИЛЛЮЗОРНОЕ МЫШЛЕНИЕ
Зависимость - хроническая болезнь. Она раз­вивается постепенно и позволяет зависимым людям приспособиться к себе так, чтобы некоторое время они могли продолжать функционировать даже буду­чи больными. Поскольку они не знают, что, разнооб­разно компенсируясь, приспосабливаются к своей
болезни, то способны отрицать, что болеют уже дол­гое время. Отрицание болезни усиливается невро­логическими ухудшениями, искажающими действи­тельность - провалами памяти, создающими в ней слепые пятна, и воздействием опьянения на воспри­ятие и оценку ситуации. Отрицание болезни - часть болезни.
Зависимый человек отрицает существование зависимости, потому что на ранней стадии не имеет­ся никаких физических или поведенческих проблем; проблемы средней стадии кажутся никак не связан­ными с его употреблением; а в хронической стадии мышление ослаблено и суждения искажены. Отри­цание блокирует мотивацию к выздоровлению, мас­кируя болезненную действительность жизни, пойман­ную в цикл боли, отрицания и употребления алкого­ля/наркотиков, из которого, кажется, нет выхода. (62) (63) (66)
ЦИКЛ ЗАВИСИМОСТИ
Описанное ниже - это цикл зависимости, ве­дущий зависимого человека в смертельную западню. Давайте поближе взглянем на этот цикл и на то, что случится с Вами, если Вы в него попадёте.
ЦИКЛ ЗАВИСИМОСТИ
1. Краткое удовольствие
2. Долгосрочная боль
3. Зависимое мышление
4. Возрастающая толерантность
5. Потеря контроля
6. Био-психо-социальный ущерб
1. КРАТКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ: Сначала Вам даётся краткосрочное вознаграждение. Употребив, Вы чувствуете себя хорошо. Существует сильная крат­косрочная выгода, заставляющая Вас считать продол­жение употребления наркотиков, или разрушитель­ного поведения желательным.
2. ДОЛГОСРОЧНАЯ БОЛЬ И ДИСФУНКЦИЯ: краткосрочное вознаграждение, в конечном счёте, сменяется долгосрочной болью. Эта боль, частично -от физической абстиненции, а частично - от неспо­собности справляться с психологическим и соци­альным состоянием без наркотиков, - является пря­мым следствием употребления алкоголя (наркотиков, лекарств).
3. ЗАВИСИМОЕ МЫШЛЕНИЕ: долгосрочная боль и дисфункция запускают зависимое мышление. Зависимое мышление начинается с навязчивых идей и компульсивных желаний. Навязчивые идеи - это непрерывные размышления о приятных эффектах употребления алкоголя'и наркотиков. Ком-пульсивные желания - это не имеющие разумных объяснений побуждения или тяга к употреблению нар­котиков, чтобы получить желаемые ощущения, даже если Вы знаете, что, в конечном счёте, это лишь при­несёт вред. Они ведут к отрицанию и рационали-зациям, чтобы позволить себе продолжать употреб­ление. Отрицание - это неспособность признать на­личие проблемы. Рационализации-это взваливание вины за возникающие проблемы, - не на употребле­ние наркотиков, - а на других людей или ситуации.
4. ВОЗРАСТАЮЩАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ: Рас­тёт без Вашего ведома, и когда это происходит, то
требуется всё большее количество наркотиков, что­бы достичь того же эффекта.
5. ПОТЕРЯ КОНТРОЛЯ: навязчивые идеи и компульсивные желания становятся настолько силь­ными, что Вы не можете думать о чём-нибудь ином. Ваши чувства и эмоции становятся искажёнными ком-пульсивными желаниями. Вы вздёрнуты и неудобно себя чувствуете до тех пор, пока, наконец, желание употребить не становится такой силы, что Вы не мо­жете ему сопротивляться. Как только Вы употребля­ете вещества, изменяющие сознание или демонст­рируете разрушительное поведение, - цикл (1-5) по­вторяется сначала.
6. БИО-ПСИХО-СОЦИАЛЫНЫЙ УЩЕРБ: В ко­нечном счёте, наносится ущерб здоровью органов Вашего тела (физическому здоровью), мышлению (психологическому здоровью), и отношениям с дру­гими людьми (социальному здоровью). Поскольку боль и напряжение усиливаются, компульсивное же­лание употребить наркотики или продемонстрировать разрушительное поведение, чтобы получить облег­чение от боли растёт. Смертельная западня захло­пывается. Вам нужно употреблять, чтобы чувствовать себя хорошо. Употребляя, Вы вредите себе физичес­ки, психологически и социально. Этот ущерб увели­чивает Вашу боль, которая, в свою очередь, увели­чивает Вашу потребность в употреблении.
ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ
Для выздоровления от зависимости необходи­мо полное воздержание. Обещания сократить часто-
ту или снизить количество употребляемых веществ, -это обещания, которые никогда не будут исполнены. Любое употребление будет активно поддерживать зависимость. Полное воздержание - необходимый первый шаг для выздоровления.
Людмила гневно протестовала против пол­ного воздержания. «Я считала, что могу управлять своим употреблением», - рассказывала она свою историю. Она сражалась за контроль в течение пяти лет прежде, чем приняла необходимость пол­ного воздержания. «Я боролась за обретение конт­роля над употреблением алкоголя и наркотиков сильнее, чем когда-либо вообще боролась за что-нибудь в жизни. И, несмотря на все мои усилия, -периодически я терпела неудачи и имела неприят­ности. Я, наконец, должна была спросить себя, по­чему контроль для меня столь важен? Ответ был прост. Потому, что я - химически зависимая и дол­жна защищать своё право на употребление любой ценой».
Однако воздержание, само по себе, - не есть выздоровление. В большинстве случаев, просто ре­шения прекратить употреблять недостаточно, чтобы получить долгосрочную трезвость и выздоровление, если это решение не сопровождается лечением со­ответствующего типа. Многие полные благих наме­рений химически зависимые люди делали честные попытки остановить употребление, но без помощи извне не достигали никакого успеха.
Первый шаг в лечении - детоксикация, удале­ние ядовитых веществ из органов тела. Признаки ос­трого абстинентного синдрома, появляющиеся, во время этого удаления, могут быть очень серьёзны. Детокс- медицинская проблема, и нужно обращать­ся к врачам. Обычный метод детоксикации состоит в замене наркотиков контролируемым препаратом и постепенном снижении его дозы, пока признаки аб­стиненции не спадут. Важно понимать, что детокси­кация не считается выполненной до тех пор, пока замещающие препараты также не будут удалены из организма. До этих пор организм человека не счита­ется свободным от наркотиков (препаратов).
Только детоксикация - не является
адекватным лечением для болезни
зависимости.
Только детокс - это не адекватное лечение. Чтобы поддерживать воздержание, потребуется на­много больше. Зависимость воздействует на все ас­пекты жизни человека. Поэтому, эта болезнь требует всестороннего лечения. Выздоровление требует дол­госрочных физических, психологических, поведенчес­ких, социальных и духовных изменений. Образова­ние - важная часть лечения. Поскольку выздоровле­ние от зависимости требует самоконтроля, то для зависимых пациентов совершенно необходимо в мак­симально возможной степени изучить свою болезнь и способы иметь с нею дело.
Индивидуальное и групповое консультирова­ние в круглосуточных или амбулаторных лечебных
программах или проживание в терапевтических со­обществах - является жизненно важными компонен­тами лечения. Задачи консультирования заключают­ся в том, чтобы облегчить развитие навыков, поддер­жания продолжительной трезвости и долгосрочного выздоровления. Поиск причин зависимости (в эмо­циональных или'семейных проблемах) обычно непро­дуктивен. Лечение, зависимости как первичной бо­лезни, а не как признака чего-то иного, сегодня счи­тается наиболее эффективным.
Программа Анонимных Алкоголиков - един­ственное наиболее эффективное лечение от алкого­лизма. При помощи Программы АА от алкоголизма поправилось больше людей, чем от любых других форм лечения вместе взятых. По этой причине учас­тие в группах АА должно стать жизненной частью любого плана трезвости у выздоравливающего алко­голика. Подобные группы самопомощи существуют и для других зависимостей.
Однако, на ранних этапах выздоровления, большинству людей требуется более обширная или более специализированная помощь, чем та, которую обеспечивают группы самопомощи. Когда человек физически болен, он нуждается в медицинском ухо­де. Некоторым людям необходимо достаточно долго находиться в безопасном окружении и поддерживать воздержание, чтобы начать выздоравливать.
Наиболее успешное лечение
зависимости объединяет принципы
Двенадцати Шагов АА
с профессиональным консультированием и
терапией.
В ходе выздоровления человек много раз стол­кнётся со специализированными проблемами. Это могут быть финансовые трудности, семейные пробле­мы, эмоциональные или психологические расстрой­ства, или поведенческие проблемы, являющиеся пря­мыми последствиями зависимости. Участие в про­граммах самопомощи обычно ослабляет их, но прак­тика показывает, что профессиональное консульти­рование и терапия помогут обеспечить помощь в ре­шении этих проблем эффективнее и быстрее. Наи­более успешные формы лечения объединяют учас­тие во встречах групп самопомощи с профессиональ­ным лечением.
Управление долгосрочными признаками абсти­ненции необходимо для поддержания трезвости. Оно включает понимание и принятие этих признаков, вли­яющих на способность запоминать, ясно мыслить и управлять чувствами и эмоциями. Оно также вклю­чает преодоление чувств позора, вины и страха су­масшествия, часто связываемых с наличием этих признаков. Оно также включает освоение навыков снижения и управления стрессом, восстановление памяти, и сбалансированную жизнь.
Трезвость существенна для хорошего здоро­вья, и хорошее здоровье существенно для трезвос­ти. Первое правило сохранения хорошего физичес-
кого здоровья выздоравливающим человеком заклю­чается в воздержании от всех веществ, изменяющих сознание. Это включает как нелегальные наркотики, так и прописанные врачом лекарства, если они не абсолютно необходимы для решения других серьёз­ных проблем со здоровьем. В этом случае они долж­ны быть очень тщательно проверены врачом и кон­сультантом по зависимости.
Хорошая пища жизненно важна для выздоров­ления. Недоедание плюс алкоголь и наркотики раз­рушали органы тела, и теперь оно должно восстанав­ливаться через сбалансированную диету. Поскольку выздоравливающие люди очень чувствительны к стрессу, им нужно избегать продуктов повышающих напряжение, типа концентрированных сладостей, кофеина и никотина. Физические упражнения важны и хорошо помогают в восстановлении и поддержании организма. Аэробные упражнения особенно выгод­ны для снижения уровня и управления стрессом. Вре­мя для расслабления должно быть включено в жизнь каждого выздоравливающего человека. Расслабля­ющие упражнения балансируют органы тела и умень­шают выработку гормонов напряжения. Игры и заба­вы также расслабляют и вносят позитивный вклад в здоровье и хорошее самочувствие.
Выздоровление требует решения семейных, рабочих и социальных проблем, созданных активной зависимостью. Оно также включает в себя развитие сети значимых социальных связей. Члены семьи дол­жны стать частью программы выздоровления. Они, также как и зависимый, пострадали от употребления наркотиков. Роли, правила и ритуалы семьи должны
быть пересмотрены и реструктурированы. Навыки общения в семье и за её пределами должны быть изучены или заново изучены в трезвости. Вся семья должна выздоравливать.
Трудно выздоравливать от зависимости без того, что Анонимные Алкоголики называют «Духов­ной Программой». Принципы АА учат, что алкоголик бессилен перед своей болезнью и не способен уп­равлять своей жизнью, пока он не примет помощи от Силы, более могущественной, чем его собственная. Жизнь, ориентированная на сохранение здоровья, вдохновляющие отношения, обязательства по отно­шению к ценностям вне себя и духовный рост, позво­ляют поддерживать долгосрочное здоровье и трез­вость. Переориентация жизни на ценности, отличаю­щиеся от употребления, является необходимой час­тью выздоровления. Образ жизни, способствующий употреблению, не способствует трезвости.
Глава III
ПОСТАБСТИНЕНТНЫЙ СИНДРОМ
Большинство людей замечают в зависимос­ти только признаки, непосредственно связанные с употреблением алкоголя и наркотиков, и совершен­но не видят признаков зависимости, имеющих мес­то уже в трезвости. Но именно последние, особен­но постабстинентный синдром (ПАС), столь ослож­няют трезвую жизнь. У 75-95% наблюдаемых выз­доравливающих алкоголиков регистрируется дис­функция мозга (150). В проведённом недавно иссле­довании указывается, что дискомфортные призна­ки длительной абстиненции (воздержания от упот­ребления), связанные с повреждениями мозга, выз­ванными алкоголем и наркотиками, часто могут способствовать срывам (141) (105).
Постабстинентный синдром - это ряд призна­ков зависимости, возникающих после периода ост­рой абстиненции. Пост означает после. Синдром значит сочетание признаков.
Синдром - сочетание признаков. Пост - после.
Постабстинентный синдром - ряд признаков зависимости, появляющих­ся после периода острой абстиненции.
Постабстинентный синдром (ПАС) представля­ет собой сочетание признаков болезни зависимости,
проявляющихся в результате воздержания от упот­ребления веществ, вызывающих зависимость. У ал­коголика эти признаки появляются на седьмой - че­тырнадцатый день от начала воздержания, при ста­билизации после периода острой абстиненции.
Постабстинентный синдром - это био-психо-социальное явление, возникающее в результате од­новременного повреждения нервной системы алко­голем или наркотиками, и психосоциального стресса от приспособления к жизни без наркотиков и алко­голя.
Выздоровление сопровождается очень силь­ным стрессом. Многим химически зависимым так и не удаётся справиться со стрессом, не прибегая к выпивке и наркотикам. Стресс обостряет дисфункцию мозга и усиливает признаки ПАС (39) (40). Степень выраженности ПАС определяется двумя факторами: степенью дисфункции мозга, вызванной зависимос­тью, и силой психосоциального стресса, испытывае­мого в процессе выздоровления. :
Как правило, интенсивность признаков ПАС достигает пика через три - шесть месяцев после на­чала абстиненции. Это поражение чаще всего обра­тимо, т.е. при условии прохождения необходимой те­рапии основные признаки со временем исчезают. Поэтому нет оснований для страха. При нормальном лечении и по-настоящему трезвом образе жизни мож­но научиться жить нормально, несмотря на повреж­дения. Однако адаптация требует времени. На вос­становление повреждённой нервной системы, как правило, уходит от 6 месяцев до 2 лет, если человек участвует в эффективной программе выздоровления.
ПРИЗНАКИ ПОСТАБСТИНЕНТНОГО СИНДРОМА
Как узнать, присутствует ли у Вас ПАС? Самы­ми характерными признаками являются трудности в решении простых жизненных задач. В их основе ле­жат шесть основных признаков ПАС. Это затрудне­ния в ясности мышления, чрезмерно эмоциональное реагирование, проблемы с памятью, нарушения сна, проблемы с физической координацией и проблемы в управлении стрессом. Неспособность решать про­стые жизненные задачи вызванная отдельными или всеми этими признаками приводит к заниженной са­мооценке. Человек чувствует себя мало на что год­ным, находится в замешательстве, ему кажется, что он «не такой, как надо». Заниженная самооценка и страх поражения мешают продуктивной и творческой жизни. Рассмотрим эти признаки ПАС, приводящие к неспособности решать простые жизненные задачи.
ВИДЫ ПРИЗНАКОВ ПАС:
1. Затруднения в ясности мышления
2. Проблемы с памятью
3. Чрезмерно эмоциональное реагирование или его отсутствие
4. Нарушения сна
5. Проблемы с физической координацией
6. Высокая чувствительность к стрессу
Затруднения в ясности мышления
Во время воздействия ПАС выздоравливаю­щий испытывает несколько видов расстройств мыш-
ления. Интеллект при этом не поражен. Просто ка­жется, что мозг иногда плохо функционирует. Он -то работает нормально, то - нет.
Наиболее распространённым признаком ПАС является неспособность сосредоточиться дольше, чем на несколько минут. Другим частым признаком постабстинентного синдрома является неспособность к абстрактному мышлению. Абстракция - это неконк­ретная идея или понятие, то, чего нельзя подержать в руках, сфотографировать или положить в ящик сто­ла. Проблемы с концентрацией усиливаются, когда речь идёт об абстрактных понятиях.
Ещё один характерный признак- ригидное (не­гибкое), повторяющееся мышление. В голове могут снова и снова прокручиваться одни и те же мысли, при этом невозможно вырваться из этого замкнутого круга рассуждений («гонок») и упорядочить свои мысли.
Проблемы с памятью
У многих выздоравливающих распространены проблемы с кратковременной памятью. Вы можете что-то услышать и понять, но через двадцать минут забыть об этом. Кто-то может дать Вам указание или поручение, Вы точно будете знать, что нужно делать, но, уйдя, вдруг обнаружите, что неточно помните или совсем забыли сказанное.
Также, иногда, во время стресса может быть трудно вспомнить важные события прошлого. Воспо­минания не исчезли, человек может легко оживить их в другое время. Человек осознаёт, что знает что-то,
но просто не может припомнить этого во время стресса.
Для алкоголички по имени Диана это стало проблемой в АА. «... Мне было трудно рассказывать о себе в АА, - рассказывает она. - Трудно было вспомнить даже то, что происходило до того, как я начала пить, не говоря уже о событиях пьяной жизни. Поэтому прилюдно изложить историю сво­ей жизни для меня - проблема. Я не помню всей сво­ей истории. Я помню, что некоторые события про­исходили, но не могу сказать, когда это было. Час­то я что-то помню, когда нахожусь одна, и на меня ничто не давит, но не помню того же, когда волну­юсь, высказываясь на собраниях...»
Расстройства памяти в период выздоровления могут затруднить освоение новых навыков и усвое­ние информации. Навыкам обучаются путём приоб­ретения знаний и расширения того, что уже знаешь. Проблемы с памятью затрудняют расширение уже известных знаний.
Чрезмерно эмоциональное реагирование или отсутствие эмоциональных реакций
Люди, испытывающие в период трезвости эмо­циональные трудности, часто слишком остро реаги­руют на разнообразные ситуации. На события, тре­бующие двух единиц эмоциональной реакции, они реагируют десятью единицами. Это всё равно, что Держать нажатой клавишу умножения на калькулято-
ре. Вы можете разозлиться по поводу, который позже покажется Вам ничтожным. Вы можете испытывать немотивированную тревогу и волнение. Когда в ре­зультате такого чрезмерного реагирования нервная система подвергается большему напряжению, чем может выдержать, происходит эмоциональное вык­лючение. В таком случае Вы испытываете эмоцио­нальное оцепенение, становитесь неспособными что-либо чувствовать. И даже если знаете, что должны что-то чувствовать, то просто неспособны на это. Одно настроение может внезапно смениться другим, по непонятным Вам причинам.
Нарушения сна
Большинство выздоравливающих испытывают проблемы со сном. Часть проблем - временные, не­которые же останутся на всю жизнь. На ранних ста­диях выздоровления наиболее распространены нео­бычные или беспокоящие сны.'Они могут мешать человеку спать достаточно времени. Но по мере уве­личения срока трезвости они становятся реже и спо­койнее.
Мераб пил время от времени. Обычно перио­ды трезвости продолжались у него по несколько месяцев. В то время, когда он не пил, у него были сны, очень мешавшие ему спать. Его жена расска­зывает: «...Мне никогда не приходило в голову, что кошмары Мераба могут быть как-то связаны с тем, пьёт он или не пьёт. Он часто в ужасе с криком вскакивал с постели. Когда мне удавалось разбудить
и успокоить его, он не мог вспомнить, что ему сни­лось, помнил лишь, что было страшно. После года трезвости ему уже редко снились кошмары. И толь­ко тогда до меня дошло, что они были связаны с употреблением алкоголя...»
Даже при отсутствии необычных снов, Вы мо­жете с трудом засыпать или постоянно просыпаться ночью. Вы можете спать по-разному: то подолгу за один раз, то в разное время суток. Некоторые из та­ких особенностей могут никогда не «нормализовать­ся», но большинство людей без особых трудностей приспосабливаются к ним.
Проблемы с физической координацией
Весьма серьёзной проблемой ПАС (хотя, воз­можно, не такой распространённой, как другие) яв­ляются трудности, связанные с физической коорди­нацией. Обычные признаки - это головокружения, нарушения равновесия, проблемы координации сис­темы глаза - руки, замедленные рефлексы. В резуль­тате возникает неповоротливость, подверженность несчастным случаям. Отсюда термин «сухое опьяне­ние». Об алкоголиках, без выпивки имеющих вид пья­ных из-за того, что они неповоротливы и спотыкают­ся, говорят как о «сухих пьяных». Окружающим ка­жется, что эти люди выпили, хотя это не так.
Чувствительность к стрессу
Трудности в управлении стрессом - наиболее сложный и мучительный элемент постабстинентного
синдрома. Выздоравливающие часто неспособны отличить ситуации малого и сильного стресса. Они могут не осознавать низких уровней стресса, а потом черезмерно реагировать, поняв, что испытывают стресс. Ситуации, которые раньше бы их не беспоко­или, могут показаться им стрессовыми; и, кроме того, реагируя, они всё принимают слишком близко к сер­дцу. Они могут действовать совершенно неадекват­но ситуации - настолько неадекватно, что потом сами удивляются собственному острому реагированию.
Дело осложняется ещё и тем, что все осталь­ные признаки постабстинентного синдрома во время сильного стресса обостряются. Существует прямая зависимость между возрастающим стрессом и сте­пенью выраженности ПАС. Они усиливают друг дру­га. Интенсивность ПАС вызывает стресс, а стресс обостряет ПАС и трудности его протекания. В перио­ды, когда стресс невелик, признаки смягчаются и даже могут исчезнуть. Если Вы хорошо отдыхаете, пра­вильно питаетесь и ладите с людьми, то, вероятно, будете чувствовать себя хорошо. При этих условиях мысли - ясные, чувства соответствуют ситуации, а память в порядке. Однако при возникновении силь­ного стресса мозг может внезапно выключиться. Мо­гут возникнуть проблемы с мышлением, чувства не соответствующие ситуации, проблемы с памятью.
Если появляется путаница и хаос в мыслях, если невозможно сосредоточиться, если возникают трудности с запоминанием и никак не справиться с проблемами, то Вам может показаться, что Вы схо­дите с ума. Это не так. Происходящее - обычный эле­мент процесса возврата к здоровью, эти признаки
обратимы при воздержании от употребления и рабо­те над своей программой выздоровления. Если не отдавать себе в этом отчёта, то у Вас могут появить­ся чувства стыда и вины, понижающие самооценку и ведущие к изоляции, что создаст стрессовую ситуа­цию и обострит ПАС. Это болезненный период, но если понимать, что с Вами происходит, он не обяза­тельно будет иметь место. По мере исцеления Ваше­го тела и психики и по мере того, как Вы научитесь понижать риск возникновения признаков постабсти­нентного синдрома, несмотря на весьма реальные возможности их возврата, также возрастают и стано­вятся возможными шансы на продуктивную и напол­ненную смыслом жизнь.
Восстановление от ущерба, вызванного зави­симостью, требует воздержания от употребления. Но сам этот ущерб затрудняет воздержание. В этом со­стоит парадокс выздоровления. Употребление алко­голя способно временно устранить признаки ущер­ба. Начав пить, алкоголик почувствует кратковремен­ное прояснение в мыслях, у него ненадолго появятся нормальные чувства и эмоции, и на некоторое время он почувствует себя здоровым. К сожалению, рано или поздно болезнь запустит механизм потери конт­роля, который вновь разрушит эти функции.
Поэтому необходимо делать всё возможное для сведения к минимуму признаков ПАС. Необходимо осознавать наличие ПАС и понимать, что Вы отнюдь не никчёмная личность и, что Вы не сходите с ума. Поскольку признаки постабстинентного синдрома зависят от стресса, нужно узнать о том, что представ­ляет из себя ПАС, и научиться способам управления
им в тот период, когда нет сильного стресса, для того чтобы быть готовым предотвратить его признаки или справляться с ними, когда стресс усилится.
Вот примеры из жизни людей с постабстинент­ным синдромом, не понимавших, что с ними проис­ходит, примеры того, как ПАС повлиял на их жизне­деятельность.
Ренат - молодой алкоголик, неженат. Пре­кратил пить в 22 года и с нетерпением смотрел в трезвое будущее, в котором перед ним открыва­лись новые возможности. Пройдя курс интенсивной терапии, он стал перестраивать жизнь на основе выздоровления. Ему страстно хотелось навер­стать время, упущенное за годы пьянства. Он на­шёл работу, поступил в институт, занялся обще­ственной работой.
Вскоре он стал замечать, что у него не ла­дится с учебой. Он обнаружил, что ему трудно там, где раньше всё было легко и понятно. Появились трудности в денежных делах; а когда люди, кото­рые были к нему небезразличны, пытались помочь ему разобраться, его охватывала паника и расте­рянность. В.голове роились мысли, но он не мог привести их в порядок. «...Когда работница отде­ла финансовой помощи института стала говорить со мной о пособиях, кредитах, процентах, формах, которые нужно заполнить, я так запутался и рас­терялся, что перестал воспринимать её слова. В голове у меня всё пошло кругом, захотелось сбе­жать. Я встал и ушёл, так и не написав заявления о финансовой помощи...»
В отчаянии, боясь, как бы не запить, Ренат «удрал». Вместо анализа того, что нужно изменить в жизни и в чём искать поддержку, он всё бросил. Он уволился с работы, ушёл из института, перестал заниматься общественной работой. Он съехал с квартиры и переселился к родственнику, чтобы «прийти в норму». Эти действия создали новые проблемы, решать которые становилось всё труд­нее и труднее. Пока Ренат не обратился к консуль­танту и не научился некоторым способам управле­ния личными признаками постабстинентного син­дрома, он считал, что у него нервный срыв, в то время как на самом деле это был ПАС.
Тамара устроилась на новую работу вскоре после прохождения начального этапа выздоровле­ния. Она была уверена, что сможет освоить рабо­ту и выполнять свои новые обязанности. Она без труда поняла разъясняемые ей должностные инст­рукции. Но спустя короткое время, попытавшись справиться с некоторыми задачами самостоятель­но, она не смогла вспомнить, как это делается. Она стеснялась лишний раз попросить о помощи, т.к. считала, что должна уметь справляться с такими простыми задачами самостоятельно. Часто она допускала ошибки, пытаясь, сама разобраться в том, что надо делать.
Появилось чувство сильной тревоги; по мере нарастания стресса всё хуже становилась память. Кроме того, ей стало трудно сосредоточиться, когда ей что-либо объясняли. Она смущалась, а чув­ство тревоги росло. «.. .Я не могла понять, что со
мной происходит, - жаловалась она. - Я знала, что способна справиться с работой. Но чем больше я старалась, тем хуже становилось. Я чувствовала, что попала в тупик, очень расстраивалась и не зна­ла, куда обратиться за помощью...»
Возникли, серьёзные трудности, и Тамара потеряла работу. Её мучил вопрос, как такое мог­ло случиться, и оценка своих реальных способнос­тей у неё значительно снизилась.
ТИПЫ ПРОТЕКАНИЯ ПОСТАБСТИНЕНТНОГО СИНДРОМА
Признаки постабстинентного синдрома у раз­ных людей выражаются по-разному. Они различают­ся по степени серьёзности, частоте и длительности. У одних признаки одни, у других - другие, у третьих они отсутствуют вовсе (126) (141).
Через какое-то время ПАС может нормализо­ваться, может произойти ухудшение, может не про­исходить никаких изменений, или признаки могут по­являться и исчезать. В случае нормализации состоя­ния человека по прошествии некоторого времени го­ворят о регенеративном ПАС. В случае ухудшения состояния ПАС называют дегенеративным. Если изменений не происходит, ПАС называется стабиль­ным, а при появляющихся и исчезающих признаках, говорят о периодическом ПАС.
 


 


 

РЕГЕНЕРАТИВНЫЙ ПАС
ДЕГЕНЕРАТИВНЫЙ ПАС
СТАБИЛЬНЫЙ ПАС
ПЕРИОДИЧЕСКИЙ ПАС

Без изменений
Появляющиеся и исчезающие признаки
При регенеративном ПАС со временем проис­ходит улучшение. Чем дольше человек остаётся трез­вым, тем менее выраженными становятся признаки. Людям с регенеративным ПАС выздоравливать лег­че, т.к. мозг быстро приходит в норму.
При дегенеративном ПАС всё происходит на­оборот. С увеличением периода трезвости состояние лишь ухудшается. Это может происходить даже в том случае, если человек посещает AA и/или работает по какой-либо программе выздоровления. Наличие де­генеративного ПАС, как правило, означает высокую вероятность последующих срывов. Трезвость стано­вится настолько болезненной, что человеку хочется убрать свою боль с помощью алкоголя или наркоти­ков. Он не выдерживает физически или эмоциональ­но или совершает самоубийство, чтобы прекратить страдания.
У лиц со стабильным ПАС признаки при выз­доровлении долго остаются на одном уровне. Могут быть дни некоторого обострения или смягчения при­знаков, но в основном изменений почти не происхо­дит. Большинство таких выздоравливающих испыты­вают сильное разочарование - они думали, что чем дольше будут оставаться трезвыми, тем лучше будут себя чувствовать. Набрав достаточный срок трезво­сти, многие приобретают навыки управления этими признаками.
При периодическом ПАС признаки появляют­ся и исчезают. Сначала у людей с периодическими признаками они протекают по схеме регенеративно­го ПАС. Другими словами, наблюдается быстрое улуч­шение состояния. Но, спустя какое-то время, эпизо­ды ПАС периодически возвращаются, некоторые мо­гут быть довольно острыми. У некоторых со време­нем эти эпизоды становятся всё короче, снижается их интенсивность и увеличивается промежуток меж­ду ними - в конце койцов, они могут исчезнуть совер­шенно. У других такие эпизоды периодически быва­ют в течении всей жизни.
Этими типами описываются люди, не проходив­шие терапии ПАС, не умеющие управлять его при­знаками и предупреждать их появление. В традици­онном лечении этими признаками не занимаются, так как до недавнего времени их не признавали. Если Вы знаете, что нужно делать и хотите делать это, деге­неративный ПАС можно превратить в стабильный, стабильный в регенеративный, а регенеративный - в периодический ПАС.
Наиболее распространённым типом ПАС яв­ляется регенеративный, со временем превращаю­щийся в периодический. Сначала постепенно стано­вится лучше - и, в конце концов, признаки исчезают, а затем ПАС возвращается и вновь исчезает. Первый шаг заключается в том, чтобы привести признаки ПАС в состояние ремиссии. Это значит взять их под конт­роль, чтобы не испытывать их в настоящий момент времени. Следующая задача - сократить частоту их появления, длительность эпизодов и смягчить остроту признаков. Следует помнить, что даже тогда, когда Вы не чувствуете признаков ПАС, тенденция к их воз­вращению существует всегда. Необходимо выстро­ить сопротивление им - страховку, снижающую риск срыва.
УПРАВЛЕНИЕ ПРИЗНАКАМИ ПАС
Чем меньше Вы делаете для того, чтобы укре­питься против воздействия эпизодов постабстинент­ного синдрома, тем слабее Ваше сопротивление им. Это как с прививкой от столбняка. Чем больше вре­мени проходит с момента последней прививки, тем выше риск серьёзно заболеть, если порезаться обо что-то ржавое. Риск возникновения признаков постаб­стинентного синдрома обычно повышается, если че­ловек не заботится о себе и не работает по програм­ме выздоровления. Если Вы хотите выздоравливать без срывов, Вам нужно осознавать возникающие в Вашей жизни стрессовые ситуации, способные уве-Ггичить риск проявления ПАС.
Поскольку Вам не избежать стрессовых ситуа­ций в жизни, то нужно подготовиться к тому, чтобы справляться с ними, когда они будут возникать. Че­ловек полностью теряет контроль над собой не из-за самой ситуации, а из-за своей реакции на неё.
Так как стресс приводит в действие и усилива­ет признаки постабстинентного синдрома, то ПАС можно контролировать, научившись управлению стрессом. Можно научиться определять источники стресса и развить навыки принятия решений и пре­одоления трудностей, что поможет снизить уровень стресса. Правильное питание, физические упражне­ния, размеренный образ жизни и позитивный на­строй - всё это играет важную роль в управлении ПАС. В качестве одного из инструментов восстанов­ления правильной работы мозга и снижения стресса можно использовать релаксацию.
Стабилизация
Если у Вас присутствуют признаки постабсти­нентного синдрома, необходимо как можно скорее взять их под контроль. Вот несколько предложений, которые помогут Вам осознать происходящее и пре­рвать протекание признаков ПАС прежде, чем они успеют выйти из-под контроля.
Вербализация: Начните говорить с людьми, которые не станут обвинять Вас, критиковать или преуменьшать серьёзность ситуации. (Например, за­являть Вам нечто наподобие: - «Иди торчи», или -«Не парься», «Ничего страшного» и т.д.) Вам необхо-
димо говорить о том, что с Вами происходит. Это по­может реалистичнее взглянуть на положение дел. Вы сможете вывести неосознаваемые внутренние при­знаки ПАС на уровень их осознания. Кроме того, Вы получите поддержку людей, на которых при необхо­димости сможете положиться.
Выговаривание: Как можно полнее выражай­те свои мысли и чувства, даже если они кажутся Вам абсурдными и необоснованными.
Проверка реальности: Постарайтесь узнать, разумны ли Ваши слова и поведение для людей со стороны. Ваше восприятие происходящего может очень сильно расходиться с действительностью.
Решение проблем и постановка целей: Что
Вы собираетесь предпринять прямо сейчас по пово­ду происходящего с Вами? Вы можете принять реше­ние о действиях, которые изменят ситуацию.
Анализ прошлого: Обдумайте какой-нибудь эпизод, случившийся с Вами ранее. Можете ли Вы определить, с чего он начался? Что могло бы вовре­мя остановить его? Вспомните о других случаях, ког­да у Вас появлялись признаки ПАС. Что было причи­ной их появления? Что положило конец их протека­нию? Можно ли было найти другие способы решения проблемы, более эффективные и быстрые?
Образование и восстановление способностей
„ Получение новых знаний о зависимости, выз­доровлении и признаках постабстинентного синдро­ма помогает снизить тревожность, смягчить чувство вины, растерянности, которые обычно приводят к стрессу и обострению признаков ПАС. Как выздорав­ливающему человеку, Вам необходима информация для осознания того, что проявление этих признаков во время выздоровления - нормальное явление.
Кроме того, Вам нужно овладеть навыками уп­равления стрессом, чтобы знать, как прерывать и контролировать стресс и признаки ПАС при их появ­лении. Восстанавливая способности, можно улучшить память, научиться лучше, концентрироваться и ясно мыслить. Восстановление способностей предполага­ет тренировку некоторых навыков в безопасном ок­ружении и доверительной атмосфере. Сюда входит приобретение умения не браться за несколько дел сразу, решать проблемы по мере-их поступления, не перегружаясь. Вы также учитесь записывать то, что нужно запомнить, и задавать вопросы, если Вам что-то неясно.
Когда человек больше узнаёт о постабстинен­тном синдроме, узнаёт, чего можно ожидать, и не ре­агирует на его признаки слишком сильно, увеличива­ется его способность жить полноценно и плодотворно.
Поведение, направленное на собственную защиту
В конечном счёте, Вы сами в ответе за защиту самих себя от всего того, что может угрожать Вашей
трезвости или инициировать признаки постабстинен­тного синдрома. Снижение стресса, вызванного при­знаками постабстинентного синдрома и одновремен­но способствующего их усилению, должно иметь для Вас первостепенное значение. Вы должны научить­ся поведению, которое защитит Вас от стресса, под­вергающего опасности Вашу трезвость. Такое пове­дение, направленное на собственную защиту, должно помочь Вам утвердиться в том, что Вам не­обходимо, и не позволять другим людям или ситуа­циям спровоцировать у Вас реакции, не полезные для Вашей трезвости.
Для того, чтобы защититься от ненужного стресса, необходимо прежде всего определить для себя пусковые механизмы стресса, т.е. ситуации, спо­собные вызвать у Вас чрезмерно сильную реакцию. Затем нужно научиться изменять эти ситуации, избе­гать их, изменять свои реакции или прерывать их прежде, чем они выйдут из-под контроля.
Питание
То, как Вы питаетесь, оказывает большое вли­яние на уровень испытываемого Вами стресса и Вашу способность справляться с признаками постабсти­нентного синдрома. Плохое здоровье само по себе увеличивает стресс, а неправильное питание ухуд­шает здоровье. Вы можете плохо питаться из-за того, что у Вас нет правильного распорядка приёма пищи, или из-за того, что Ваш организм, повреждённый ал­коголем или наркотиками, не способен усваивать по­глощаемые Вами питательные вещества (188).
Воздержание от употребления алкоголя и нар­котиков приносит некоторое улучшение. Но самого по себе воздержания недостаточно для перестройки тканей повреждённого организма и поддержания хо­рошего здоровья. Следует постоянно придерживать­ся новой регулярной диеты (187). В ежедневном пи­тании должно быть сбалансировано потребление овощей, фруктов, углеводов, белков, жиров и молоч­ных продуктов. Для того, чтобы понять, сколько ка­лорий и какое количество каждого вида продуктов Вам необходимо каждый день, обратитесь к диетологу.
ДИЕТА ДЛЯ ВЫЗДОРАВЛИВАЮЩИХ
- Трехразовое хорошо сбалансированное питание-
- Трехразовая лёгкая закуска -
- Исключение сахара и кофеина -
Голод вызывает стресс. Постарайтесь так спла­нировать питание, чтобы не пропускать времени еды и периодически хорошо перекусывать. Откажитесь от сладостей, выпечки, сладких напитков, чипсов и дру­гих высококалорийных и малополезных продуктов. Особенно следует избегать продуктов, вызывающих стресс, таких как концентрированные кондитерские изделия и кофеин. И то, и другое вызывает одинако­вые химические реакции в организме, порождающие тревогу или перевозбуждение. Концентрированные сласти - конфеты, желе, сиропы, сахаросодержащие напитки - ненадолго «бодрят», но где-то, через час-полтора Вы почувствуете обратный эффект- нервоз­ность и раздражительность. Помните, что перекусы­вать между завтраком, обедом и ужином нужно для
того, чтобы побороть усталость и нервозность. Пита­тельная лёгкая закуска поможет утолить голод и из­бежать тяги к сладостям.
Валентина, выздоравливающая алкоголичка, объедалась по ночам мороженым. Она часто гово­рила о тяге к мороженому и считала, что, поедая его, понижает тягу к алкоголю. Утром она всегда чувствовала вялость и раздражение. В течение дня стресс усиливался до тех пор, пока она не притуп­ляла его мороженым. Когда консультант предло­жил ей исключить мороженое из диеты, она поня­ла, что не может обходиться без него. Вместе с консультантом они проанализировали её питание, и оказалось, что она не завтракает и недостаточ­но питается в течение дня. Она согласилась по­пробовать следовать сбалансированной диете и попытаться исключить из неё мороженое. Вскоре она увидела, что в результате сбалансированного и регулярного питания, с питательной лёгкой за­куской между завтраком, обедом и ужином, её тяга к мороженому исчезла, и Валентина вполне смогла обходиться без него.
Кофеин также вызывает нервозность и беспо­койство. Кроме того, он мешает сосредоточению и засыпанию. Отсутствие сна и нерегулярный сон вы­зывают раздражительность, угнетённость, тревож­ность (96) (101).
Физические упражнения
Физические упражнения помогают восстанов­лению организма и его правильному функциониро­ванию; кроме того, они снижают стресс. Благодаря физическим упражнениям в мозгу образуются веще­ства, способствующие хорошему самочувствию. Эти вещества являются естественными транквилизатора­ми, смягчающими боль, тревожность и напряжение (45) (46).
Разные виды упражнений полезны по различ­ным причинам. Упражнения аэробного класса, а так­же упражнения на растяжку, вероятно, наиболее по­лезны для выздоровления. Упражнения на растяжку помогают сохранить гибкость тела и ослабить мышеч­ное напряжение. Аэробика - это ритмичные и энер­гичные упражнения для больших мышц. При аэроб­ных упражнениях пульс должен увеличиваться до 75% от максимальной частоты сокращений сердца и ос­таваться на этом урбвне не менее 20-30 минут.
Мы рекомендуем регулярно делать аэробные упражнения. Это могут быть бег, плавание, прыжки через скакалку, езда на велосипеде или посещение занятий по аэробике. Сюда можно отнести и танцы, но помните, что движения должны быть энергичными.
Многие выздоравливающие говорят о большом значении физических упражнений для снижения ин­тенсивности признаков ПАС. После занятий ими люди чувствуют себя намного лучше, им легче сосредото­читься, улучшается память, увеличивается работос­пособность.
Выберите для себя такую форму упражнений, которая будет доставлять Вам удовольствие и кото­рую Вы бы не бросили. Многие врачи и книги о здо­ровье предлагают заниматься три-четыре раза в не­делю, но мы рекомендуем выздоравливающим уде­лять этому время каждый день, потому что это очень важно для снятия стресса. День без занятий станет днём, когда Вы сами и никто другой лишили себя спо­соба расслабиться, повысить работоспособность и получить заряд энергии.
Релаксация
Существуют способы быстрого снижения испы­тываемого стресса и избавления от него в тех случа­ях, когда Вы не можете изменить ситуацию или бо­лее эффективным методом справиться со стрессом в каждодневной жизни. Смех, игры, музыка, анекдо­ты, фантазирование, чтение, массаж- вот некоторые из разновидностей естественного снижения стресса (174).
Игра - необходимая форма релаксации, кото­рую часто обходят вниманием. Трудно дать опреде­ление игры, потому что здесь главное не то, что Вы делаете, а то, как Вы это делаете. Мы все нуждаемся в веселье, смехе, в том, чтобы побыть детьми, почув­ствовать себя свободными. Для естественного сни­жения стресса можно использовать и другие «развле­чения». Походите на массаж, попробуйте принимать ароматические ванны с пеной, ходить на прогулки в одиночестве или в обществе друга.
Одним из способов расслабления тела и ума, способствующим снижению стресса и появлению чув­ства благополучия, является глубокая релаксация. Этот метод восстанавливает баланс в организме и снижает выделение гормонов стресса. При расслаб­лении происходит нечто противоположное реакции «драться или спасаться». Когда Вы расслабляетесь, мышцы становятся тяжёлыми, температура тела по­вышается, частота дыхания и пульс замедляются. Мышца не может одновременно быть расслабленной и напряжённой. Напряжение не может сохраняться при физической релаксации. Техникам расслабления тела можно научиться. Правильное применение ре­лаксации может снизить или смягчить дистресс, выз­ванный нарушениями процесса мышления и эмоци­онального процесса и нарушениями памяти, снизить чувствительность к стрессу.
Существует множество упражнений на релак­сацию. Можно найти книгу с изложением упражнений или купить кассету с°их записью.Вь\ можете принять удобное положение, закрыть глаза и повторять про себя какое-нибудь приятное Вам слово или фразу. Можно представить себя в успокаивающей обстанов­ке, например, у тихого озера или на зелёном лугу. Выберите метод, который позволит Вам расслаблять­ся и почаще пользуйтесь им. Вы обнаружите, что это полезное средство снижения стресса и достижения душевного покоя и умиротворения (40).
Духовность
Духовность - это активная связь с Силой, боль­шей, чем Вы, придающей Вашей жизни смысл и цель. Работая по духовной программе, Вы сознательно и активно пытаетесь стать частью Чего-то более мас­штабного, великого и сильного, чем Вы сами.
Вера в Высшую Силу выводит Вас из центра вселенной и приносит душевный покой и умиротво­рение, давая осознание существования Силы, не ог­раниченной Вашими слабостями и пределами. Путём духовного развития Вы можете получить новую уве­ренность в своих способностях и новую надежду. Именно с помощью программы духовного развития Вы можете с надеждой и позитивным настроем смот­реть в будущее.
Работая над своей духовностью, важно пользо­ваться принципами Программы АА. Сообщество АА даёт рекомендации по «укреплению сознательного контакта с Богом, насколько мы Его понимали». Для этого не обязательно, чтобы у Вас был какой-то кон­кретный образ Бога. Но Вы должны быть открыты идее о возможности существования Высшей Силы и должны быть готовы пробовать найти связь с этой Силой. Жизнь необходимо организовать так, чтобы каждый день побыть одному для общения со своей Высшей Силой. Важно, проанализировав свои цен­ности и заглянув внутрь себя, определить, живёте ли Вы в согласии с этими ценностями.
Духовная дисциплина - сознательно избирае­мый образ действий. Многим выздоравливающим дисциплина неприятна. Они долго жили жизнью, в
которой немедленно удовлетворялись все страсти, дисциплина же прямо противоположна этому. Цель духовной дисциплины - освобождение от рабства потакания своим желаниям. Духовная дисциплина включает в себя молитву и медитацию, духовное брат­ство и регулярный контроль своего духовного роста.
Сбалансированная жизнь
Сбалансированный образ жизни означает био-психо-социальную гармонию Вашего существования. Он означает, что Вы здоровы физически и душевно, и что у Вас здоровые отношения. Он означает Вашу духовную целостность. Он означает, что Вы больше не сосредоточены лишь на одной из сторон Вашей жизни. Он означает, что Вы живёте ответственно, уде­ляя время работе, семье, друзьям, своему собствен­ному росту и выздоровлению. Он означает, что Вы позволили Высшей Силе действовать в Вашей жиз­ни. Это здоровый образ жизни.   ;
Это означает, что найден баланс между рабо­той и игрой, между выполнением своих обязаннос­тей перед другими и потребностью в самореализа­ции. Это максимально возможное приближение к Ва­шему оптимальному уровню стресса, достаточному для здорового существования, но не перегружающе­му Вас до того, что результат Вашей деятельности становится обратным её цели. При сбалансирован­ном образе жизни происходит отказ от немедленного удовлетворения всех своих желаний в обмен на со­держательную и наполненную смыслом жизнь.
Сбалансированная жизнь предполагает забо­ту о здоровье, ведущую к правильному функциони­рованию организма. Если питанию, отдыху, физичес­ким упражнениям уделяется достаточно внимания, -то Вы энергичны, умеете справляться со стрессом, получаете свободу от болезней и страданий, побеж­даете усталость, восстанавливаете повреждённый организм.
Избавление от физической боли даёт возмож­ность психологического развития. Когда Вы хорошо себя чувствуете, Вам легче думать о своих жизнен­ных позициях и ценностях и работать над устранени­ем отрицания, чувства вины и гнева. Сбалансирован­ная жизнь предполагает совершение поступков, на­правленных на развитие уверенности в себе, повы­шение самооценки, при этом человек учится любить себя.
Для сбалансированного образа жизни нужно сильное социальное окружение, которое обучало бы Вас и поощряло здоровый образ жизни, направлен­ный на выздоровление. Здоровое сообщество даёт чувство сопричастности. В нём существуют отноше­ния, при которых Вы чувствуете себя важной частью целого. Сюда относятся члены семьи, друзья, род­ственники, коллеги, консультанты, работодатели, уча­стники групп самопомощи и наставники.
Даже по прошествии двух лет трезвости, Владимир время от времени испытывал трудности с запоминанием, становился раздражительнее, чув­ствовал тревогу, слишком остро реагировал на малейшие разногласия в семье и с друзьями, его
захлестывала путаница мыслей и эмоций. Его жена заметила, что эти признаки чаще возникали по суб­ботам. Почему именно по субботам? В эти дни он обычно спал дольше, проснувшись, выпивал две чаш­ки кофе. Из-за того, что, встав, он чувствовал себя раздраженным, он стал пораньше уходить к своему спонсору из АА. Вместе они сидели за кофе с пончи­ками, курили трубки, разговаривали. Визит закан­чивался вскоре после полудня, и Владимир приходил домой к обеду к половине второго - двум. Если кто-то из детей забывал убрать с дорожки велосипед или жена слишком долго разговаривала по телефо­ну, он в сердцах уходил из дома. Оставшаяся часть дня была потеряна из-за «синдрома субботы», как это стали называть в семье.
Владимир попробовал действовать по-друго­му - может быть, его реакции как-то изменятся. Проснувшись утром, вместо кофе он стал пить апельсиновый сок. Это помогло, и он попробовал начать завтракать". Это помогло ещё больше. Со спонсором они стали пить кофе без кофеина, пон­чики были забыты. Домой он стал возвращаться, так чтобы оставалось время и пообедать, и поза­ниматься физически. Наконец, он ощутил потреб­ность после обеда побыть вместе с семьей. Все изумлялись - «синдрома субботы» и след простыл.
Глава IV
ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ И ЧАСТИЧНОЕ ВЫЗДОРОВ­ЛЕНИЕ
Хотя болезнь зависимости и можно дер­жать под контролем, она не поддаётся оконча­тельному излечению. Всегда присутствует ве­роятность срыва. Если не принять долгосроч­ных мер по контролю заболевания, может про­изойти срыв.
Первой задачей выздоровления для алкоголи­ка является признание того факта, что он болен раз­рушительной, смертельно опасной болезнью, связан­ной с употреблением алкоголя или других веществ, изменяющих сознание. Алкоголик должен признать наличие у себя заболевания, подрывающего его спо­собность оставаться трезвым и продуктивно жить.
После такого признания встаёт вторая задача выздоровления - воздержание от употребления. Не­обходимо полное воздержание. Оно означает, что этому человеку нельзя принимать алкоголь и нарко­тики ни в какой форме, так же как и снотворные, ус­покаивающие, или иные вещества, изменяющие со­знание.
Третья задача - признание необходимости ежедневной работы над программой выздоровления, дающей поддержку и помогающей день за днём ос­таваться трезвым.Выздоровление от болезни зави­симости -длительный процесс. В недавно опублико-
ванном исследовании указывается, что в среднем выздоравливающему алкоголику для возвращения к нормальной жизни необходимо восемьдесят лет. Для решения самых серьёзных проблем, вызванных за­висимостью, требуется от двух до трёх лет. Для пол­ного решения застарелых проблем, связанных с об­разом жизни, нужно от восьми до десяти лет (117).
Выздоровление-эволюционный процесс. Это означает, что оно представляет собой процесс роста и развития, с решением сначала базовых, а потом всё более сложных задач выздоровления. Это дви­жение от абстиненции (прекращения употребления алкоголя и наркотиков) к трезвости (умению при­способиться к жизни без алкоголя и наркотиков), за­тем к комфортной жизни (умению чувствовать себя комфортно без употребления) и, наконец, к продук­тивной жизни (умению выстраивать наполненный смыслом трезвый образ жизни).*
Для простоты процесс выздоровления можно разделить на шесть эволюционных периодов (174). У каждого эволюционного периода есть своя перво­очередная цель. Периоды выздоровления и их пер­воочередные цели перечислены ниже:
Эволюционный период                       Цель
1. Переходный этап               Признание болезни
2. Стабилизация                     Преодоление острой
" Все ссылки см. в Библиографии - Эволюционная модель выздоровления
абстиненции и осознание мотивационного кризиса
3. Ранняя фаза выздоровления
4. Средняя фаза выздоровления
5. Зрелая фаза выздоровления
6. Поддержание здорового образа
В эволюционной модели выздоровления (ЭМВ) предполагается, что успешное выздоровление зави­сит от выполнения конкретных задач в определён­ном порядке. Не выполнив некоторых предыдущих задач выздоровления, Вы останетесь неподготовлен­ным к решению более сложных последующих задач. Важно помнить, что выздоровление - процесс очень индивидуальный. Не существует двух совершенно одинаково выздоравливающих людей. То, что мы описываем, в этой книге следует рассматривать лишь как общие принципы, а не законченную картину Ва­шего выздоровления. Эволюционные периоды выз­доровления рассматриваются нами именно в этом контексте.
Принятие зависимости. Приспособление к жизни без употребления
Сбалансированный образ жизни
Изменение личности

 
Схема 1: Процесс выздоровления.
По мере продвижения человека через нормаль­ные эволюционные этапы выздоровления начинает­ся частичное выздоровление.
ПЕРЕХОДНЫЙ (ДОЛЕЧЕБНЫЙ) ЭТАП
Первоочередной задачей переходного этапа является признание у себя болезни зависимости. Вы должны осознать, что потеряли способность контро­лировать употребление алкоголя или наркотиков и из беспроблемного потребителя, превратились в зави­симого алкоголика (наркомана) (170).
В этот период, наученные последствиями сво­его нетрезвого поведения, Вы приходите к выводу, что не можете безопасно употреблять алкоголь и нарко­тики. Понимание приходит по мере того, как усилива­ются проблемы, связанные с пристрастием к употреб­лению. Проблемы становятся всё серьёзнее, и Вы пытаетесь контролировать употребление (174). Вы можете менять водку на вино, а вино на пиво. Вы можете прибегать к другим наркотикам, таким как марихуана или амфетамины для нейтрализации опь­яняющего действия алкоголя. Когда они не помога­ют, Вы пробуете некоторое время не пить, чтобы до­казать себе, что способны контролировать употреб-
ление (177). В конечном счёте, признав поражение, Вы, осознаёте, что являетесь наркоманом или алко­голиком, не способным контролировать употребле­ние.
Важно понимать, что понятие «переходный этап» применяется для описания внутреннего процес­са, проходящего у химически зависимого. Этот про­цесс может проходить до, во время, а иногда прохо­дит и после того, как человек формально пройдёт ле­чение. Так, например, человек может быть подверг­нут принудительному лечению за вождение автомо­биля в состоянии опьянения задолго до того, как он признает, что у него есть проблемы с выпивкой. При­знание своей зависимости, приходящее к человеку в результате лечения, является для этого человека ча­стью переходного этапа.
ПЕРЕХОДНЫЙ ЭТАП: На основании по­следствий употребления Вы осознаё­те, что не можете без риска употреб­лять вещества, вызывающие привы­кание.
ЭТАП СТАБИЛИЗАЦИИ
Главной целью этапа стабилизации является возвращение контроля над мыслями, эмоциональны­ми процессами, суждениями и поведением. Нельзя сказать, что стабилизация наступила до тех пор, пока Вы не сможете ясно мыслить, определять и осозна-
вать свои чувства, запоминать слова и события, вы­носить правильные суждения и контролировать своё поведение. Стабилизация включает выздоровление от острой абстиненции и тяжёлых признаков постаб­стинентного синдрома (ПАС). Она также включает в себя преодоление мотивационного кризиса, ставше­го стимулом к началу лечения. В неё входит и реше­ние других острых физических и психосоциальных проблем, способных подвергнуть опасности процесс выздоровления на ранней фазе. Во время стабили­зации прерывается схема зависимого употребления; берутся под контроль признаки острой абстиненции, а так-же немедленно возникающие тяжёлые призна­ки постабстинентного синдрома, решаются пробле­мы физического здоровья, связанные с зависимос­тью, а также преодолевается основной жизненный кризис, вызвавший кризис мотивации.
СТАБИЛИЗАЦИЯ: Восстановление кон­троля над процессами мышления, эмо­циональными процессами, памятью, суждениями и поведением.
РАННЕЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ
На фазе раннего выздоровления главной це­лью является принятие болезни зависимости и при­обретение навыков жизни без наркотиков и алкого­ля. Возвращению к здоровью способствует восста­новление после серьёзных физических и психосоци-
альных поражений, вызванных зависимостью. Этот период в значительной степени опирается на струк­турированную программу выздоровления, которая защитит Вас от чрезмерных стрессов каждодневной жизни. За это время Вы начнёте ценить трезвую жизнь.
Структурированная программа выздоровления позволяет выделить время на лечение физических недугов. Для смягчения признаков постабстинентно­го синдрома составляется программа правильного питания и управления стрессом. Проводится терапия сопутствующих физических заболеваний.
В структурированной программе выздоровле­ния создаётся среда, в которой Вы и Ваша семья смо­жете получить знания о химической зависимости и выздоровлении. С помощью этой среды можно со­ставить собственную оценку характера и серьёзнос­ти Вашей зависимости и способов поведения, сопро­вождающих зависимость. Эта среда помогает осоз­нать и принять зависимость, вытекающие из неё жиз­ненные проблемы, а также начать их решать.
Структурированная программа выздоровления рассчитана на определённый срок. Её длительность может быть разной в зависимости от степени зависи­мости, состояния здоровья и уровня психосоциаль­ных проблем. Её цель состоит в том, чтобы научить Вас жить при помощи программы выздоровления на столько нормально, насколько это возможно. Если Вы сломали ногу, то Вам на время необходим гипс, что­бы ограничить вредящие движения и создать уело вия для лечения. Если в результате болезни зависи мости повреждены и личность, и образ жизни, то
структурированная программа выздоровления необ­ходима, чтобы снизить ненужный стресс и не уйти в сторону от процесса выздоровления. После этого начального этапа выздоровления полное воздержа­ние, трезвость и продуктивную жизнь можно поддер­живать с помощью гораздо менее ограничивающей программы выздоровления, чем той, которая требу­ется на этапах стабилизации и раннего выздоров­ления.
РАННЯЯ ФАЗА ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ: При­нятие зависимости как болезни и об­ретение способности жить без нарко­тиков и алкоголя.
СРЕДНЯЯ ФАЗА ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ
Первоочередной целью среднего периода выз­доровления является изменение образа жизни. Пока болезнь набирала силу, у Вас сложился образ жизни, основанный на зависимости, образ жизни, требую­щий употребления вызывающих привыкание ве­ществ, для того, чтобы справляться с вызванным за­висимостью стрессом. На ранних этапах выздоров­ления на смену этому зависимому образу жизни при­шла структурированная программа выздоровления, разработанная специалистами по терапии, которые помогли Вам начать выздоровление. На среднем эта­пе выздоровления задача состоит в постепенной
выработке нормального, сбалансированного образа жизни на основе трезвости.
Вы чувствуете себя хорошо и стабильно, Вы завершили вопрос принятия своей зависимости. Вы уже готовы к тому, чтобы сократить количество вре­мени, посвящаемого терапии, и начать нормальную жизнь. Фокус внимания смещается теперь с воздер­жания от употребления на вопросы нормальной жиз­ни, работы и семьи.
Для Вас, как для зависимой личности, нормаль­на возможность сформировать образ жизни, основан­ный на зависимости, несмотря на то, что теперь Вы больше не употребляете алкоголь или наркотики. Это происходит путём замены первоначальной зависимо­сти на другие. Цель этапа состоит в том, чтобы найти сбалансированный образ жизни, свободный от одер­жимости и основанный на ценностях и деятельности, ориентированных на трезвость.
Сбалансированная жизнь включает в себя ак­тивную программу выздоровления, однако, менее интенсивную, чем на раннем этапе. Сюда относятся: работа, семейные обязанности, социальная деятель­ность с семьёй и друзьями, время на саморазвитие и отдых, физические упражнения и правильная диета. Важными вопросами на среднем этапе выздоровле­ния являются управление стрессом и преодоление тенденций к появлению новых, иного рода зависимо­стей.
СРЕДНЯЯ ФАЗА ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ: Формирование нормального, сбаланси­рованного образа жизни.
ЗРЕЛАЯ ФАЗА ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ
Главная цель периода зрелого выздоровле­ния - изменение личности в сторону формирования здоровой самооценки, способности к здоровым близ­ким отношениям и умения жить счастливо и продук­тивно. Это время переоценки личных ценностей, представлений о себе, о других людях и мире вокруг, переоценки самопораженческих способов существо­вания, близости с людьми и навыков построения от­ношений. Если в Вашей жизни они не действуют так, как Вам этого хотелось бы, то период зрелого выздо­ровления - это время для их перестройки. Для этого может потребоваться помощь специалистов.
Для некоторых выздоравливающих зрелая фаза выздоровления не представляет серьёзных про­блем. Эти люди произошли из относительно нормаль­но функционировавших семей. У них с детства сфор­мировались здоровые представления и ценности, они овладели стратегиями конструктивного решения жиз­ненных трудностей. Зависимость нарушила их спо­собность к продуктивной жизни. Для таких людей выздоровление означает реабилитацию, возвраще­ние к прежнему уровню здоровья и благополучия.
Другим повезло не так. На этапе зрелого выз­доровления им приходится много работать, т.к. они выросли в дисфункциональных или зависимых семь­ях, или начали употреблять алкоголь или наркотики в таком раннем возрасте, что их эмоциональный рост и развитие остановились. Они так и не приобрели нормальных здоровых представлений о жизни и жиз­ненных установок. У многих возникли эмоциональные
проблемы, не связанные с зависимостью, которые привели к неспособности найти комфорт и смысл в трезвости.
Для решения проблем, уходящих корнями в детство и юность нужно сначала осознать, что из-за этих проблем возникли ошибочные представления, мешающие достижению комфортной трезвости. Эти представления формируют основу самопораженчес­ких суждений и решений. Вам нужно тщательно про­анализировать - с помощью квалифицированных специалистов - динамику семьи, в которой Вы вы­росли. Вы должны определить сформировавшиеся у Вас ошибочные представления, мешающие сегодня комфортной, трезвой и наполненной смыслом жиз­ни. Затем, Вы принимаете решения о том, как нужно думать и действовать, чтобы справляться с пробле­мами и вызовами, бросаемыми каждодневной жиз­нью. В осуществлении таких изменений день заднем помогают группы поддержки «Взрослые Дети Алкого­ликов» (ВДА).
Конечным результатом решения этих давних проблем является освобождение от ошибочных пред­ставлений, сформировавшихся в детстве, и ограни­чивавших Ваш потенциал к достижению удовлетво­рения и счастья в трезвости. Это даст Вам возмож­ность выработать здоровую самооценку, ведущую к духовному росту, формированию здоровых близких отношений, продуктивной, наполненной смыслом жизни.
Задачей зрелого периода выздоровления яв­ляется формирование системы представлений, сис­темы ценностей и навыков адаптации для полноцен-
ной и продуктивной жизни. Когда Ваш образ жизни стабилизируется, Вы захотите большего. Это опас­ное время, поскольку зависимый тип личности может спровоцировать у Вас желание вести образ жизни, основанный на зависимости. Вы должны осознать, что цель жизни - не в-том, чтобы бежать от реальности. Когда единственной целью Вашей жизни была пого­ня за удовлетворением желаний, Вы знали, как дос­тичь этого немедленно. Чтобы жить более наполнен­ной жизнью, Вам понадобится произвести изменения, которые временно могут быть болезненными. В пе­риод зрелого выздоровления Вы определяете цель своей жизни и меняете свои ценности, что позволит Вам вести наполненную смыслом жизнь.
ЗРЕЛАЯ ФАЗА ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ: Фор­мирование здоровой самооценки, пере­ход к духовному росту, здоровым близ­ким отношениям и жизни, наполненной смыслом.
ЭТАП ПОДДЕРЖАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ
В период поддержания здорового образа жиз­ни первоочередной целью является продуктивная трезвая жизнь. Она включает в себя работу над эф­фективной программой выздоровления, определение признаков возможного срыва, решение каждоднев­ных проблем и продуктивный образ жизни. Зависи-
мость-хроническое неизлечимое заболевание. Выз­доравливающий должен вести образ жизни, основан­ный, прежде всего, на трезвости, при этом главными задачами становятся управление стрессом, решение проблем, честность в личных отношениях. Вы долж­ны также постоянно осознавать таящиеся опасности зависимости, тщательно избегать употребления ве­ществ, вызывающих привыкание, и компульсивного поведения в любом виде.
ПОДДЕРЖАНИЕ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ: Сохранение трезвости и про­дуктивная жизнь.
ЧАСТИЧНОЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ
Выздоровление от болезни зависимости не является прямолинейным процессом. Большинство выздоравливают этапами. У них формируется новое понимание своей болезни и выздоровления. Им тре­буется время на то, чтобы применить и интегриро­вать эти новые знания в каждодневную жизнь. Затем они начинают чувствовать себя комфортно и на не­которое время перестают прилагать особые усилия, пока не появится потребность в новых знаниях.
Временный откат в выздоровлении - доволь­но распространённое явление. Это часто происходит, когда люди пытаются применять новые знания на практике. Стресс перемен на время заставляет их работать напряжённее, а потом они на некоторое
время отступают. Когда стресс затихает, они загова­ривают о том, как лучше справиться с ситуацией, за­катывают рукава, и снова начинают работать. Мно­гие выздоравливающие, в конце концов, достигают долгосрочной и комфортной трезвости (170).

Выздоровление от болезни зависимо­сти не является прямолинейным про­цессом.

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ ПРОХОДИТ ТАК!  ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ ПРОХОДИТ НЕ ТАК!

Многим из выздоравливающих не удаётся пройти весь путь выздоровления. Частичное выздо­ровление имеет место тогда, когда они сталкиваются с трудной или непреодолимой, по их мнению, зада­чей выздоровления. Такая «непреодолимая» задача называется точкой застревания. Застревание не даёт им выполнить все задачи выздоровления. В резуль­тате они продолжают жить в дискомфорте, а их трез­вость имеет низкое качество.

Схема 2: Точки застревания при частичном выздоровлении.
Точки застревания встречаются на любом этапе выздоровления. Наиболее распространены точки застревания при переходе от одной стадии выздоровления к другой.

Временное отступление с целью снижения стресса - здоровая и продуктивная реакция на попа­дание в точку застревания. Следующий шаг - рацио­нально рассмотреть эту точку застревания путём её обсуждения с другими людьми и затем начать искать соответствующую помощь в преодолении этого заст­ревания.
Вместо того чтобы совершать продуктивные шаги для преодоления точки застревания многие при­бегают к отрицанию. Отрицание используется бессоз­нательно. Автоматически блокируется осознание того, что что-то не в порядке. Точка застревания порожда­ет стресс; отрицание, временно блокирующее осоз­нание стресса, в конечном счёте, усиливает его.

Схема 3: Роль отрицания при частичном выз­доровлении.
 
Частичное выздоровлении имеет место при отрицании точки застревания. Человек говорит: «У меня всё в порядке с выздоровлением. У меня всё нормально».
Схема 4: Стресс и частичное выздоровление. Отрицание точки застревания вызывает уси­ление стресса.

По мере усиления стресса начинают прояв­ляться и обостряться признаки постабстинентного синдрома. Это означает, что у человека появляются трудности с ясностью мышления, управлением свои­ми чувствами и эмоциями, запоминанием слов и со­бытий, опознанием стресса и управлением им. Сон может стать беспокойным, увеличивается риск несча­стных случаев. Многие выздоравливающие не осоз­нают признаков ПАС. Это может происходить оттого, что они не знают о ПАС. Кроме того, стресс может блокировать их способность ясно думать о самих себе. В результате они не могут управлять признака­ми ПАС. Вместо этого они пытаются преодолеть их с помощью ещё большего отрицания. Отрицание про­воцирует стресс; стресс, в свою очередь усугубляет ПАС. ПАС порождает новые проблемы, а эти пробле­мы усиливают стресс, который ещё больше обостря­ет ПАС.
Первоначальная точка застревания часто за­теняется серьёзными проблемами, вызванными не­умением управлять ПАС. Человек бывает поглощен этими проблемами и не может определить коренную причину происходящего.
Он или она испытывает всё больший стресс. Увеличивающийся стресс приводит к состоянию пла­вающей тревожности и навязчивого влечения. Чело­век чувствует непреодолимую тягу делать что-ни­будь - что угодно, - чтобы ослабить эту тревожность
и это навязчивое влечение, часто предаваясь какой-нибудь разновидности компульсивного поведения, которое временно ослабляет стресс. Однако, в каче­стве платы за кратковременное облегчение, компуль-сивное поведение порождает дополнительные дол­госрочные проблемы.

Схема 5: Суррогатные виды компульсивного поведения.

Пытаясь справиться со стрессом, человек прибегает к суррогатным видам компульсивного поведения - слишком много работает, ест, тратит и т.д. Такое компульсивное поведение приносит кратковременное облегчение, но:в конечном счёте усиливает стресс.

В конце концов, стресс приводит к активации процесса срыва, и человек начинает терять контроль. Когда потеря контроля прорывается в сознание, он замечает «зловещие знаки на стене». (Если человек продолжит вести себя по-прежнему, он употребит алкоголь, наркотики, сойдёт с ума или совершит по­пытку самоубийства для преодоления боли). В такой момент люди часто возвращаются к работе над про­граммой и их жизнь стабилизируется. Выздоровление продолжается до тех пор, пока они снова не на­ткнутся на такое же препятствие.

По мере усиления стресса начинают проявляться и обостряться признаки постабстинентного синдрома.

Схема 6: Процесс срыва
В конце концов, стресс становится настоль­ко сильным, что начинается развёртывание процес­са срыва, отмеченного прогрессирующей внутрен­ней и внешней дисфункцией. Человек осознаёт риск срыва.

Схема7. Повторение цикла

Человек возвращается к работе по програм­ме, и движется вперёд до тех пор, пока не дойдёт до такой же точки застревания. Цикл начинается снова.
Часто думают, что это И ЕСТЬ выздоровление. Выздоравливающий попадает в замкнутую схему ча­стичного выздоровления, снова и снова продвигаясь вперёд до одной и той же точки, в которой у него опять, начинается неосознаваемый процесс срыва. В конце концов, он осознаёт прогрессирующую потерю конт­роля, предшествующую эпизоду острого срыва. Страх срыва даёт ему мотивацию и силы предпринять не­которые действия, чтобы вернуться в процесс выз­доровления, однако он снова оказывается на первой стадии выздоровления, в которой чувствует себя ком­фортно. Он активно работает по программе выздо­ровления до тех пор, пока не дойдёт до этапа, взгля­нуть в лицо которому у него не хватает смелости, и цикл частичного выздоровления продолжается. Одна и та же схема может повториться много раз. «БОЛЬ­ШАЯ КНИГА» АА называет это «полумерами».
Евгения, алкоголичка 57 лет. Уже 16 лет ос­таётся трезвой в АА. Когда она бросила пить, ей сказали, что она должна посетить 90 собраний за 90 дней. Эффект был настолько хорош, что она не видела никаких оснований для того, чтобы менять дальше образ жизни. Евгения замужем за человеком, которого по-настоящему не любит, но чувствует себя обязанной состоять в этом браке из религи­озных соображений. Она работает секретарём в
большой больнице. Считает, что могла бы выпол­нять обязанности заместителя начальника адми­нистративно-хозяйственной службы, но, считает также, что рост её карьеры заблокирован тем, что её достижения ставят себе в заслугу другие.
Когда её что-то расстраивает в отношени­ях с мужем или на работе, она идёт на собрания АА, разговаривает со спонсором, а затем стара­ется препоручить свои проблемы Высшей Силе, забыв о них. Её выздоровление напоминает ката­ние на американских горках. Она может быть ожив­ленной или спокойной и благодарить свою Высшую Силу за выздоровление, но проходит время и она чувствует такую боль и неудовлетворенность, что ей кажется - она вот-вот умрёт.
Этот цикл вполне предсказуем. В течение трех-пяти месяцев Евгения впадает во всё боль­шее уныние, увеличивается её тревожность, и, наконец, она начинает думать, не выпить ли ей или не принять ли транквилизаторов для утоления боли. Она разговаривает со спонсором, рассказы­вает на собраниях о своей боли и желании выпить, но никогда ни с кем не говорит о проблемах, являю­щихся причиной этой боли.
Когда появляются мысли о выпивке, она уд­ваивает число своих посещений АА, иногда посещая два-три собрания за один день. Затем она начина­ет реже ходить на собрания и снова погружается в семейную жизнь и работу, и боль возвращается, а с ней и мысли о выпивке.
За эти 16 лет Евгения ни разу не выпила, но ей удаётся лишь на некоторое время уйти от по-
стоянной боли дисфункционального выздоровления. Качество её трезвости могло бы намного возрас­ти, если бы она осознала необходимость решения тех жизненных проблем, которые время от време­ни провоцируют у неё мысли о выпивке.
Некоторые люди, выздоравливающие по схе­ме частичного выздоровления, не осознают прогрес­сирующей потери контроля, сопровождающей синд­ром срыва. Их жизнь выходит из-под контроля, даже, несмотря на то, что формально они работают по про­грамме выздоровления. Веря в то, что одними толь­ко посещениями собраний АА или группы поддержки после терапии можно обеспечить постоянную трез­вость, они срываются. После этого и они сами, и их близкие удивляются, как такое могло случиться.
Частичное выздоровление -это ещё не трезвость.
Не стоит тратить жизнь лишь на частичное выздоровление. Вы заслуживаете гораздо большего. Есть куда более приятные вещи. Результатом частич­ного выздоровления является жизнь, ведущая в ни­куда, в кризисе, боли и дискомфорте. Стресс частич­ного выздоровления может привести к заболевани­ям, связанным со стрессом, и приводит к ним, а они, в свою очередь, могут укорачивать жизнь и укорачи­вают её. Вы МОЖЕТЕ осознать свои точки застрева­ния и, преодолев их, перейти к полному выздоров­лению.
Глава V
МИФЫ О ВЫЗДОРОВЛЕНИИ И О СРЫВЕ
Подавляющее большинство срывов совсем не обязательны. Первым шагом в предотвращении сры­ва является понимание того, чем срыв является и чем - нет. Чем больше человек узнаёт и понимает о срыве, - тем меньше рискует испытать его, и тем меньше он ему угрожает.
Существует множество заблуждений или ми­фов, вовлекающих людей, склонных к срыву, в со­стояние безнадежности. Множество людей имеют эти заблуждения и поступают так, как будто они истинны.
Заблуждения о срыве создают само­усиливающиеся проблемы. Когда эти заблуждения становятся для Вас «правдой», то Вы ПОСТУПАЕТЕ в соот­ветствии с «ней» и никак иначе.
Проблема с заблуждениями состоит в том, что они блокируют эффективные решения, необходимые для прерывания циклов срыва. Мифы о срыве созда­ют самоусиливающиеся проблемы. Когда эти мифы становятся «истиной», то Вы начинаете поступать, как будто они истинны. Эти модели несоответствующего выздоровлению поведения заводят Вас в циклы сры­ва таким образом, чтобы мифы, в которые Вы вери­те, как в правду, становились реальностью.
Мы хотим рассеять некоторые мифы и ошибоч­ные понятия о срыве и заменить их знанием фактов, которые помогут Вам более реалистично рассматри­вать возможность срыва при химической зависимости.
Заблуждения, уводящие людей, склонных к срыву в сторону от выздоровления, распространяют­ся на четыре его области. Это:
1. Заблуждения о роли употребления алкоголя и наркотиков в выздоровлении и срыве.
2. Заблуждения о наличии и природе признаков, предупреждающих о вероятности срыва.
3. Заблуждения о значении и роли мотивации в выздоровлении.
4. Заблуждения об эффективности лечения.
Каждое из них будет детально рассмотрено, чтобы показать, как комбинация этих заблуждений (мифов) может привести человека кгряду ошибочных заключений, создающих губительный цикл хроничес­кого срыва.
ЗАБЛУЖДЕНИЯ О РОЛИ УПОТРЕБЛЕНИЯ
АЛКОГОЛЯ И НАРКОТИКОВ
В ВЫЗДОРОВЛЕНИИ И СРЫВЕ
Многие, склонные к срыву люди, считают, что выздоровление - это только воздержание от алкого­ля и наркотиков, а срывом является только употреб­ление алкоголя и наркотиков. Это приводит их кубеж-
дению, что, воздерживаясь от алкоголя и наркотиков, они выздоравливают, и только возврат к выпивке или употреблению наркотиков, означает срыв. В резуль­тате они приходят к убеждению, что не пить и не упот­реблять наркотики - является их главной задачей в выздоровлении.
Выздоровление - это не воздержание от алко­голя и наркотиков. Воздержание является только предпосылкой для выздоровления. Настоящий про­цесс выздоровления включает ряд выполняемых ежедневно задач, позволяющих управлять признака­ми острой абстиненции, постабстиненции и исправ­лять био-психо-социальные последствия зависимо­сти. Иными словами, выздоровление - это намного больше, чем просто неупотребление алкоголя и нар­котиков. Если Вы считаете, что просто неупотребле­ние приведёт Вас к выздоровлению, то удивитесь дисфункции, вызванной признаками зависимости в трезвости. Вы почувствуете себя загнанными в угол и беспомощными потому, что заблуждения не позво­лят Вам найти способов справляться с этими призна­ками.
Многие склонные к срыву алкоголики и нарко­маны расширяют ошибочные убеждения ещё даль­ше. Если Вы верите, что выздоровление - это воз­держание от алкоголя и наркотиков то, надо пола­гать, - что Вы также убеждены в том, что пока не пьё­те алкоголь или не употребляете наркотики, то конт­ролируете себя и своё поведение. Вы ошибочно счи­таете, что когда трезвы, то всегда управляете собой, что единственным способом потерять контроль яв­ляется употребление алкоголя и наркотиков. Это ве-
1
дёт к заключению, что любое возвращение к алкого­лю и наркотикам должно быть сознательным и пред­намеренным решением. Срыв, поэтому, является со­знательным и преднамеренным выбором. Следова­тельно, до тех пор, пока Вы не будете пить и употреб­лять наркотики, то будете поддерживать контроль над собой и всё будет прекрасно.
Давайте приглядимся внимательнее к после­довательности этих заблуждений:
1. Выздоровление - это факт воздержания от алкоголя и наркотиков.
2. Срыв - это факт употребления алкоголя и нар­котиков.
3. До тех пор, пока я воздерживаюсь от алкоголя и наркотиков - я выздоравливаю.
4. Когда я возвращаюсь к употреблению алкого­ля и наркотиков - я нахожусь в срыве.
5. Поскольку я не пью и не употребляю наркоти­ки, то контролирую себя и своё поведение.
Ошибочное заключение №1: Срыв - это все­гда результат сознательного и преднамеренного ре­шения употребить алкоголь и наркотики.
Ошибочное заключение №2: Не пить и не употреблять наркотики - моя главная задача в выз­доровлении.
Ошибка заключается в том, что неупотребле­ние алкоголя и наркотиков не гарантирует контроля над собой и автоматического выздоровления. Неупот­ребление алкоголя и наркотиков прервёт череду за-
поев и прекратит эпизоды потери контроля, вызван­ные их употреблением. Но, как уже говорилось ра­нее, когда признаки зависимости, базирующиеся на употреблении, прерываются воздержанием, они за­меняются признаками зависимости, базирующимися на трезвости. Эти признаки зависимости, базирующи­еся на трезвости, могут стать настолько серьёзными, что заставят Вас потерять контроль над мыслями и поведением даже в трезвом виде.
Многие алкоголики, прошедшие через срыв, рассказывают, что становились настолько дисфунк­циональными в выздоровлении, что начинали считать возврат к употреблению наилучшим выбором. Им было так плохо, что они приходили к убеждению, что у них в жизни есть только три вещи на выбор:
1) Возврат к употреблению для облегчения боли.
2) Самоубийство.
3) Безумие.
Из этих трёх вещей, - употребление алкоголя и наркотиков, - действительно похоже на лучший выбор.
Воздержание от алкоголя и наркотиков - необ­ходимое для выздоровления условие, но целью выз­доровления не является. Обучение значимой и удоб­ной жизни без алкоголя и наркотиков - вот основная цель выздоровления.
Краткосрочные и долгосрочные признаки зави­симости, базирующиеся на трезвости; неспособность справляться с жизнью без алкоголя и наркотиков; а также кризис, созданный био-психо-социальными последствиями зависимости - всё это будет мешать
человеку жить удобной и значимой жизнью без алко­голя и наркотиков. Чтобы выздоравливать - важно прекратить употреблять алкоголь и другие вещества, изменяющие сознание, а затем научиться, как справ­ляться с абстинентным и постабстинентным синдро­мами, а также жизненным стрессом не употребляя алкоголя и наркотиков.
Воздержание - не единственная и не главная цель выздоровления
ЗАБЛУЖДЕНИЯ О СИМПТОМАХ-ПРЕДВЕСТНИКАХ СРЫВА
Общее заблуждение заключается в том, что срыв - это внезапное и спонтанное событие, проис­ходящее безо всяких предупреждающих знаков. Это убеждение плодит чувства беспомощности и бесси­лия. А срыв остаётся таинственным процессом, над которым выздоравливающие люди имеют крайне мало или вообще не имеют никакого контроля. Ка­жется - всё, что им доступно - это надеяться и мо­литься, чтобы срыва не случилось.
Срыв не происходит внезапно и спон­танно, без предупреждения.
Правда состоит в том, что существует множе­ство предупреждающих сигналов, предшествующих срыву. Научившись распознавать и справляться с
ранними признаками, предупреждающими о срыве, алкоголик получает возможность останавливать про­цесс срыва прежде, чем тот начнётся. Однако, заб­луждение, что срыв - это только употребление, по­зволяет определять лишь некоторые из них.
Люди, считающие, что срыв - это только факт употребления алкоголя или наркотиков, способны определить только признаки, непосредственно каса­ющиеся употребления. Обычно это:
-   мысли об употреблении алкоголя и наркоти­ков,
-   самоубеждения в необходимости употребле­ния алкоголя и наркотиков,
-   попадание в ситуации, где другие пьют или употребляют наркотики,
-   прекращение посещения групп самопомощи или иных действий, направленных на выз­доровление.
Такие люди считают, что всегда знают, когда испытывают предупреждающие признаки. Они не в состоянии признать существование отрицания в трез­вости и того, что оно может блокировать распознава­ние этих предупреждающих признаков.
Обычным итогом такого процесса ошибочных рассуждений является нечто наподобие: «Как только я опознаю предупреждающий признак, то всегда справлюсь с ним, если захочу». Давайте рассмотрим эти заблуждения:
1. Все предупреждающие признаки касаются употребления алкоголя/наркотиков или отсут­ствия на встречах AA/NA.
2. Я всегда смогу опознать предупреждающие признаки в момент их появления.
3. Как только я осознаю предупреждающий при­знак, я всегда буду способен справиться с ним, если захочу.
Ошибочное заключение: До тех пор, пока я не думаю об употреблении, и хожу на собрания АА/ NA, - у меня всё прекрасно!
Проблема с этими заблуждениями очень серь­ёзна. Мысли об употреблении алкоголя и наркотиков; чувство необходимости употребления; нахождение в ситуациях их употребления и прекращение действий, направленных на выздоровление - ДЕЙСТВИТЕЛЬ­НО ЯВЛЯЮТСЯ серьёзными признаками, предупреж­дающими о срыве. Но это всё - очень поздние пре­дупреждающие признаки, проявляющиеся в процес­се срыва. К тому времени, когда эти признаки разо­вьются, многие алкоголики уже потеряют контроль над своими суждениями и поведением. В результате, они становятся неспособными распознать эти предупреж­дающие признаки или принять меры, чтобы прервать их развитие.
Человек, склонный к срыву, должен знать и уметь распознавать его ран­ние признаки, чтобы иметь шансы са­мостоятельно предотвратить поте­рю контроля.
ЗАБЛУЖДЕНИЯ О МОТИВАЦИИ
Большинству людей, выздоравливающих от зависимости, известен факт, что срыв - довольно распространённое явление. Естественно, что многие из них ищут способы объяснить себе - почему? Учи­тывая предыдущие заблуждения, многие выздорав­ливающие от зависимости люди вырабатывают сле­дующие ниже мифы о роли мотивации:
1. Срыв означает отсутствие мотивации на выз­доровление.
2. Я буду выздоравливать, если уже достаточно настрадался от употребления алкоголя и нар­котиков, чтобы хотеть выздоровления.
3. Если я сорвался, - то значит, недостаточно страдал, чтобы хотеть оставаться трезвым.
Ошибочное заключение: Людям, склонным к срыву, нужно больше страдать, чтобы прервать мо­дели поведения, ведущие к срыву.
Это разрушительное заключение, к которому приходят склонные к срыву люди, может послужить для них причиной сомневаться в собственном здра­вомыслии, если они знают, что хотят хорошо жить, но неспособны этого добиться. Оно уничтожает само­оценку, чувство собственного достоинства и плодит чувства стыда и вины.
Действительно, - некоторые химически зави­симые люди срываются, потому что, не считают себя оависимыми. И они не принимают свой алкоголизм
или наркоманию потому, что честно не видят доста­точно серьёзных их последствий, чтобы в них убе­диться. Но эта модель срыва применима только к людям, находящимся в долечебном периоде выздо­ровления. Это неприменимо к тем склонным к срыву людям, которые знают, что зависимы и не могут бе­зопасно употреблять алкоголь и наркотики. И всё-таки они не могут оставаться трезвыми независимо оттого, насколько интенсивно пытаются.
Большинство склонных к срыву алкоголиков ужасно страдают. Действительно, боль настолько серьёзна, что делает их неспособными функциони­ровать трезвыми. Эта серьёзная боль фактически лишает их какой-либо пользы от программы выздо­ровления и от трезвости.
Боль не предотвращает срыв, а толь­ко увеличивает его риск.
ЗАБЛУЖДЕНИЯ О ЛЕЧЕНИИ
Многие из тех, кто выздоравливает от болезни зависимости, очень интенсивно работают, над выз­доровлением. Они проходят консультирование и груп­повую терапию. Они регулярно посещают встречи 12-Шаговых групп. И всё-таки срываются.
У этих людей развивается одно из двух одина­ково разрушительных заблуждений. Первое - что никакая форма лечения или группа самопомощи не работает. Это, просто неправда. Имеется множество
документально подтвержденных случаев выздоров­ления пациентов, склонных к срыву, после возвра­щения и повторного прохождения курса лечения в программах выздоровления, не сработавших сразу. Всегда стоит рискнуть попытаться лечиться снова или вновь присоединиться к АА или АН.
Второе разрушительное заблуждение - полная противоположность первому. Это - вера в то, что толь­ко лечение (АА или АН плюс профессиональное кон­сультирование)-100 %, эффективно для любого, кто хочет выздоравливать и, что главной причиной сры­ва является решение прекратить лечение. Когда люди с таким убеждением терпят неудачу при лечении, -они начинают думать, что причина в том, что в них самих что-то изначально неправильно, и это «что-то» делает выздоровление невозможным. Давайте при­глядимся к этим заблуждениям:
1. Никакая форма лечения или группа самопомо­щи не может помочь мне оставаться трезвым.
2. Лечение -100%, эффективный способ предот­вращения срыва.
Ошибочное заключение №1:Я срываюсь, так как просто неспособен к выздоровлению.
Ошибочное заключение №2: Нет никакого смысла в дополнительном лечении; я никогда не смо­гу нормально жить.
Факты говорят о том, что существует хорошее лечение и плохое лечение. Существует лечение, эф­фективное для одних, но не для других. И существу­ет много до сих пор неизвестного о том, что является
эффективным лечением для болезни зависимости. Некоторые люди срываются потому, что не получили навыков оставаться трезвыми. Но это не значит, что они никогда этого не смогут. Лечение будет успеш­ным в 20-60% случаев в зависимости от того, как из­мерять успех.
Срыв ни в коем случае не является признаком того, что Вы не сможете выздоравливать. Также срыв вовсе не является указанием на то, что Вы конститу­ционно неспособны к выздоровлению. Это - указа­ние, что, скорее всего, Вы - довольно типичный ал­коголик или наркоман и, что Вам должно, закатав ру­кава, вернуться в программу лечения. У Вас будут хорошие шансы, если Вы найдёте программу, приме­няющую планирование предотвращения срыва. Вы будете способны достичь долгосрочной трезвости или, по крайней мере, научитесь оставаться трезвы­ми в течение более длинных периодов времени и значительно улучшить жизнь. Цель этой книги - по­казать Вам как, обладая точной информацией, сде­лать это.
Шансы достичь долгосрочной трезво­сти значительно выше, если приме­нять планирование предотвращения срыва.
Глава VI
ПОНИМАНИЕ ПРОЦЕССА СРЫВА
Что такое срыв? Ответ на этот вопрос не столь лёгок, каким кажется поначалу. Получение точного ответа потребует исследования истории развития его понимания.
На заре движения АА, в середине 30-х годов XX века, алкоголики рассматривали срыв только как повторное начало пьянства. Срыв определялся про­сто как возврат к употреблению алкоголя. Поскольку некоторые хитрые выздоравливающие алкоголики стали вместо выпивки употреблять успокоительные препараты, то довольно быстро они усвоили, что не могут беспроблемно употреблять никаких успокаива­ющих лекарств. Алкоголь - успокаивающий наркотик и сегодня известно, что любые успокаивающие пре­параты воздействуют на органы тела подобно алко­голю. Некоторые профессионалы даже стали приме­нять термин «седативизм» вместо «алкоголизма», потому, что не употребление алкоголя является про­блемой алкоголика, а реакция органов его тела на успокаивающие вещества. Так, что под срывом ста­ли понимать использование любых успокаивающих веществ (включая алкоголь).
На волне наркотического бума в США в 60-х го­дах XX века и повального увлечения употреблением разнообразных наркотиков (лекарств), кое-кто стал замечать, что любой тип веществ, изменяющих на-
строение, мог вызывать возврат к употреблению ал­коголя. Наркотики (лекарства) типа амфетаминов, марихуаны, кокаина или ЛСД воздействовали на орга­ны тела не так, как успокаивающие вещества. Но они по-прежнему изменяли состояние разума и чувств, и настолько вредили ясности мышления, что уводили людей далеко в сторону от выздоровления. Вызывая такие же поведенческие эффекты и являясь причи­ной хорошего самочувствия сейчас, они причиняли боль позже и вызывали навязчивые идеи, компуль-сивные желания и потерю контроля. Злоупотребле­ние любыми препаратами (наркотиками) или их ком­бинациями также, в конечном счёте, приводило к био-психо-социальному ущербу. Стало ясно, что любые изменяющие настроение препараты (наркотики) мо­гут запускать цикл зависимости. В результате этого нового понимания алкоголики начали считать срывом употребление любых изменяющих сознание веществ (помните, что алкоголь - это изменяющий сознание наркотик).
Понимание того, что такое «срыв», менялось от:
- УПОТРЕБЛЕНИЯ АЛКОГОЛЯ к
- УПОТРЕБЛЕНИЮ ЛЮБЫХ УСПОКАИ­ВАЮЩИХ ВЕЩЕСТВ к
- УПОТРЕБЛЕНИЮ ЛЮБЫХ ВЕЩЕСТВ, ИЗМЕНЯЮЩИХ СОЗНАНИЕ.
Продолжая считать срывом - возврат к упот­реблению алкоголя или наркотиков, - и профессио­налы и члены АА всегда признавали, что для выздо-
ровления требуется больше, чем просто неупотреб­ление алкоголя и наркотиков. Только в Первом Шаге Программы АА упоминается алкоголь. Остальные Шаги говорят о том, как трезво жить. Центр внима­ния (Программы АА) сфокусирован на обучении зна­чимой и удобной трезвой жизни без алкоголя и нар­котиков, а не на обучении тому, как «не пить». Это ведёт нас к пониманию, что срыв - это, в большей степени, то, как человек функционирует в трезвости, поскольку именно это определяет, - вернётся он к употреблению алкоголя и наркотиков или нет. Неупот­ребление алкоголя или наркотиков, это предпосылка для выздоровления, но выздоровление включает на­много больше, чем просто неупотребление.
Такой ход размышлений над процессом срыва наводит нас на понятие дисфункциональности в трез­вости. Трезвая дисфункция может включать физичес­кое, психологическое или социальное нездоровье. Это не значит, что употребление - не срыв. Это зна­чит, что процесс срыва начинается задолго до факта употребления алкоголя или наркотиков. Употребле­ние, это КОНЕЧНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ процесса срыва. Употребление - это способ вылечить боль дисфунк­ции химическим путём. Дисфункция начинается с мыслительных процессов, называемых в АА «гнилым мышлением», ведущих к изменениям в поведении, называемым в АА «установками». Наконец, всё это приводит к дисфункциональному поведению в трез­вости, которое АА называют «сухим пьянством». Это сухое пьянство может привести к реальному употреб­лению или иным формам серьёзной дисфункции типа
эмоциональных расстройств, физических увечий или болезней, вызванных стрессом.
Многие выздоравливающие алкоголики, оста­ваясь свободными от наркотиков, совершали само­убийства или разрушались физически или эмоцио­нально. Это - не выздоровление. Понимание процес­са срыва только как факта выпивки или употребле­ния наркотиков, не допускало ни наличия, ни лече­ния признаков зависимости, основанных на трезвос­ти. Многие признаки алкоголизма и химической зави­симости, основанные на трезвости, игнорировались или извращались в психологические или психиатри­ческие проблемы. Депрессия, замешательство и бес­покойство, являющиеся признаками острого абсти­нентного и постабстинентного синдромов, часто не опознавались как признаки зависимости. Так что со­ответствующего лечения для них не находилось, не предлагалось и не поощрялось. Многие выздоравли­вающие люди, страдавшие от этих, вызванных зави­симостью проблем обращались к психологам или пси­хиатрам, немного знавшим или вообще ничего не знавшим о болезни зависимости, являвшейся их при­чиной.
Расширенное понимание процесса срыва сме­стило фокус внимания с только употребления или не употребления. Изучение способов справляться с при­знаками зависимости, основанными на трезвости, при улучшении био-психо-социального здоровья, являет­ся выздоровлением от ущерба, нанесённого зависи­мостью. Это позволяет сосредоточиться на здоровом образе жизни, а не на алкоголе и наркотиках.
Это понимание приглашает Вас научиться рас­познанию ранних признаков, предупреждающих о срыве, прежде, чем Вы будете вынуждены начать употреблять, чтобы заставить их исчезнуть. Если же Вы считаете, что только употребление является един­ственным индикатором срыва, то, вероятно, Вы так­же считаете, что чем дольше не употребляете, тем прекраснее идут Ваши дела. О других ситуациях, не менее серьёзно, чем употребление, влияющих на Вашу жизнь, Вы не беспокоитесь. Пренебрежение этими другими важными областями жизни может очень вредно сказаться на Вашем выздоровлении.
РОЛЬ ЗАМЕНИТЕЛЕЙ
Как только человек становится зависимым от одного наркотика, у него появляется склонность к развитию зависимости и от других веществ, изменя­ющих сознание. Это особенно истинно в случаях, когда другие наркотики подобны тем, зависимость от которых уже есть. Склонность к развитию других за­висимостей называют перекрёстной зависимостью. Зависимость от одного наркотика будет причиной быстрого развития зависимости от любых других нар­котиков той же группы. Причина прежде всего физио­логическая. Органы тела становятся зависимыми от этого типа наркотиков и будут реагировать тем же образом на вещества, им подобные.
Человек также может стать зависимым и от других групп веществ, изменяющих сознание. Зави-
симость от новых наркотиков развивается посте­пенно.
Человек может приобрести зависимость от са­мых разнообразных наркотиков. Этот процесс может быть лучше понят, если взглянуть на то, что называ­ют уравнением зависимости:
БОЛЬ + АЛКОГОЛЬ/НАРКОТИКИ = НЕ­МЕДЛЕННОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ + ПОСЛЕ­ДУЮЩАЯ БОЛЬ
Химически зависимые люди полагаются на из­начально выбранный наркотик, чтобы справляться с жизнью. Если, воздерживаясь от этого наркотика, они просто заменяют его новым, то у них может развить­ся зависимость от нового наркотика.
Замещающий наркотик не может быть столь же эффективным в уменьшении боли как первично выб­ранный. Это заставляет их испытывать тягу и думать о первоначальном наркотике. Также, в периоды опь­янения, ясность их суждений искажается, побуждая снова делать безответственный выбор в пользу воз­врата к употреблению первичного наркотика.
Замена одной зависимости на другую не явля­ется полным выздоровлением. Если Вы считаете, что можете благополучно употреблять в больших коли­чествах никотин, кофеин, курить марихуану, есть пи­люли для похудания или снотворные, не употребляя алкоголя или других наркотиков, то Вы находитесь в зоне высокого риска развития другой зависимости.
Это правда, что некоторые зависимости более вредны, чем другие. И некоторые химические зави-
симости, типа алкогольной, героиновой или кокаино­вой гораздо более опасны, чем зависимость от ко­феина или никотина. В большинстве случаев зави­симость от кофеина не будет причиной серьёзных проблем того типа, которые вызываются зависимос­тью от алкоголя или марихуаны. И некоторые люди могут продолжать употреблять кофеин и никотин, не увеличивая их количества. Но правда и в том, что одержимое употребление кофеина и никотина может быть смертельным. Американское Раковое Общество сообщает, что от рака, вызванного никотиновой за­висимостью, умирает больше людей, чем от злоупот­ребления любыми другими препаратами.
РОЛЬ КОФЕИНА
Исследования последних лет показывают, что одержимо потребляемый кофеин может быть вреден для здоровья и функционирования, и может запус­кать цикл зависимости у людей, стремящихся к выз­доровлению от алкоголизма. (94) Джон Блаттнер со­вершил обширное исследование соотношения меж­ду употреблением кофеина и выздоровлением. (96) Его результаты убедительны. Алкоголики склонны к более тяжёлому потреблению кофеина чем не алко­голики. Выздоравливающие алкоголики - тяжёлые потребители кофеина рассказывают об усиливаю­щихся признаках физического напряжения и беспо­койства при его употреблении. Они также сообщают о головных болях, серьёзной раздражительности и чрезмерных эмоциональных реакциях при его не-
употреблении. Эти признаки являются частью кофе­иновой абстиненции.
Наиболее важным аспектом исследования Блаттнера является факт повышенной склонности к срыву, установленный у тяжёлых потребителей кофе­ина. Похоже, что кофеин вносит свой вклад в разви­тие срыва следующим путём: кофеман страдает от беспокойства, напряжения, раздражительности и чрезмерно эмоционального реагирования, связанного с употреблением кофеина. Он не знает, что эти при­знаки вызваны кофеином и потому боится, что с ним может случиться что-то более серьёзное. Чрезмерно эмоциональное реагирование плодит ситуативные проблемы и не позволяет ему разумно справляться с другими проблемами, при их появлении. Конечным результатом являются растущие проблемы, злость и разочарование, усиливающие риск срыва.
Поскольку связь между тяжёлым употреблени­ем кофеина и срывом становится более понятной, расширяется и наше понимание того, чем являются «вещества изменяющие сознание», чтобы внести в их список вещества типа кофеина и никотина, кото­рые раньше считались безопасными для выздоров­ления.
РОЛЬ КОМПУЛЬСИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В СРЫВЕ
Компульсивное (маниакальное, одержимое) поведение - это действия, вызывающие сильное вол­нение или выход эмоций, сопровождаемые долго-
срочной последующей болью или дискомфортом. Это поведение может быть внутренним (мысли, вообра­жение, чувства) или внешним (работа, игры, разгово­ры, и т.д.). Компульсивное поведение позволит Вам ненадолго почувствовать себя хорошо, но, в конеч­ном счёте, ослабит Вас.
Многие выздоравливающие алкоголики или наркоманы, пытаются заменять употребление нарко­тиков различными видами компульсивного поведе­ния. В результате у некоторых их них развиваются серьёзные формы маниакального поведения, вредя­щие выздоровлению.
Вспомните уравнение зависимости: БОЛЬ + АЛКОГОЛЬ/НАРКОТИКИ = НЕМЕДЛЕННОЕ УДО­ВОЛЬСТВИЕ + БУДУЩАЯ БОЛЬ. Когда человек при­бегает к одержимому поведению, как к замене алко­голю или наркотикам, уравнение видоизменяется: БОЛЬ + КОМПУЛЬСИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ = НЕМЕД­ЛЕННОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ + БУДУЩАЯ БОЛЬ. Урав­нения будут идентичными, если заменить маниакаль­ное поведение на алкоголь и наркотики.
Мы сгруппировали восемь основных типов ком­пульсивного поведения.
1. Еда I сидение на диете - включает в себя маниакальное обжорство, маниакальное голо­дание (часто называемое анорексией), а так­же комбинацию маниакального обжорного раз­гула, сопровождаемого маниакальным сидени­ем на диете или vomiting (часто называемое булемией).
2. Азартные игры - маниакальное желание рискнуть.
пряжения. Они обеспечивают приятный и полезный вывод энергии. Но практикуются они рационально и не маниакально. И в результате не создают проблем в будущем.
Здоровый секс - также является способом по­зитивного вывода напряжения. Выражение сексуаль­ности между любящими и заботящимися друг о друге людьми, выполненное в безопасной, ответственной манере - даёт радость и прилив сил обоим партнё­рам. Оно не маниакально, усиливает обоих партнё­ров, является свободным выбором обоих и, обычно, происходит в обстановке, где отрицательные послед­ствия маловероятны.
Для каждого компульсивного поведения суще­ствуют параллельные способы поведения, примене­ние которых в неманиакальных, умеренных формах помогает формировать способы позитивного вывода напряжения. Некоторые люди используют одержимое поведение так же, как-и наркотики. Цель его заклю­чается в том, чтобы изменить настроение, «выклю­чить» навязчивые мысли и убежать от действитель­ности. Поведение становится компульсивным, когда оно применяется, чтобы не видеть реальности. По­ведение становится способом позитивного вывода напряжения, когда проясняет реальность и помогает человеку более эффективно с ней справляться.
Если человеку важно обрести высококаче­ственную трезвость и избежать срыва, то ему жела­тельно воздерживаться от одержимых форм поведе­ния, а также определить для себя и практиковать ряд способов позитивного сброса напряжения, дающих свободное от боли удовольствие.
У некоторых алкоголиков и наркоманов разви­ваются серьёзные проблемы с компульсивным пове­дением. Попытки прекратить его, лишь плодят боль и чувства, подобные абстинентному синдрому. Если это происходит с Вами, то Вам требуется специаль­ная помощь, чтобы остановить маниакальное пове­дение. Фактически у Вас две проблемы: химическая зависимость и проблема компульсивного поведения. Не бойтесь получить помощь. Она поможет сделать Вашу трезвость гораздо более удобной и поможет избежать срыва.
Компульсивное поведение - это не то, что Вы делаете, а как Вы это делаете.
ПРОЦЕСС СРЫВА
Склонность не замечать признаки срыва в трез­вости, перекрёстная зависимость от «приемлемых наркотиков» типа никотина и кофеина, и различные виды компульсивного поведения позволяют начать­ся ПРОЦЕССУ срыва (запускают дисфункцию в трез­вости). Запуская процесс дисфункции, Вы начинаете процесс срыва. Рассмотрение процесса срыва при­водит к осознанию существования предупреждающих об опасности признаков, предшествующих факту употребления. Если Вы осознаете наличие призна­ков, предупреждающих о срыве, прежде чем употре­бите, то сможете получить помощь и прервать этот процесс.
Трезвость - это отказ от наркотиков, плюс воз­держание от компульсивных моделей поведения, плюс улучшение био-психо-социального здоровья. Трезвость включает в себя все эти три вещи. Вы трез­вы настолько, насколько выполняете эти три вещи; и чем в меньшей степени Вы их выполняете, тем ме­нее трезвыми являетесь. Трезвость не определяется только тем, пили Вы сегодня или нет. Она определя­ется тем, насколько полноценный вклад в неё Вы сегодня сделали.
ТРЕЗВОСТЬ ЭТО:
Неупотребление наркотиков
+
Воздержание от компульсивных
моделей поведения
+
Улучшение био-психо-социального
здоровья.
Планирование предотвращения срыва основа­но на том факте, что признаки болезни зависимости не прекращаются с началом воздержания. Эта бо­лезнь имеет две стороны. Первая проявляется, ког­да Вы льёте или употребляете. Это - очевидная сто­рона болезни. Не столь явно, но болезнь простира­ется и в воздержание и взимает свою порочную по­шлину, когда Вы пытаетесь выздоравливать. Эта сто­рона болезни, основанная на трезвости - столь же мощна и разрушительна, как и сторона, основанная на употреблении алкоголя и наркотиков. И Вы даже более беспомощны перед моментами её проявления,
потому, что зачастую вообще их не признаёте или неправильно истолковываете.
Признаки зависимости, основанные на трезвости ведут к срыву.
ОТРИЦАНИЕ В ТРЕЗВОСТИ
Очень легко перенести отрицание в выздоров­ление. Даже подтверждая свою зависимость и пре­кратив употребление, Вы продолжаете думать при­вычными способами, поддерживающими то, во что ВЫ ХОТИТЕ верить. Легче заявить: «Теперь, когда я бросил употреблять, - всё в порядке» чем допустить, что Вы должны тщательно следовать программе выз­доровления всю оставшуюся жизнь.
Когда видеть вещи такими, какие они есть -неудобно или чем-то угрожает, - легче выкинуть их из головы или изменить их в своём сознании, таким образом, что они покажутся менее угрожающими. Отфильтровывание болезненной информации - это способ справляться с ситуацией, приносящий крат­косрочное облегчение, но вызывающий, в конечном счёте, ещё более интенсивную боль. Компромисс в пользу неточного понимания быстро даст Вам чув­ство безопасности. Таким образом, Вы сможете быс­тро справиться с болезненной реальностью, вытал­кивая её из сферы своего осознания, но за это есть цена. Этой ценой может стать срыв.
Существуют обстоятельства и состояния, ко­торые будут ориентировать Вас на плохие решения в выздоровлении. Эти ситуации приведут к срыву, если Вы позволите отрицанию, самообману и недо­статку точной информации затуманить Ваше пони­мание того, что должно делать, чтобы иметь прогресс в выздоровлении.
Существуют признаки, сопровождающие про­цесс развития срыва. Если подтверждение наличия этих предупреждающих признаков неудобно, или чем-то Вам грозит, то их легко выкинуть из сознательного понимания или «перекрутить» их в более приемле­мую реальность. Это поможет Вам почувствовать себя спокойнее и удобнее на данный момент. Но это также позволит процессу срыва продолжать набирать обороты, пока он не выйдет из-под контроля.
Признаки срыва обычно развиваются на под­сознательном уровне. Находясь вне Вашего созна­тельного понимания, они растут и усиливаются. Вы не осознаёте их наличия, пока онигне выходят из-под контроля. До тех пор, пока Ваше восприятие, сужде­ния и поведение находятся вне контроля, Вы будете, вероятно, неспособны прервать процесс срыва преж­де, чем он закончится эпизодом употребления.
Несмотря на то, что срыв - это очень реаль­ная возможность, его можно избежать. Проходя про­цесс планирования предотвращения срыва, Вы смо­жете научиться способам управления признаками срыва, основанными на трезвости, и переводу их в область сознательного понимания прежде, чем ста­нет слишком поздно. Вы сможете научиться преры-
ванию процесса срыва прежде, чем станете неуправ­ляемыми.
Вы можете учиться у прошлого. Фактически, прошлое - Ваш лучший и наиболее эффективный преподаватель. Оно научит Вас, что работает, а что нет. Позволяя прошлому научить себя, как остаться трезвым, Вы сможете избежать зависимого употреб­ления в будущем. И сможете избежать других типов дисфункции таких, как эмоциональный или физичес­кий крах.
Существуют предсказуемые и прогрессирую­щие предупреждающие признаки, возникающие у большинства выздоравливающих людей перед воз­вращением к употреблению. Предупреждающие при­знаки начинаются с незначительных изменений в мышлении и поведении. Вы убеждаетесь, что зави­симость - больше не самая важная проблема. Дру­гие вещи становятся более важными. Вы начинаете применять старые модели поведения вместо тех, о которых узнали на лечении и сделали частью своей программы выздоровления. Старые модели поведе­ния вызывают старые проблемы и старые способы отрицания. Эти изменения усиливают дискомфорт и делают возврат к употреблению не только возмож­ным, но и желательным. Но, скорее всего, Вы не бу­дете осознавать изменений, имеющих место в Вашем мышлении и поведении.
Планирование предотвращения срыва научит Вас распознавать эти изменения, и делать положи­тельный выбор вместо употребления наркотиков или моделей компульсивного поведения, позволяющих продолжать изоляцию, отрицать и убегать от реаль-
ности. Вы сможете прерывать такое поведение в любой точке, если будете знать, как это сделать.
До того, как у Вас начнутся неприятности, Вы будете должны создать план, который позволит Ва­шей семье, друзьям, консультанту и членам группы самопомощи помочь Вам прервать потенциальный, или фактический срыв, который может произойти. Вы должны разработать некоторые правила, которым должны будут следовать другие люди, чтобы помочь Вам избежать разрушительных последствий срыва. Планирование Предотвращения Срыва - это процесс обретения сознательного понимания признаков сры­ва и совершение действий, которые позволят Вам убрать их из своей жизни.
Глава VII
СИНДРОМ СРЫВА
Выздоровление от зависимости должно быть активным процессом. Выздоравливающие люди дол­жны ежедневно работать над программой выздоров­ления. Они должны ежедневно напоминать себе, что страдают от зависимости. У них должна быть актив­ная программа выздоровления, обеспечивающая ру­ководящие принципы для эффективной и произво­дительной жизни.
Выздоровление похоже на подъём по
эскалатору, идущему вниз. Остановка
невозможна.
Выздоровление от зависимости - это подъём по эскалатору, идущему вниз. Невозможно остано­виться. Когда Вы прекращаете подниматься, то воз­вращаетесь назад. Не нужно специально делать что-то для того, чтобы признаки, ведущие к срыву, разви­вались. Всё, что Вам нужно сделать, - это быть не в состоянии практиковать соответствующие шаги выз­доровления. При отсутствии сильной программы выз­доровления, предупреждающие признаки развивают­ся спонтанно. Как только Вы откажетесь от програм­мы выздоровления, - появление признаков постаб­стинентного синдрома (ПАС) остаётся лишь вопро­сом времени, и если ничего не делать для того, что-
бы управлять ими, то Вы вступаете в зону неконтро­лируемого поведения, которую называют синдромом срыва. Потеря управления над признаками постаб­стинентного синдрома заканчивается синдромом срыва.
Признаки постабстиненции, испытывают боль­шинство выздоравливающих людей, но они различа­ются по степени серьёзности. Серьёзность призна­ков синдрома срыва определяется тем, насколько человек способен управлять их интенсивностью.
Синдром Срыва = ПАС - Управление интенсивностью его признаков
Если Вы испытываете постабстинентный син­дром (ПАС), и не делаете того, что необходимо для эффективного управления его признаками, синдром срыва, в конечном счёте, возьмёт верх. Его признаки будут расти и прогрессировать. Существует множе­ство ранних предупреждающих признаков и множе­ство изменений в мышлении, чувствах и поведении, происходящих перед потерей контроля. В конечном итоге Вы потеряете контроль над самими собой и начнёте прогрессирующий спуск вниз по кривой, ве­дущей к употреблению алкоголя, наркотиков или к другим острым эмоциональным или физическим ре­акциям, если не сделаете чего-либо для прерывания этой прогрессии.
Для Вас важно всегда помнить, что срыв это не только факт употребления спиртного или наркоти­ков. Это - прогрессирующий процесс, создающий подавляющую потребность в алкоголе или наркоти-
ках. Именно эта прогрессия называется синдромом срыва.
Возможно прервать эту прогрессию прежде, чем предупреждающие признаки станут явными. Как правило, это очень трудно даётся тому, кто ничего не делал, для прерывания синдрома срыва, до тех пор, пока его признаки не стали совершенно очевидны­ми, потому, что к этому времени он уже теряет конт­роль над своими суждениями и поведением. Обыч­но, срыв не есть сознательный выбор. Исследования показывают, что срывающиеся люди вообще не осоз­нают ранних признаков, предупреждающих о срыве во время их проявления. Позже, оглядываясь назад, они могут определить, что пошло не так, как надо, но в то время, когда это реально происходило, они не осознавали, что эти проблемы возникали и росли. Признаки срыва развиваются на бессознательном уровне. Вы не будете знать, что они имеют место, если не научитесь переводить эти предупреждающие при­знаки в область сознательного понимания.
Процесс срыва включает не только факт употребления спиртного или наркотиков. Это - прогрессия, созда­ющая подавляющую потребность в алкоголе или наркотиках.
Эта прогрессия легко активизируется при от­сутствии эффективной программы выздоровления и неумении эффективно справляться с признаками ПАС. Обычно, процесс начинается с изменений. Из­менения - это нормальная часть жизни, но и главная
причина напряжения. Изменением может стать лю­бое внешнее событие, вынудившее Вас повести себя определённым способом. Или это могут быть изме­нения в мышлении, или в отношении.
Изменения плодят напряжение, на которое Вы чрезмерно реагируете, и к которому, вероятно, имее­те низкую толерантность (от перев. - способность переносить).
Вместе с ростом напряжения, обычно появля­ется тенденция отрицать его наличие и запускаются механизмы отрицания, являющиеся частью болез­ни зависимости. Вы начинаете справляться с напря­жением, отрицая его, так же, как когда-то раньше от­рицали свою болезнь: «У меня нет проблем. Я сумею справиться. Всё в порядке...».
Возросшее напряжение усиливает признаки постабстинентного синдрома, но отрицание не позволяет Вам осознать, что происходит. Если ниче­го не делать, то признаки ПАС усиливаются. Вы теря­ете контроль над мышлением, чувствами и памятью. Вы уже не способны ясно мыслить, излишне горячи­тесь, не можете запомнить простых вещей. Напряже­ние усиливается. Способность думать, чувствовать и запоминать теряется.
Затем следует потеря контроля над поведени­ем. Ваше поведение изменяется. Несмотря на то, что Вы ходите в те же места и участвуете в тех же самых делах, - поступаете Вы уже иначе. По-друго­му обращаетесь с людьми. Взаимодействуете с ними иными, разрушающими социальное окружение способами.
Фактически, ломается вся структура жиз­ни. Изменяется распорядок дня. Вы отказываетесь от регулярных привычек, дающих жизни последова­тельность и упорядоченность. Пренебрегаете планом выздоровления и избегаете его выполнения.
В конечном счёте, теряется контроль над суждениями. Вы принимаете решения, которых ни­когда бы не приняли в нормальном состоянии. И, в результате, совершаете ошибки, создавая кризис. Жизнь становится неуправляемой. Происходит поте­ря контроля. Вы замечаете, что больше не управ­ляете своей жизнью. Приходят мысли о том, что, на­верное, Вы просто сходите с ума. Не видно никаких альтернатив развитию сумасшествия, кроме само­убийства или употребления алкоголя или наркотико-в(лекарств), чтобы излечить ими боль. Кажется, что другого выбора нет.
Здесь Вы впадаете в состояние острой деге­нерации. Ваша жизнь разваливается. Вы можете вер­нуться к употреблению, потому что оно кажется луч­шим, чем иные варианты. Но не все из тех, кто испы­тывают синдром срыва возвращаются к употребле­нию. Некоторые выберут другие, не менее разруши­тельные альтернативы. Некоторые совершат само­убийство или покалечатся в серьёзных несчастных случаях. У других произойдут нервные срывы, физи­ческие или эмоциональные разрушения. У третьих разовьются вызванные напряжением болезни типа головных болей, мигрени, язв или гипертонии.
Развитие срыва можно прервать прежде, чем предупреждающие о срыве признаки, ста­нут очевидными.
Константин - 47-летний мужчина, женат, имеет двоих детей подросткового возраста. Не пил в течение семи лет. Был уверен, что даже под стра­хом смерти не вернётся к выпивке. В течение 17 лет работает на железной дороге.
Последние несколько лет Константин тру­дился там в ночную смену. Его устраивал меньший уровень контроля над работой, а также свободное время днём, позволявшее иметь дополнительный заработок. Но из-за сокращения штатов, он был переведён работать в день.
Перевод в дневную смену создал Константи­ну много напряжения, поскольку, теперь, он должен был спать, в неурочное для него время, а, кроме того, возникли финансовые проблемы, вызванные невозможностью дополнительного заработка. Бо­лее того, теперь он был окружен своими домочад­цами, и ему было трудно привыкнуть к детскому шуму.
Когда близкие к нему люди стали замечать, что он выглядит встревоженным, Константин нео­днократно говорил им: «Всё образуется. Мне толь­ко нужно немного времени, чтобы приспособить­ся». Но, вскоре, ему стало казаться, что дети спе­циально шумят, чтоб разозлить его, а жена толь­ко и ждёт, чтобы поспорить. Его мысли путались и постоянно носили мрачный оттенок. Принятие самых простых решений было затруднено.
Константину не очень нравились люди, уча­ствовавшие в вечерних встречах АА, по сравнению с дневными, и поэтому ему было легко убедить себя начать пропускать их.
Хотя обычно ему не требовалось долго раз­думывать насчёт звонков друзьям, чтобы поде­литься новой шуткой, звонки и шутки звучали всё меньше и реже. Казалось, что ничего не нужно де­лать, чтобы «настроить его против» и вызывать его неприязнь.
Дети Константина начали уходить, когда он бывал дома. Его жена отдалилась и в доверитель­ных беседах со своим спонсором говорила, что не знает, сколько ещё сможет выдержать такое по­ложение дел.
Наконец, Константин престал посещать встречи АА совсем. Он больше не встречался с при­ятелями в кафе, и больше не обедал вместе с дру­зьями. Он редко ел вместе с семьёй и стал скорее перекусывать, чем регулярно питаться.
Из-за финансовых затруднений Константин продал хороший грузовик и купил другой, гораздо более подержанный, обслуживание которого оказа­лось по цене вдвое дороже прежнего. Он решил оп­латить прокладку подъезда к дому вместо оплаты ремонта моечной машины и телевизора. Плохие решения делали его финансовые проблемы ещё хуже и создали другие проблемы в жизни. Он начал просыпать и сказывался больным вместо того, чтобы идти на работу.
Жена Константина дошла до точки и грози­ла разводом, начальство на работе сделало ему два
устных и один письменный выговор, а сын входил в дом только в сопровождении друга, чтобы избежать стычек.
Всё ещё твёрдо не желающий пить, Констан­тин стал планировать самоубийство. «Всё будет выглядеть, как будто я попал под поезд...»
Его жена, узнав, что срыв может быть пре­рван, предложила ему на выбор: лечение или развод. Он выбрал лечение. Он выбрал жизнь вместо само­убийства. Он пошёл лечить срыв, даже не употре­бив спиртного.
Синдром срыва - это болезнь зависи­мости, основанная на трезвости.
Синдром срыва может уничтожить здоровье и благосостояние; разрушить семью и образ жизни. Это - болезнь зависимости, в трезвости, способная разрушить выздоравливающего человека.

Множество выздоравливающих людей счита­ют, что, если они не пьют, то в их выздоровлении всё прекрасно. Это - ошибка. Процесс срыва начинает­ся намного раньше начала употребления. Помните, что начинается он тихо и незаметно у Вас внутри. В течение длительного периода времени Вы не будете осознавать прогрессию срыва, потому что она разви­вается подсознательно.
Будут возникать и внешние предупреждающие признаки, но Вы не сможете применить их к своей ситуации, если не будете иметь заранее изученных для опознания предсказуемых образцов. Люди вок­руг Вас, скорее всего, также не опознают их потому, что признаки срыва часто путают с признаками дру­гих расстройств.
Синдром срыва обратим при соответствующем лечении. Научившись распознавать стадии процес­са срыва, можно прервать его развитие.
ПРЕРЫВАНИЕ СИНДРОМА СРЫВА
Управление признаками ПАС - лучший метод предотвращения срыва. Однако, когда Вы - уже на­ходитесь в эпизоде дисфункции, может быть слиш­ком поздно использовать самостоятельные методы и Вам потребуется "некоторая помощь, чтобы стать ус­тойчивыми и предотвратить дальнейшее развитие процесса срыва.
Первое, что необходимо сделать, - это попасть в безопасную, управляемую окружающую среду, где Вы будете защищены и от имеющего место кризиса, и от прямой возможности употребления алкоголя или наркотиков. Если случай не особо острый, то некото­рого времени в тихой, спокойной окружающей обста­новке, вероятно, будет для Вас достаточно, чтобы начать обращать процесс вспять. Если ситуация уме­ренно серьёзна, может быть, будет необходимо взять отпуск и побыть некоторое время вдали от мест и людей, усиливающих проблему.   
Если признаки срыва серьёзны, может потре­боваться госпитализация до того, как произойдёт употребление, или прежде чем начнутся серьёзные неприятности иного типа. Иногда, находясь в остром эпизоде дисфункции, человек считает, что если не употребит, то сойдёт с ума или совершит самоубий­ство. Вы должны заранее знать, что существуют и другие доступные варианты для выбора. Стационар­ное лечение - один из таких вариантов. Лучше прой­ти стационарную программу, предотвращающую се­рьёзные последствия, чем проходить детоксикацию.
Есть люди, которые предпочтут умереть, чем употребить. Именно поэтому количество самоубийц среди выздоравливающих алкоголиков так высоко. Это очень грустно, потому, что возможно выздорав­ливать от алкоголизма или наркомании, но невозмож­но поправиться от смерти. Если Вы когда-либо по­чувствуете, что Ваша жизнь в опасности, потому что боль настолько серьёзна, что самоубийство являет­ся адекватным выбором, НЕМЕДЛЕННО ищите и об­ращайтесь за помощью. Существуют другие пути ре­шения проблем, незаметные пока, сквозь призму боли.
Крайне важно осознавать и помнить, что не существует такого положения дел, при котором Вы не смогли бы прервать синдром срыва в любой точке процесса, если знаете, как опознать его признаки, знаете, что существуют не только разрушительные, но и конструктивные пути решения проблем, и при­знаёте, что имеете право выбора.
ФАЗЫ И ПРИЗНАКИ, ПРЕДУПРЕЖДАЮЩИЕ О СРЫВЕ
(Признаки Внешней Дисфункции)
Процесс срыва вынуждает выздоравливающе­го человека чувствовать боль и дискомфорт от не употребления. Эти боль и дискомфорт могут стать настолько серьёзными, что человек становится не­способным к нормальной жизни, при не употребле­нии, и чувствует, что употребление в любом случае не может быть хуже, чем оставаться трезвым. Трид-
цать семь признаков, предупреждающих о срыве были идентифицированы в 1973 году Теренсом Т. Горски в результате клинических интервью со 118 выздоравливающими пациентами. Эти люди были схожи по четырём главным признакам: (1) все они закончили 21- или 28-дневные программы лечения алкоголизма; (2) все они признавали, что не могли более безопасно употреблять алкоголь или наркоти-ки(лекарства); (3) все они приняли сознательное ре­шение сохранять постоянную трезвость, при помощи Анонимных Алкоголиков (АА), и профессиональных амбулаторных послелечебных программ; и (4) все они, в конечном счёте, вернулись к употреблению, несмот­ря на изначальные намерения оставаться трезвыми. Наиболее часто встречаемые признаки срыва в этом клиническом исследовании были сведены в Диаграмму Срыва, изображающую признаки, предуп­реждающие о срыве. Эти признаки были разделены на 10 стадий, и формулировки были слегка измене­ны, для более лёгкогб их понимания.
Фаза 1: Внутренние изменения
Внешне у меня всё обстоит неплохо, но я прибегаю к старым способам мышления и обращения с чувства­ми, из-за которых мне на самом деле худо. Наиболее распространённые признаки надвигающегося срыва: □ 1-1 Усиление стресса: Я начинаю чувствовать большее напряжение, чем обычно. Иногда это выз­вано проблемой или ситуацией, которую легко уви­деть. В других случаях причиной являются неболь­шие проблемы, из-за которых стресс медленно на­капливается со временем.
1-2 Изменения в мышлении: Я начинаю думать, что программа выздоровления уже не так важна для меня, как раньше. Иногда всё идёт так хорошо, что, как мне кажется, не нужно затрачивать много усилий на работу по программе. В других случаях у меня воз­никают такие проблемы, которые программа выздо­ровления вроде бы не помогает решать, и я говорю себе: «Так стоит ли стараться?»
1-3 Изменения в чувствах: У меня появляются неприятные чувства, которые мне не нравятся. Иног­да я пребываю в эйфории, как будто всё идёт по-мо­ему, хотя я знаю, что на самом деле всё не так. По­том это сменяется депрессией, как будто у меня ни­чего не получается. Я знаю, что такие колебания на­строения не означают для меня ничего хорошего.
1-4 Изменения в поведении: Я начинаю по-дру­гому вести себя. Внешне я выгляжу и говорю так, как будто всё ещё обстоит хорошо, но в глубине души я знаю, что не занимаюсь программой выздоровления так, как занимался ей раньше, и что-то идёт не так.
Фаза 2: Отрицание
Я перестаю обращать внимание на других и честно говорить им то, что я думаю и чувствую. Наиболее распространённые признаки надвигающегося срыва: □ 2-1 Беспокойство о себе: Я испытываю тревогу по поводу изменений, происходящих в моём мышле­нии, чувствах и поведении. Эта тревожность прихо­дит и уходит, обычно, я чувствую её недолго. Иногда я начинаю бояться, что не смогу выздоравливать дальше, но мне не хочется об этом думать.
2-2 Отрицание факта своего беспокойства:
Я пытаюсь справиться с этой тревожностью, прибе­гая к старым, самопораженческим способам думать и действовать. Я начинаю обманывать себя по пово­ду происходящего и пытаюсь убедить себя, в том, что всё хорошо, когда на самом деле это не так. Иногда я верю собственной лжи самому себе, и мне удаётся забыть о проблемах и на какое-то время почувство­вать себя лучше. Как правило, лишь по прошествии некоторого времени я замечаю, что обманывал себя. Только размышляя и рассказывая о ситуации спустя какое-то время, я способен увидеть, как плохо мне было, и что я отрицал эти чувства.
Фаза 3: Избегание и самозащита
Я стараюсь избегать всех и всего, что заставляет меня честно признать, как изменились мои мысли, чувства и поведение. Если мне говорят об этом прямо, я обо­роняюсь и не слушаютого, что мне пытаются сказать другие. Наиболее распространённые признаки над­вигающегося срыва:
3-1 Вера в то, что я никогда не сорвусь: Я убеждаю себя в том, что мне не нужно тратить много энергии на программу выздоровления, потому что я никогда не сорвусь. Я не спешу говорить об этом людям, участвующим в моей программе выздоров­ления, поскольку знаю, что такой разговор будет мне неприятен. Я говорю себе, что это не их дело.
3-2 Сосредоточение на других, а не на себе: Я сдвигаю фокус собственного внимания с себя и на­чинаю больше беспокоиться о выздоровлении дру­гих, чем о своём собственном. Я про себя даю оцен-
ки своим друзьям, супруге, другим выздоравливаю­щим. Если только другие прямо не вынуждают меня, -я держу эти оценки при себе. Кроме того, я пытаюсь «переводить стрелки» и критикую их. В AA/AN это часто называют «работать по программе других лю­дей».
3-3 Самозащита: Я не хочу делиться с другими тем, что я думаю и делаю, так как боюсь, что меня будут критиковать или противоречить мне. Я чувствую испуг, сержусь и пытаюсь обороняться, когда мне за­дают вопросы или указывают мне такие стороны в моём выздоровлении, которые мне не хочется видеть. Я обороняюсь даже тогда, когда никакой обороны не требуется.
3-4 Компульсивное поведение: Я начинаю при­бегать к разным видам компульсивного поведения для того, чтобы отвлечься от чувства тревоги. Я зацикли­ваюсь на старых, негибких, самопораженческих спо­собах мышления и действия. Я пытаюсь контролиро­вать разговор тем, что или слишком много говорю, или, наоборот, постоянно молчу. Я начинаю работать больше, чем мне нужно, и перегружаю себя разными видами деятельности. Окружающие считают меня образцом выздоровления, поскольку я активно уча­ствую в группах самопомощи. Я склонен действовать, как врач, по отношению к другим, но неохотно гово­рю о своих личных проблемах. Я избегаю простого, неформального общения с людьми, если не могу кон­тролировать ситуацию.
3-5 Импульсивные действия: Я начинаю сам создавать себе проблемы, плохо продумывая свои действия и импульсивно совершая необдуманные
поступки. Обычно это происходит в стрессовых ситу­ациях. Иногда я чувствую себя плохо по своей вине, но ищу себе оправданий и обвиняю других людей в своих проблемах.
3-6 Одиночество: Я начинаю проводить всё больше времени.наедине с собой, потому что с дру­гими мне неуютно. Обычно у меня находятся пред­логи и причины для того, чтобы уйти от общения с людьми. Я начинаю чувствовать себя одиноко. Вмес­то того, чтобы преодолевать одиночество, пытаясь общаться с людьми, я со всё большей навязчивос­тью стараюсь делать все сам.
Фаза 4: Нарастание кризиса
У меня появляются непонятные мне трудности в выз-доровлении. Даже если у меня есть желание решить эти проблемы, и я очень стараюсь сделать это, на месте каждой прёодолённой трудности возникают новые проблемы, и не одна. Наиболее распростра­нённые признаки надвигающегося срыва:
4-1 Туннельное видение: Я начинаю думать, что моя жизнь состоит из отдельных, не связанных друг с другом частей. Я сосредоточиваюсь на одной малень­кой части своей жизни и не вижу ничего другого. Иног­да я вижу только хорошее и упускаю из виду или иг­норирую плохое. Таким образом, я могу ошибочно полагать, что всё в моей жизни прекрасно, когда на самом деле это не так. Иногда же я обращаю внима­ние только на негативные стороны и непомерно их раздуваю. Это приводит меня к выводу, что мне ни­чего не удаётся, даже если в моей жизни происходит много хорошего. Я не вижу «всей картины», не могу
понять как, то, что я делаю в одной части своей жиз­ни, может вызывать проблемы в других её частях. Я не знаю, откуда возникают проблемы.
4-2 Малая депрессия: Я впадаю в депрессию, уныние, подавленное состояние духа, безразличие и апатию. Я становлюсь вялым, слишком много сплю, редко чувствую себя живущим полной жизнью, или просто хорошо. Иногда мне удается отвлечься от та­ких настроений, заняв себя другими вещами и не го­воря о своей депрессии.
4-3 Плохое планирование: Мне так плохо, что я не могу строить реалистических планов. Иногда я составляю грандиозные планы и пытаюсь сделать больше, чем могу. Иногда же начинаю недооценивать себя, планируя сделать слишком мало, поскольку не верю в себя. А временами я совсем ничего не плани­рую. Я отказываюсь думать о том, что буду делать дальше. Я воспринимаю лозунг «Живи сегодняшним днем» как рекомендацию ничего не планировать и не думать о том, что я буду делать дальше. Мои пла­ны начинают больше основываться на желаниях, а не на реальности.
4-4 Планы начинают проваливаться: Мои пла­ны начинают проваливаться, и каждый провал порож­дает новые проблемы. Как правило, я слишком силь­но реагирую на каждую проблему или пытаюсь спра­виться с ней неправильными методами, так что воз­никает новая, более серьёзная проблема. У меня появляются те же проблемы с работой, друзьями, семьей и деньгами, которые у меня были до начала выздоровления. Когда возникают эти проблемы, я чувствую вину и раскаяние. Я изо всех сил стараюсь
решить их, но, кажется, всегда что-то идет не так и создаёт ещё более серьёзную проблему, которая может вызвать более глубокую депрессию.
Фаза 5: Иммобилизация
Во время этой фазы я чувствую себя попавшим в бесконечный поток неразрешимых проблем и готов сдаться. Кажется, что я не в состоянии сдвинуться с мёртвой точки и заставить себя делать то, что, как я знаю, мне необходимо делать. Наиболее распрост­ранённые признаки надвигающегося срыва:
5-1 Мечтания и несбыточные надежды: Ста­новится труднее сосредоточиться и разобраться в том, что происходит. У меня появляются фантазии о том, чтобы уйти «от всего этого» или чтобы «меня спасло» какое-нибудь невероятное событие. Я начинаю предаваться мечтам и желаю получить то, чего хочу, без каких-либо усилий с моей стороны. Я хочу, чтобы случилось что-нибудь, волшебное и избавило меня от всего этого.
5-2 Ощущение безвыходности: Я начинаю чувствовать себя неудачником, у которого никогда ничего не получится. Мои неудачи могут быть ре­альными или воображаемыми. Я преувеличиваю мелкие проблемы и непомерно раздуваю их, не замечая того, что у меня получается. Я начинаю верить, что «сделал всё, что мог, но выздоровление не наступает».
5-3 Неопределённое желание быть счастли­вым: У меня присутствует туманное желание «быть счастливым» или «добиться успеха», но я не состав­ляю никаких планов для того, чтобы это произошло.
Я хочу быть счастливым, но у меня нет ни малейшего представления о том, что я могу сделать, чтобы стать счастливым. Я не желаю усердно трудиться или пла­тить цену за то счастье, которого хочу. Я желаю, что­бы случилось чудо, которое избавит меня от проблем.
Фаза 6: Путаница в мыслях и сверхреагирование
В течение этой фазы мне трудно ясно мыслить и уп-равлять своими мыслями, чувствами и действиями. Я становлюсь раздражительным и часто излишне реагирую на мелочи. Наиболее распространённые признаки надвигающегося срыва:
6-1 Проблемы с ясностью мышления: Мне трудно ясно мыслить и решать простые проблемы каждодневной жизни. Иногда ум лихорадочно рабо­тает, и я не могу отключить этот процесс, иногда же, кажется, мозг отключается, и всё вылетает из голо­вы. Мои мысли блуждают. О чём-либо одном я могу думать не больше нескольких минут. Я запутываюсь, мне трудно понять взаимосвязь и взаимовлияние ве­щей и явлений. Мне также трудно решить, что нужно делать дальше в жизни и выздоровлении. В итоге я, как правило, принимаю плохие решения, которых я бы не принял, если бы не было этой путаницы в мыс­лях.
6-2 Трудно управлять чувствами и эмоциями. Мне становится трудно управлять своими чувствами и эмоциями. Иногда я слишком остро реагирую на некоторые события и слишком близко принимаю всё к сердцу. Иногда же наступает бесчувственность, я не могу дать себе отчёт о своих чувствах. Время от времени, казалось бы, без всяких на то причин, я чув-
ствую себя как-то странно, испытываю «бредовые» чувства. Я задаю себе вопрос, не схожу ли я с ума. У меня происходят сильные колебания настроений -время от времени меня охватывает депрессия, тре­вога, испуг. В результате я не верю своим чувствам и эмоциям и часто пытаюсь игнорировать их, подавлять или забывать о них. Из-за колебаний в настроениях у меня начинают появляться новые проблемы.
6-3 Трудности с запоминанием: Иногда мне бы­вает трудно что-нибудь запомнить, освоить новую информацию или навыки. Кажется, то, что я хочу за­помнить, немедленно испаряется из памяти. Кроме того, мне трудно вспомнить основные события свое­го детства, юности или взрослого периода жизни. Иногда я ясно всё помню, иногда те же самые собы­тия мне не припомнить. Кажется, мне закрыт доступ к этим воспоминаниям, мне их не вытащить, я от них отрезан. Иногда неспособность запоминать приводит к принятию неправильных решений, которых я бы не принял, если бы память работала-нормально.
6-4 Периоды замешательства: Все чаще я чув­ствую замешательство. Оно становится всё сильнее и продолжительнее. Я не могу с точностью сказать, что правильно, а что нет. Я не знаю, что предпринять для решения своих проблем - все мои попытки ре­шить их, кажется, лишь усугубляют проблемы. Я злюсь на самого себя, т.к. не могу решить проблем и только ещё больше всё порчу.
6-5 Трудно управлять стрессом: Мне стано­вится труднее справляться со стрессами. Иногда я чувствую оцепенение и не могу распознать мелкие признаки обычных стрессов. Иногда же мной без при-
чины овладевает сильный стресс. Чем бы я ни зани­мался, под воздействием стресса я не могу рассла­биться. Способы, которыми расслабляются другие люди, у меня либо не работают, либо лишь обостря­ют стресс. Кажется, что я испытываю такое напряже­ние, что теряю контроль. Стресс становится настоль­ко сильным, что я не могу справляться с обычными делами. Я начинаю бояться физической или эмоцио­нальной катастрофы.
6-6 Раздражение на близких: Мои отношения с друзьями, близкими, консультантами и другими выз­доравливающими становятся натянутыми. Иногда я ощущаю угрозу себе, когда другие говорят об изме­нениях, замеченных ими в моём поведении и настро­ениях. Временами же мне абсолютно всё равно, что они скажут. Споры и конфликты становятся всё ост­рее, несмотря на мои усилия решить их. У меня по­является чувство вины.
6-7 Легко выхожу из себя: Я становлюсь раздра­жительным, чувствую разочарование. Я без причины теряю самообладание, а потом испытываю чувство вины. Я часто излишне реагирую на мелочи, которые в принципе не должны были бы меня волновать. Я начинаю избегать людей, поскольку боюсь выйти из себя и устроить сцену. Попытки держать себя в руках лишь усиливают стресс и напряжение.
Фаза 7: Депрессия
Во время этой фазы у меня наступает настолько силь-ная депрессия, что я не способен справляться с обыч­ными делами. Иногда я не понимаю, зачем живу, по­являются мысли о самоубийстве или возвращении к
употреблению или другому старому образу жизни как способу избавиться от депрессии. Депрессия настоль­ко сильна, что я не могу скрыть её от окружающих. Наиболее распространённые признаки надвигающе­гося срыва:
7-1 Нерегулярное питание: Я либо начинаю пе­реедать, либо теряю аппетит и ем очень мало. В ре­зультате я набираю вес или худею. Я могу отказаться от еды, перестаю есть регулярно, в одно и то же вре­мя. Полноценная сбалансированная диета сменяет­ся «перекусыванием».
7-2 Отсутствие желания действовать: Я не могу ничего начать, не могу довести дело до конца. В такие моменты я не способен сосредоточиться; чув­ствую тревогу, страх, беспокойство. Мне часто кажет­ся, что я зашел в тупик, что у меня нет выхода.
7-3 Неспокойный сон: Я не могу полноценно спать. Мне трудно заснуть. Когда же это удается, я вижу странные или тревожные сны, часто просыпа­юсь, мне трудно сноба заснуть, мой сон прерывист и редко бывает глубоким и расслабляющим. После ночи сна я просыпаюсь усталым. Я путаю день с ночью. Иногда я очень поздно засыпаю из-за бессонницы, потом долго сплю днём, т.к. утром чувствую такую ус­талость, что не могу встать. Временами я чувствую себя настолько изнурённым, что сплю подолгу- иног­да целыми сутками.
7-4 Разрушение распорядка дня: У меня полно­стью расстраивается режим дня. Я перестаю вста­вать и ложиться в одно и то же время. Я начинаю пропускать завтраки, обеды и ужины, ем, когда при­дётся. Мне трудно приходить на деловые встречи в
назначенное время и планировать неофициальные встречи. Время от времени я чувствую, что завален работой, перегружен, а потом мне вдруг нечего де­лать. Мне трудно выполнять планы и решения, я ис­пытываю напряжённость, неверие в свои силы, страх и тревожность, которые не дают мне делать то, что нужно.
7-5 Периоды глубокой депрессии. Депрессия наступает всё чаще. Приступы её обостряются, длят­ся дольше, мешают жить. Депрессия настолько силь­на, что её замечают другие и мне нелегко её отри­цать. Депрессия ощущается сильнее во время незап­ланированных и неструктурированных промежутков времени. Усталость, голод и одиночество усугубляют её. Под воздействием депрессии, я ухожу в изоля­цию, становлюсь раздражительным, злюсь на окру­жающих и часто жалуюсь, что никому до меня нет дела, и никто не понимает моих проблем.
Фаза 8: Потеря контроля над поведением
В течение этой фазы я не контролирую свои мысли, чувства, поведение. Я не могу продуктивно следовать плану на день. По-прежнему, я отрицаю, что непра­вильно веду себя, не признаю потери контроля, не­смотря на окружающий меня хаос и серьёзные про­блемы. Наиболее характерные признаки надвигаю­щегося срыва:
8-1 Нерегулярное участие во встречах АА и терапевтических групп. Я начинаю искать оправ­дания, чтобы пропускать встречи АА и терапевтичес­ких групп. Перестаю признавать значимость АА и ле­чения в целом. У меня развивается отношение типа:
«Если АА и консультирование не помогают мне, то зачем придавать этому столько значения?» Есть дру­гие, гораздо более важные вещи.
8-2 Установка «Мне всё равно». Я пытаюсь по­ступать так как будто мне безразличны возникающие проблемы, чтобы скрыть чувства беспомощности, потерю самоуважения и уверенности в себе.
8-3 Открытый отказ от помощи. Я избегаю людей, способных мне помочь. Я отталкиваю окру­жающих тем, что злюсь на них, критикую, унижаю или просто тихо отдаляюсь от них.
8-4 Неудовлетворённость жизнью. Кажется, всё так плохо, что я начинаю думать о возврате к упот­реблению алкоголя или наркотиков потому, что хуже уже не будет. Жизнь кажется неуправляемой, несмот­ря на неупотребление.
8-5 Ощущение бессилия и беспомощности. Мне трудно что-нибудь начать. Я не могу ясно мыс­лить, не могу сосредоточиться. Я начинаю думать, что не способен ничего сделать, ;как следует и, что выхода нет.
Фаза 9: Признание потери контроля
В этой фазе моё отрицание ломается и я внезапно осознаю всю серьёзность своего положения, насколь­ко неуправляемой стала жизнь и как мало у меня сил и способности к контролю, чтобы что-то решить. Это осознание очень болезненно и пугающе. К этому вре­мени я настолько изолирован от окружающих, что, по­хоже, рядом никого не осталось, кто мог бы помочь. Наиболее характерные признаки надвигающегося срыва:
9-1 Трудности с физической координацией и
несчастные случаи. У меня появляются трудности с физической координацией - головокружения, пло­хое равновесие, несоответствия движений рук на­правлению взгляда, замедленная реакция. Я чув­ствую, что неуклюж и подвержен разным неприятным случайностям.
9-2 Жалость к себе. Я чувствую себя несчаст­ным и использую жалость к себе как средство при­влечения внимания в АА и членов семьи. Мне стыд­но, я чувствую, что безумен, эмоционально неустой­чив и неполноценен. Я не верю, что когда-нибудь сно­ва буду чувствовать себя нормальным человеком. Также, я чувствую вину, так как знаю, что всё делаю неправильно и полноценно не работаю над своим выздоровлением. Стыд и вина приводят к тому, что я прячу от окружающих признаки приближающегося срыва, перестаю быть искренним по поводу чувств, которые испытываю. Чем глубже я прячу эти призна­ки, тем сильнее они становятся. Я пытаюсь со всем этим справиться, но понимаю, что не могу. В резуль­тате я начинаю верить, что безнадёжен и жалею себя.
9-3 Мысли о социально приемлемом употреб­лении. Я начинаю думать, что употребление помо­жет мне начать чувствовать себя лучше. Я начинаю надеяться, что сумею всего на один день вернуться к употреблению алкоголя и наркотиков. Я верю, что в этот раз сумею контролировать ситуацию. Иногда я способен гнать эти мысли прочь, но ещё чаще они сильны настолько, что я не в силах остановиться. Я чувствую, что если не употреблю, то сойду с ума или покончу с собой. Употребление алкоголя или нарко-
тиков действительно выглядит здоровой и разумной альтернативой.
9-4 Сознательная ложь. Я знаю, что вру, исполь­зую отрицание и занимаюсь оправдыванием своего поведения, но не могу остановиться. Я теряю конт­роль и регулярно делаю вещи, разрушающие мою систему ценностей. Кажется, я неспособен остано­виться и контролировать своё поведение.
9-5 Полная потеря уверенности в себе. Я чув­ствую себя попавшим в ловушку, загнанным в тупик, так как не могу ясно мыслить или делать то, что, как я знаю, необходимо для решения моих проблем. Я чувствую себя беспомощным и безнадёжным. Я на­чинаю считать себя никчёмным, ни на что не способ­ным человеком, у которого никогда ничего не полу­чится в жизни.
Фаза 10: Уменьшение выбора.
На этой стадии я чувствую боль и неспособность справляться с жизнью. Мне кажется, что в моём слу­чае есть только три выхода - сойти с ума, покончить с жизнью или лечить боль при помощи употребления алкоголя или наркотиков. Я больше не верю, что кто-нибудь, или что-нибудь сможет мне помочь. Наибо­лее характерные признаки надвигающегося срыва:
10-1 Беспричинное сопротивление. Я злюсь из-за своей неспособности вести себя так, как мне хоте­лось бы. Иногда мой гнев направлен на мир вообще, иногда на кого-то или что-то конкретное, а иногда на себя самого.
10-2 Разрыв с АА и прекращение лечения. Я прекращаю участвовать во встречах АА. Если мне на-
значен приём блокаторов, я могу забыть, что надо их принять, или же специально избегаю их приёма. Если спонсор или иной человек являются частью лечения, напряжение между нами усиливается настолько, что отношения прекращаются. Я прекращаю професси­ональное консультирование, несмотря на то, что по­нимаю, что нуждаюсь в помощи.
10-3 Крайнее одиночество, неверие в свои силы, злость и напряженность: Я чувствую себя полностью разбитым. Я верю, что другого пути, кро­ме сумасшествия, самоубийства или возврата к упот­реблению нет. Я чувствую беспомощность, безнадёж­ность и, кажется, схожу с ума.
10-4 Потеря контроля над поведением. Мне всё труднее и труднее контролировать свои чувства, мысли, суждения и поведение. Эта прогрессирующая и лишающая сил потеря контроля начинает вызывать проблемы во всех областях моей жизни, включая физическое здоровье. Неважно, насколько интенсив­но я пытаюсь сохранять контроль, у меня ничего не выходит.
Фаза 11: Употребление алкоголя и наркотиков
Во время этой фазы я возвращаюсь к употреблению алкоголя и наркотиков, пытаюсь контролировать упот­ребление, теряю контроль, и осознаю, что зависи­мость снова разрушает мою жизнь.
11-1 Попытки контролировать употребле­ние. Я убеждаю себя в том, что у меня нет выбора, но употребление алкоголя и наркотиков каким-то об­разом улучшит моё состояние или позволит на ка­кое-то время уйти от проблем. Я планирую только кон-
тролируемое, социально приемлемое употребление на короткое время. Если я буду употреблять, то толь­ко в компании и недолго. Я начинаю регулярно, по­немногу употреблять. Я уверен, что это лишь на ко­роткое время и всё под контролем.
11-2 Разочарование, стыд и вина. Я чувствую разочарование, так как алкоголь и наркотики не дают мне того, чего я ждал. Я испытываю вину из-за того, что снова начал употреблять. Мне стыдно, потому, что я -дефективная и ущербная личность, а мой срыв лишь доказывает это.
11-3 Потеря контроля. Употребление алкоголя и наркотиков вырывается из-под контроля. Иногда это происходит медленно, иногда - практически мгновен­но. Я начинаю употреблять столько же и так же, как и раньше.
11-4 Проблемы со здоровьем и с жизнью. У меня развиваются серьёзные проблемы с жизнью и со здоровьем. Семья, работа, взаимоотношения с друзьями серьёзно повреждены. Страдает физичес­кое здоровье, и мне становится так плохо, что я вновь нуждаюсь в профессиональном лечении.

Глава VIII
ПЛАНИРОВАНИЕ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ СРЫВА
Большинство срывов при зависимости не не­избежны. Многие алкоголики срываются, потому что не понимают ни самого процесса развития срыва, ни того, что надо делать для его предотвращения. Пра­вильные действия с Вашей стороны и со стороны людей в Вашей жизни помогут предотвратить или прервать синдром срыва до того, как последствия примут трагический оборот. Планирование предотв­ращения срыва минимизирует его разрушительный потенциал. Планирование предотвращения срыва может дать Вам чувство безопасности. Вы будете твёрдо знать, что делаете всё необходимое, чтобы избежать срыва. Вы сумеете распознать ранние при­знаки, предупреждающие о срыве,;и разработать план для прерывания синдрома срыва, если он возникнет. Планирование предотвращения срыва должно стать необходимой частью Вашей программы выздоров­ления.
Планирование предотвращения срыва минимизирует его деструктивный потенциал.
Шаги планирования предотвращения срыва включают;
1. Стабилизацию: контролируйте себя
2. Самооценку: осознавайте, что происходит у Вас в голове, в сердце и в жизни.
3. Знания о срыве: узнайте больше о срыве и что нужно делать, чтобы предотвратить его.
4. Предупреждающие признаки: составьте спи­сок своих собственных признаков, предупреж­дающих о срыве.
5. Управление предупреждающими признака­ми: учитесь прерывать развитие предупрежда­ющих признаков до того, как потеряете конт­роль над собой.
6. Инвентаризацию: учитесь опознавать предуп­реждающие сигналы во время их проявления.
7. Обзор программы выздоровления: удосто­верьтесь, что Ваша программа выздоровления способна помочь Вам справится с предупреж­дающими о срыве сигналами.
8. Участие близких: учите остальных, как взаи­модействовать с Вами, чтобы избежать срыва.
9. Отслеживание и закрепление результата: регулярно обновляйте план предотвращения срыва.
1. СТАБИЛИЗАЦИЯ-Я должен вернуть­ся к самоконтролю и ответственно­му поведению.
1. Стабилизация: До того, как начать плани­рование предотвращения срыва, Вы должны начать контролировать себя. Стабилизация означает про­цесс возврата контроля над своими мыслями, эмо­циями, памятью, суждениями и поведением после
срыва. Срыв - это время кризиса для Вас и Вашей семьи. Срыв нарушил ход Вашей жизни. В это время нормально чувствовать себя испуганным, злым, ра­зочарованным и виноватым. Вам нужна помощь. И Вы должны повернуться к людям, которым можно доверять, на кого можно положиться, и кто сможет совершить необходимые действия, чтобы вернуть Вам трезвый образ жизни. Если Вы не в состоянии сохранять твёрдый контроль над своими мыслями, эмоциями и поведением, то следует встретиться с консультантом или обратиться в реабилитационный центр. Для стабилизации Вам может понадобиться профессиональная помощь.
2. ОЦЕНКА -
помощью
других я
дол-
жен выяснить,
что является причиной
срывов.
2. Оценка: Второй шаг в планировании предот­вращения срыва -это выяснение его причин. Это можно сделать, вспомнив как историю употребления, так и специфические предупреждающие знаки и сим­птомы, возникавшие во время каждого периода по­пыток вести трезвый образ жизни. Эта информация даёт ценные идеи насчёт того, что шло не так и что может быть изменено, чтобы увеличить шансы на­чать жить не употребляя. Помните, что Ваш лучший учитель - это Ваше прошлое. Если Вы не будете учиться на собственных ошибках, то Вам суждено повторить их.
3. ОБРАЗОВАНИЕ-Я должен узнать как можно больше о процессе срыва и о том, как предотвратить его.
3. Изучение: Чтобы предотвратить процесс срыва, Вы должны понимать его. Чем большей ин­формацией Вы владеете о зависимости, выздоров­лении и срыве, тем большими средствами обладае­те для выздоровления. Вам следует понимать при­знаки постабстинентного синдрома: - что приводит Вас к высокому риску их развития; что может их за­пускать; и чего стоит остановить их или справится с ними. Вы должны быть хорошо знакомы с признака­ми, предупреждающими о срыве и быть способными приводить примеры собственными словами, чтобы удостовериться, что понимаете суть. Вы уже начали процесс обучения, начав читать эту книгу. Но читать в одиночестве недостаточно. Концепция, представ­ленная в этой книге, должна быть закреплена и об­суждена с другими людьми. Подготовленный для ра­боты с зависимыми консультант, должен помогать Вам закреплять и применять этот материал. Если это не­возможно, это должен делать Ваш спонсор из АА или иной человек, читавший эту книгу, и не употребляю­щий алкоголь и наркотики. Помните, что Вы не за­вершите своего обучения до тех пор, пока не сможе­те честно и открыто применять информацию, кото­рую узнали, к собственной жизни. Зависимость - это болезнь отрицания. Без вовлечения других в процесс предотвращения срыва, отрицание может увести Вас далеко в сторону от понимания того, что происходит с Вами на самом деле.
4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРЕДУПРЕЖДАЮЩИХ ПРИЗНАКОВ - Я должен определить те признаки предупреждающие о срыве, которые будут служить мне информа­цией о том, что у меня проблемы с сохранением трезвости.
4. Идентификация признаков, предупреж­дающих о срыве: каждый человек имеет уникаль­ный список предупреждающих сигналов, определя­ющих начало процесса срыва. Это сигналы, которые Вы посылаете самому себе и другим о возможности возврата к употреблению или о наличии признаков, предупреждающих о грозящем развитии срыва. Про­блемами могут стать как внешние, так и внутренние факторы. Признаками срыва могут стать проблемы со здоровьем, эмоциональные проблемы, проблемы с памятью, суждениями или несоответствующее об­щепринятым правилам поведение.
Необходимо составить список личных предуп­реждающих признаков, указывающих на грозящую Вам опасность. Он должен быть составлен на осно­ве опыта прошлых срывов. Выберете из списка при­мерно пять применимых к Вам. Назовите их своими словами и придумайте каждому своё описание, от­ражающее Ваш собственный опыт непосредственно с этим предупреждающим сигналом. Вам следует создать чёткий и ясный список индикаторов, отрыва­ющих Вас от продуктивной и комфортной жизни и толкающих к срыву.
5. УПРАВЛЕНИЕ ПРЕДУПРЕЖДАЮЩИМИ СИГНАЛАМИ- У меня должен быть кон­кретный план, чтобы предотвратить и остановить развитие предупрежда­ющих признаков.
5. Как справляться с предупреждающими сигналами: по идее, каждый предупреждающий о срыве признак, это проблема, которую нужно предот­вратить или решить. Если Вы хотите избежать про­блем, то, в таком случае, стоит пересмотреть каж­дый признак, задавая себе вопрос: «Как мне избе­жать появления этой проблемы?»
Вы должны помнить, что зависимость - это болезнь с тенденцией к срыву. Это значит, что каж­дый выздоравливающий человек имеет склонность испытывать признаки срыва, способные снова при­вести его к употреблению алкоголя или наркотиков. Как только Вы поймёте и примете этот факт, у Вас появится возможность спланировать встречу с неиз­бежным будущим. И проблемы, и признаки срыва у Вас будут. Если Вы хотите избежать их развития, -Вам нужно будет рассмотреть каждый случай, имев­ший место в прошлом, и выработать план как с ним справляться в случае, если подобная угроза срыва возникнет снова.
Естественно, Вам придётся усвоить новые спо­собы реагирования на сигналы, предупреждающие о срыве. Определите, что надо будет сделать, если возникнет конкретный признак срыва. Как развитие срыва может быть прервано в этом случае? Какие позитивные действия можно будет предпринять, что-
, бы удалить этот признак срыва? Составьте перечень из нескольких вариантов и возможностей ликвидации проблемы из своей жизни.
Перечень вариантов предоставляет больше шансов выбрать лучшее решение и возможность оп­ределить новую тактику, если первый вариант не сра­ботает. Выберите наиболее разумное решение, даю­щее возможность прервать процесс срыва. Это бу­дет Вашей новой реакцией, на возникший конкрет­ный предупреждающий признак.
Практикуйте каждую новую реакцию, пока она не станет привычкой. Если Вы можете реагировать по-новому в моменты высокого стресса, - тренируй­тесь при меньшем стрессе. Практикуйтесь и практи­куйтесь, пока реакция не станет привычкой. Если Ваша новая реакция не срабатывает, - придумайте новый более эффективный план.
Вы не можете позволить себе роскошь пропус­тить выработку плана прерывания признаков срыва, если они возникнут. Если у Вас нет такого плана, -Вы не сможете их прервать.
6. ЕЖЕДНЕВНАЯ ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ -Мне нужно проверять себя дважды в день, чтобы иметь возможность заме­чать первые признаки появляющихся проблем и исправлять их прежде, чем, они выйдут из-под контроля.
6. Самоконтроль: любая успешная програм­ма выздоровления включает в себя ежедневную ин-
вентаризацию. Десятый шаг АА напоминает нам, что мы должны продолжать проводить самопроверку, а если выяснится, что мы были неправы, - немедлен­но признавать это. Ежедневная инвентаризация по­может Вам определить предупреждающие признаки до того, как начнёт работу отрицание. Любой предуп­реждающий сигнал серьёзен, так как именно он мо­жет стать первым шагом к выпивке, физическому или эмоциональному срыву. При отсутствии ежедневной самопроверки Вы, скорее всего, проигнорируете ран­ние сигналы и будете не в силах прервать синдром срыва, когда он станет более чем явным. Для плана предотвращения срыва, Вам следует создать особую систему самоконтроля, которая фиксировала бы воз­можные признаки срыва. Попробуйте включить эту систему в свой ежедневный план. У Вас теперь есть список собственных предупреждающих признаков. Как Вы сможете определить, что один из них активи­зировался?
Чтобы самопроверка стала привычкой, мы ре­комендуем Вам установить два ритуала в день. Пер­вый должен иметь место утром. Выделяйте ежеднев­но от пяти до десяти минут в день для чтения ежед­невника и тезисного определения планов на день. Спросите себя, готовы ли Вы к этому дню, что сможе­те сделать, для его облегчения эмоционально и фи­зически, чтобы встретить трудности дня и поддержи­вать у себя комфортное ощущение реальности.
Второй ритуал самопроверки должен быть про­ведён вечером. Подведите итоги дня, подумайте, что Вы выдержали, и что может быть улучшено. Какие внутренние ресурсы применялись для прохождения
трудностей? Как Вы можете подкрепить самого себя, тем самым, усилившись? Какие слабости стали оче­видны, и как можно скорректировать эти изъяны, до­биваясь большего в этой области?
Внимательно пересмотрите список личных пре­дупреждающих о срыве сигналов. Присутствует ли в данный момент какой-нибудь из них в Вашей жизни? Если да то, что можно сделать, чтобы это исправить? Существуют ли ещё какие-нибудь признаки, которые могли бы быть добавлены к этому списку?
Вам может помочь привычка вести ежедневный дневник выздоровления, чтобы вовремя засечь пре­дупреждающий симптом. Он поможет Вам увидеть, что Вы делаете успехи по части выздоровления. В конце концов, это прогресс, к которому мы стремим­ся, а не недостижимое совершенство. Однако, про­сто знание признаков своего срыва не всегда сможет Вам помочь. Помните, что признаки срыва часто мо­гут развиваться подсознательно. И Вы не будете знать, что с Вами происходит. Самоконтроль - это способ ежедневного сознательного отслеживания своего состояния. При совершении самопроверки дважды в день, возрастают шансы осознать появле­ние предупреждающих признаков на ранней стадии, а также возможность остановить их до того, как Вы потеряете контроль над собой.
7. ОБЗОР ПРОГРАММЫ ВЫЗДОРОВЛЕ­НИЯ - я должен пересмотреть свою программу выздоровления, чтобы убе­диться, что она поможет мне справ-
литься с предупреждающими о срыве признаками.
7. Закрепление программы выздоровле­ния: выздоровление и срыв -это две оборотные сто­роны одной монеты. Если Вы не находитесь в про­цессе выздоровления, значит, Вы под угрозой срыва. Хорошая программа выздоровления обязательно включает в себя предотвращение срыва. Ваша пре­дыдущая программа выздоровления работала? Как она может быть улучшена? Вы должны научиться решать свою задачу изо дня в день. Вы признаёте свою зависимость? Вы справляетесь с её симптома­ми? Внимательны ли Вы к потребностям своего здо­ровья? Разработайте себе новую программу выздо­ровления, основанную на том, что помогало, а что нет - оставьте в прошлом. Вы должны удостоверит­ся, что для каждой проблемы, признака или предуп­реждающего сигнала в Вашей программе есть что-то, что поможет с ними справится.
8. ВОВЛЕЧЕНИЕ ДРУГИХ- Я должен про­сить других помочь мне оставаться трезвым, рассказав им о моих предуп­реждающих признаках, и прося об об­ратной связи, если они заметят раз­витие каких-либо симптомов.
8. Участие значимых людей: Вы не можете выздоравливать, находясь в изоляции, Полное выз­доровление включает помощь и поддержку разных
людей. Они нужны Вам для успешного выполнения плана предотвращения срыва. Процесс срыва часто полностью бессознателен. Несмотря на ежедневный самоконтроль, Вы, всё же, можете не заметить того, что происходит. Поэтому важно вовлечь в Ваш план предотвращения срыва других людей. Члены семьи, коллеги, товарищи по АА могут быть весьма полезны в опознании предупреждающих сигналов, пока ещё возможно с ними что-то сделать.
Чтобы остальные смогли помочь Вам, они дол­жны иметь представление о Ваших предупреждаю­щих сигналах и достаточно желать помогать Вам, что­бы вовремя о них сообщить. Вы должны регулярно общаться с этими людьми, чтобы они могли заметить, когда что-либо пойдёт не так. Вы, в свою очередь, должны слушать и делать то, что они скажут.
Выберите значимых для Вас людей, которые будут задействованы в предотвращении срыва. Это могут быть члены Вашей семьи, поддерживающий коллега, близкие друзья, спонсор или доверенные лица из АА.
Составьте список всех людей, с которыми Вы ежедневно контактируете. Выберите из списка тех, кто, по Вашему мнению, сможет Вам помочь в сохра­нении трезвого образа жизни и избежать срыва. Эти люди сформируют Вашу систему вмешательства в процесс развития срыва. Вспомните, как каждый из этих людей взаимодействовал с Вами в прошлом, когда у Вас проявлялись признаки срыва. Тогда это помогло сохранить трезвость? Что бы они могли ещё сделать, чтобы помочь выздоровлению? Теперь оп­ределите, что бы Вы хотели, чтобы сделал каждый
из них в следующий раз при проявлении симптомов срыва.
Соберите всех этих людей. Объясните им свой список предупреждающих знаков и заключите дого­вор с каждым поддерживающим человеком на тему, что он или она будут делать при проявлении у Вас симптомов срыва, и что они будут делать, если Вы начнёте употреблять. Что Вы хотите, чтобы они сде­лали, и что они собираются предпринять, если отри­цание активируется настолько, что Вы перестанете понимать, что существует проблема?
Вы и Ваша команда вмешательства должны прорепетировать или разыграть ситуацию, при кото­рой Вам плохо. Разыграйте сцену, когда Вы проявля­ете предупреждающие признаки, но отрицаете их наличие. Позвольте им прорепетировать, что они бу­дут делать, чтобы помочь Вам прервать синдром срыва.
Позвольте Вашей команде вмешательства при­нимать участие в Вашем выздоровлении. Вдохнови­те их на поддержку Вашей программы выздоровле­ния и отказ от поддержания признаков срыва. Также запомните, что члены Вашей семьи тоже выздорав­ливают. Вы должны осознать их потребности и дать обязательство помогать им в их собственной програм­ме выздоровления.
9. ВЫПОЛНЕНИЕ И ПОДКРЕПЛЕНИЕ - я должен пересматривать свой план предотвращения срыва через одинако­вые промежутки времени по мере лич-
ностного роста и изменений в ходе выздоровления.
9. Отслеживание и закрепление результа­та: зависимость не уйдёт никогда. Это хроническое заболевание на всю жизнь. Выздоровление от зави­симости - это образ жизни. Так как планирование предотвращения срыва - часть выздоровления, - оно также должно стать образом жизни.
Планирование предотвращения срыва должно проявляться в каждом аспекте выздоровления Ваш план по предотвращению срыва должен быть совме­стим с Программой АА и другими поддерживающими группами, которыми Вы пользуетесь для сохранения трезвого образа жизни. Он также должен быть совме­стим с программой выздоровления Вашей семьи.
Предотвращение срыва должно тренировать­ся, пока не станет привычкой. Мы все рабы наших привычек. Единственная свобода, которую мы можем обрести, это аккуратно выбирать- привычки, рабами которых готовы стать. Особенно верно то, что для выздоравливающего человека свобода кроется в структуре. Только в привычке и структуре программы сохранения трезвого образа жизни Вы можете обре­сти свободу от рабства зависимости.
Вы должны быть полны желания повторять и обновлять свой план предотвращения срыва с посто­янной частотой и распознавать новые проблемы, гро­зящие разрушением трезвого образа жизни. Плани­рование предотвращения срыва -это процесс, кото­рый должен стать неотъемлемой частью Вашего выз­доровления. Вашем выигрышем станет свобода, воз-
можность наслаждаться комфортным состоянием, будучи трезвыми, уверенность, что Вы понимаете процесс срыва, что сможете распознать свои соб­ственные предупреждающие о срыве признаки, и что у Вас есть план действий для прерывания этих симп­томов по мере их проявления.
Глава IX
СИНДРОМ СРЫВА И СЕМЬЯ
Как правило, зависимый обычно первым из членов своей семьи, обращается за помощью. Дру­гие члены семьи соответственно пытаются оказать помощь алкоголику в обретении трезвости. Многие из них отказываются осознать тот факт, что у них са­мих тоже имеется проблема, требующая специаль­ного лечения. Обычно такие люди отрицают свою роль в семье, поражённой зависимостью, сваливая и личные проблемы, и проблемы семьи на алкоголи­ка или наркомана, выступающего в роли «козла от­пущения». У них формируются далёкие от реальнос­ти ожидания того, насколько улучшится семейная жизнь, когда алкоголик бросит пить. Когда же эти ожи­дания не оправдываются, члены семьи начинают обвинять в неудачах зависимого, даже если тот ус­пешно работает над своей программой выздоровле­ния. Их отношение и поведение могут стать факто­рами, осложняющими выздоровление зависимого члена семьи и даже способствовать срыву.
Члены семьи могут оказать большую помощь в предотвращении срыва у зависимого (81). В Пла­новом предотвращении срыва (ППС) применяется мотивация семьи к тому, чтобы алкоголик не пил. По мере того, как члены семьи вовлекаются в планиро­вание предотвращения срыва, всё большее внима­ние уделяется вопросу созависимости и её роли в
семейном срыве. Членам семьи оказывается помощь в её осознании и в том, чтобы начать активно зани­маться своим собственным выздоровлением. Зави­симость рассматривается как семейная болезнь, зат­рагивающая всех членов семьи, поэтому им и требу­ется терапия. Зависимому нужна терапия зависимо­сти. Остальным членам семьи нужна терапия соза-висимости.
Термин «созависимость» иногда употребляет­ся лишь применительно к супруге или супругу зави­симого, а остальных членов семьи называют иначе. Мы же применяем понятие «созависимый» в отно­шении ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА, ЧЬЯ ЖИЗНЬ СТАЛА НЕУПРАВЛЯЕМОЙ В РЕЗУЛЬТАТЕ СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ С ЗАВИСИМЫМ ЧЕЛОВЕКОМ.
Созависимость - это поддающийся определе­нию хронический и развивающийся предсказуемым образом синдром (набор признаков - прим. перев.). Когда люди, поддерживающие близкие отношения с зависимым человеком, пытаются контролировать употребление им алкоголя, наркотиков, или его зави­симое поведение (перед которым они бессильны), они теряют контроль над своим собственным поведени­ем (перед которым они не бессильны), и их жизнь становится неуправляемой.
Пытаясь обрести контроль над тем, перед чем ты бессилен, ты теряешь контроль над тем, управлять чем тебе по силам.
В результате попыток приспособиться к изма­тывающим последствиям стресса от жизни с зависи­мым и компенсировать их, у человека, страдающего созависимостью, развиваются её признаки физичес­кого, психологического и социального характера. По мере развития созависимости её признаки, вызван­ные стрессом, также становятся привычными. Кроме того, эти состояния приобретают свойство взаимоуси­ления: наличие одного признака созависимости ав­томатически вызывает другие её признаки. В конеч­ном итоге, созависимость становится самостоятель­ной проблемой, отдельной от первоначально поро­дившей её зависимости. Признаки созависимости продолжают присутствовать даже тогда, когда алко­голик бросает пить или начинает посещать АА, или когда созависимый разрывает отношения.
Состояние созависимости проявляется в трёх стадиях развития:
Ранняя стадия: нормальные попытки ре­шения проблем и налаживания ситуации
Нормальная реакция любой семьи на боль, кризис и дисфункциональное поведение одного из её членов заключается в том, чтобы уменьшить боль, ослабить кризис и помочь больному так, чтобы мож­но было сохранить семью. Когда речь идёт о зависи­мости, такие попытки не помогают, т.к. эти меры не позволяют зависимому испытать болезненный, но полезный ему опыт, приводящий к осознанию того, что его зависимость приводит к проблемам. На этой стадии созависимость - это просто реакция на при-
знаки болезни зависимости. Нормальный отклик на ненормальную ситуацию.
Средняя стадия: привычные самопоражен­ческие реакции
Если реакции на стресс и кризис, предписан­ные культурой, не приносят облегчения страданий, вызываемых зависимостью в семье, члены семьи начинают ПЫТАТЬСЯ СИЛЬНЕЕ. Они прибегают к прежним средствам, но чаще, с большей интенсив­ностью и всё более отчаянно. Они пытаются оказы­вать ещё большую поддержку, больше помогать, боль­ше защищать. Они перекладывают на себя ответ­ственность зависимого человека, не отдавая себе отчёта в том, что из-за этого зависимый становится лишь ещё более безответственным.
Ситуация нисколько не улучшается, а, наобо­рот, ухудшается, и сознание неудачи лишь усиливает реакцию. У членов семьи появляется неверие в свои силы, разочарование, тревога, чувство вины. Они всё больше обвиняют самих себя, у них снижается само­оценка, их поведение становится самопораженчес­ким. Они уходят в изоляцию. Полностью сосредото­чиваются на поведении больного члена семьи и сво­их попытках проконтролировать его. У них остаётся мало времени на то, чтобы сконцентрироваться на чём-либо другом. В результате они теряют контакт с нормальным миром за пределами своей семьи.
Хроническая стадия: крах семьи и усугуб­ление стресса
Постоянное, привычное реагирование на зави­симость в семье приводит к развитию специфичных способов повторяющегося, вращающегося по кругу самопораженческого поведения. Эти способы пове­дения становятся автономными, самоусиливающими­ся и продолжают присутствовать даже в том случае, когда исчезают симптомы первоначальной зависи­мости.
Искренние усилия, предпринятые членами се­мьи для того, чтобы помочь, провалились. Порождён­ное этим отчаяние и чувство вины приводят к смяте­нию, хаосу и неспособности прекратить дисфункцио­нальное поведение, несмотря на понимание того, что их попытки безрезультатны. ТЕРЯЕТСЯ КОНТРОЛЬ над мыслями и поведением созависимого, и новое состояние мыслей и поведения теперь продолжает существовать независимо от первоначальной зави­симости одного из членов семьи.
Деградация созависимого является био-психо-социальным процессом. Неэффективные попытки проконтролировать употребление алкоголя алкоголи­ком и его поведение доводят хронический стресс до уровня, на котором развиваются связанные с ним физические заболевания: сильные головные боли, язвы, повышенное кровяное давление. Этот хрони­ческий стресс может привести к нервному срыву и другим эмоциональным расстройствам. Само неуп­равляемое поведение представляет собой образ жиз­ни, образованный вокруг зависимости, захватившей все сферы жизнедеятельности, даже те, которые ка­жутся не связанными с зависимостью. Социальная деградация усиливается по мере того, как сосредо-
точенность на зависимости начинает мешать поддер­жанию отношений и социальной активности. К духов­ной деградации приводит полная концентрация на проблеме, не оставляющая места для интереса к чему-либо не относящемуся к ней, особенно потреб­ностям, связанным с высшим смыслом жизни.
Выздоровление от созависимости происходит, когда человек учится принимать симптомы зависимо­сти и отстраняться от них. Это означает приобрете­ние навыков управления симптомами созависимос­ти. Это означает, что человек учится сосредотачивать­ся на собственных потребностях и личностном рос­те, учится уважать и любить себя. Человек учится выбирать правильный способ поведения. Он учит­ся управлять своей собственной жизнью.
Поскольку созависимость представляет собой хроническое состояние, она, как и зависимость, мо­жет иметь рецидивы. Однако состояние срыва у со-зависимого бывает труднее определить. Без посто­янной работы над программой выздоровления и без должной заботы о себе старые чувства и способы поведения, находящиеся, казалось бы, под контро­лем, могут снова всплыть на поверхность и выйти из-под контроля. Жизнь снова становится неуправляе­мой; у созависимого наступает срыв.
ПРИЗНАКИ СРЫВА У СОЗАВИСИМОГО
В ходе наблюдений консультантов, работавших с выздоравливающими членами семей, были выяв­лены признаки приближающегося срыва для созави-
симых супругов. На основании этих наблюдений со­ставлен приведенный ниже список (90).*
1. Частичная потеря структуры дня. Ежеднев­ный распорядок дня члена семьи нарушается времен­ной ситуацией, например, болезнью, изменением расписания уроков у детей, отпуском, каникулами и т.п. После такого события или болезни супруг/супру­га не возвращается к выполнению всех дел своей программы выздоровления.
2. Отсутствие заботы о себе. Супруг/супруга перестаёт заботиться о своей внешности, а порой отказывается от приносящих радость мелочей, так как ...«это всего лишь для моего удовольствия»... Чело­век снова начинает заботиться, прежде всего, о дру­гих, и только во вторую или третью очередь - о себе.
3. Неспособность эффективно устанавли­вать и соблюдать0 границы. У- супруга/супруги по­являются проблемы с поведением детей. Устанавли­ваемые границы то слишком неопределённые, то слишком жёсткие, что приводит к возникновению но­вых проблем с дисциплиной.
4. Прекращение конструктивного планиро­вания. Супруг теряет ясное представление о том, что ему/ей следует делать, ему/ей кажется, что личные обязанности захлестывают его/её. Вместо того, что­бы определить самое важное, и начать делать это,
* Выражаем Джан Смит благодарность за помощь в составле­нии этого списка.
человек хватается за первое попавшееся дело, в то время как более важная работа остаётся несде­ланной.
5. Нерешительность. Член семьи становится всё в большей степени неспособным принимать ре­шения, связанные с каждодневной жизнью.
6. Компульсивное поведение. У супруга/суп­руги временами возникает непреодолимое желание делать что-либо без остановки. Сколько бы ни было уже сделано, - всё кажется недостаточным.
7. Усталость или отсутствие отдыха. Чело­век теряет способность спать столько времени, сколь­ко ему необходимо для того, чтобы почувствовать себя отдохнувшим. Сон, если он есть, становится прерывистым.
8. Возвращение иррационального чувства обиды. Созависимый ловит себя на том, что он пе­ребирает в уме людей и события, которые принесли ему боль, вызвали у него гнев, расстроили его. Вспо­миная всё это, человек снова переживает старые эмоции и чувство обиды.
9. Возвращение стремления контролиро­вать людей, ситуации и мир вокруг себя. По мере того как созависимый чувствует, что теряет контроль над жизнью, он начинает открыто пытаться контро­лировать других людей или ситуацию, или манипу­лировать ими. Непосредственным объектом такого
контроля может быть зависимый человек, но это не обязательно.
10. Защитное поведение. Созависимый может сам быть не вполне доволен своими действиями, но в ответ на критику будет резко и гневно отстаивать правильность своих действий.
11. Жалость к себе. Созависимый начинает размышлять о текущих или прошлых проблемах и в результате раздувает их значимость. Иногда он воп­рошает: «Почему именно со мной всегда что-то про­исходит?»
12. Чрезмерная трата денег / Беспокойство о деньгах. Супруг (или супруга) может проявлять большое беспокойство о материальном положении семьи, а тем временем импульсивно тратить деньги для того, чтобы «лучше себя почувствовать». Он (или она) убеждает себя, что купленное заслужено им, но при этом чувствует вину, и ему (или ей) становится ещё хуже.
13. Неправильное питание. Член семьи «те­ряет», аппетит, так что даже любимые блюда не вы­зывают у него интереса. Или же он начинает пере­едать, независимо от того, есть у него аппетит или нет, только, чтобы почувствовать себя лучше. Пере­едание приносит удовлетворение лишь на короткое время или совсем не приносит его.
14. Поиски «козла отпущения». Человек всё больше стремится возлагать вину за всё на других людей, на события или на то место, где он находит­ся. Причины своего плохого самочувствия созависи-мый ищет вне себя.
15. Возвращение страха и общего чувства тревоги. Временами созависимый испытывает не­рвозность. Ситуации, не вызывавшие раньше страха или тревоги, теперь сопровождаются этими чувства­ми. Супруг (супруга) может даже не знать о причинах этой нервозности.
16. Утрата веры в Высшую Силу. Созависи­мый теряет веру в Высшую Силу, что бы она для него ни означала. Появляется тенденция почти во всём полагаться только на собственные силы, или искать поддержку у зависимого члена семьи (алкоголика или наркомана).
17. Прекращение регулярного посещения групп «Ал-Анон». Супруг (супруга) изменяет свой график посещения собраний сообщества «Ал-Анон». Он (она) может начать реже ходить на собрания, объясняя это нехваткой времени или тем, что собра­ния не помогают или вообще не нужны.
18. Умственные «гонки». Созависимому ка­жется, будто он попал на «бегущую дорожку», движу­щуюся слишком быстро. Несмотря на попытки замед­лить ход мыслей, они продолжают непрерывно ска­зать с одной нерешённой проблемы на другую.
19. Неспособность выстроить логическую цепочку мыслей. Супруг (супруга) старается решать проблемы и вдруг застревает на вещах, которые рань­ше казались простыми. Кажется, что ум перестаёт работать и абсолютно ни в чём невозможно разоб­раться. В результате он (или она) чувствует бесси­лие перед жизнью и разочарование.
20. Замешательство. Человек отдаёт себе от­чёт в том, что он переполнен чувствами, но не пони­мает, в чём проблема.
21. Расстройства сна. Всё чаще становятся бессонные ночи или прерывистый сон. Чем больше человек старается заснуть, тем меньше у него это получается. Если и удаётся заснуть, то сон нельзя назвать спокойным. Утром человек выглядит не от­дохнувшим, а усталым.
22. Неестественные эмоции. Созависимый начинает проявлять чувства, не осознавая их источ­ников. Сильные чувства могут нахлынуть без всяких на то причин.
23. Потеря контроля над поведением. Соза­висимый начинает выходить из себя, особенно по поводу зависимого члена семьи и/или детей. Теряя самообладание, человек может незаслуженно стро­го наказывать детей, кричать на зависимого, ударить его, швырять вещи.
24. Стихийные перепады настроения. На­строение созависимого может измениться без всякой прелюдии. Скачки могут быть драматичными. Чело­век больше не чувствует, что ему немного не по себе или что он скорее доволен ситуацией, - с вершин эйфории он падает в пропасть уныния.
25. Неспособность получать поддержку в межличностных (неформальных) отношениях.
Созависимыи перестаёт поддерживать связь с семь­ёй и друзьями. Это может происходить очень посте­пенно. Человек отказывается от приглашений в гос­ти, пропускает дни, когда семья собирается вместе, перестаёт звонить или отвечать на телефонные звонки.
26. Чувство одиночества и изолированнос­ти. Созависимыи начинает проводить больше време­ни в одиночестве. Он обычно ищет рациональные объяснения такому поведению - слишком занят, дети, учёба, работа и т.д. Вместо того, чтобы решать про­блему своего одиночества, созависимыи всё больше отдаётся навязчивым состояниям или ведёт себя импульсивно. Изоляция может оправдываться убеж­дением себя в том, что его (её) никто не понимает, и что на самом деле никому до него (неё) нет дела.
27. Туннельное мышление. Невзирая на ха­рактер вопроса или ситуации, созависимыи держит­ся за своё видение проблемы или решение и неспо­собен воспринимать другие точки зрения. Его ум не­восприимчив к новому (закрыт).
28. Возвращение периодов смутной трево­ги и/или приступов паники. Созависимый может начать снова (или впервые) испытывать наплываю­щую временами тревожность, для которой, казалось бы, нет никаких причин. Иногда накатывает необъяс­нимый страх. Эти неконтролируемые чувства могут расти подобно снежному кому, пока не наступает жизнь полная постоянной боязни самого страха.
29. Проблемы со здоровьем. Возникают про­блемы с физическим здоровьем: головные боли, миг­рень, боли в желудке, груди, сыпь, аллергия.
30. Приём лекарств или употребление алко­голя для облегчения страданий. Отчаянно стре­мясь хоть как-то смягчить физическую и/или эмоцио­нальную боль, созависимый может начать пить, упот­реблять наркотики или принимать лекарства, отпус­каемые по рецепту.аУпотребление алкоголя и приём лекарств приносят временное облегчение на фоне усугубляющихся проблем.
31. Полный отказ от посещения собраний групп поддержки и терапевтических сессий. По
целому ряду соображений (вера в то, что он больше не нуждается в группе, парализующий страх, чувство обиды) созависимый полностью прекращает посеще­ние собраний или терапевтических встреч, или и того, и другого одновременно.
32. Неспособность изменить самопоражен­ческое поведение. Несмотря на признание созави-
симым того, что его действия вредны для него, он не может не продолжать своё поведение вопреки пони­манию ситуации.
33. Развитие установки «Мне наплевать».
Человеку легче поверить в то, что ему «наплевать», чем в то, что он «потерял контроль». Для защиты соб­ственного достоинства созависимый прибегает к ра­ционализации: «Мне плевать». В результате проис­ходит смещение системы ценностей. То, что раньше было важным, теперь игнорируется.
34. Полное нарушение распорядка дня. Со­зависимый больше не верит в то, что возможна упо­рядоченная жизнь. Он начинает пропускать назначен­ные встречи и мероприятия (забывать о них), не спо­собен регулярно питаться, ложиться и вставать вов­ремя. Созависимый не способен совершать простые действия повседневной жизни.
35. Отчаяние и мысли о самоубийстве. Со­зависимый начинает считать ситуацию безнадёжной. Он чувствует, что остаётся всего два или три выхода: сойти с ума, совершить самоубийство или заглушить боль лекарствами и/или алкоголем.
36. Полное физическое истощение. Физичес­кие признаки становятся настолько серьёзными, что требуется медицинская помощь. Это может быть любой из ряда симптомов, обострившихся настоль­ко, что организм созависимого больше не может нор­мально функционировать (язвы, мигрень, боли в сер­дце, сильные и учащенные сердцебиения).
37. Полное эмоциональное истощение. Пе­репробовав, на его взгляд, всё, что можно, чтобы справиться с ситуацией, созависимый больше не ви­дит выхода совладать со своей неуправляемой жиз­нью. На этом этапе созависимый может впасть в та­кую депрессию, враждебность или тревожность, что полностью теряет контроль над собой.
ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ СРЫВА В СЕМЬЕ
Хотя каждый член семьи отвечает за своё соб­ственное выздоровление и никто не может выздорав­ливать за другого, симптомы как зависимости, так и созависимости влияют на вероятность срыва других членов семьи. Даже если алкоголик больше не пьёт, и у него уже нет симптомов болезни, вызванных не­посредственно употреблением алкоголя, признаки постабстинентного синдрома и созависимость влия­ют друг на друга. Как и признаки, постабстинентного синдрома, признаки созависимости чувствительны к стрессу. Стресс усиливает признаки, а признаки уси­ливают стресс. В результате зависимый и созависи­мый образуют порождающую стресс пару, бессозна­тельно и невольно осложняющую выздоровление партнёра и создающую высокий риск срыва.
Что могут сделать члены семьи для того, что­бы понизить риск собственного срыва и риск срыва выздоравливающего зависимого? Они могут начать знакомиться с информацией о болезни зависимости, о выздоровлении и обычных симптомах, сопровож­дающих выздоровление. Они должны осознать, что
признаки постабстинентного синдрома являются, ско­рее, симптомами зависимости в трезвости, а не де­фектами характера, эмоциональным расстройством или душевной болезнью. В то же время, они должны признать и принять наличие у самих себя симптомов созависимости и, составляя планы собственного выз­доровления, начать участвовать в сообществе «Ал-Анон» и/или персональной терапии.
Клинический опыт планирования предотвраще­ния срыва в ряде терапевтических программ показы­вает, что семья может стать мощным союзником в предотвращении срыва у зависимого. В 1980 г. в пла­нирование предотвращения срыва были внесены изменения, ставящие своей целью участие в нём зна­чимых других людей, всех членов семьи. Это значи­тельно повысило эффективность программ. Однако, с развитием клинического опыта, выявились новые проблемы. Многие члены семей часто отказывались участвовать в планировании предотвращения сры­ва. Другие же участвовали в ней таким образом, что положение только ухудшалось.
В 1983 г. в планирование предотвращения сры­ва включили, кроме программы для зависимых, так­же программу для созависимых. В новой форме пла­нирования предотвращения срыва используется мо­тивация семьи к налаживанию трезвой жизни зави­симого. Поскольку в планировании предотвращения срыва начинают участвовать члены семьи, большее внимание уделяется созависимости и её роли в се­мейном срыве. Членам семьи помогают осознать соб­ственную созависимость и начать активно участво-зать в программе собственного выздоровления. При
этом зависимость рассматривается как семейная болезнь, затрагивающая всех членов семьи, которым, поэтому, необходима терапия.
Все члены зависимых семей, склонны возвра­щаться к самопораженческим видам поведения, спо­собным привести их к потере контроля. У зависимого или созависимого члена семьи может произойти срыв в острой форме. Подобно тому, как серьёзные про­блемы могут появляться в жизни зависимых, несмот­ря на то, что они абсолютно прекратили употребле­ние алкоголя или наркотиков, жизнь созависимого также часто становится дисфункциональной, несмот­ря на то, что зависимый трезв и активно работает над своей программой выздоровления.
Необходимо защитить семью от стресса, кото­рый могут вызвать признаки постабстинентного син­дрома, проявляющиеся у выздоравливающего чело­века, а также совместно разработать план, который позволил бы защитить выздоравливающего челове­ка от стресса, порождаемого признаками созависи-мости. Помните, что никто не стал больным за один день. Выздоровление тоже потребует времени. Со­ставьте личный план предотвращения срыва и помо­гайте выздоравливающему зависимому в выполне­нии разработанного им плана предотвращения срыва.
Семейное планирование предотвращения сры­ва призвано помочь в предотвращении острых эпи­зодов срыва у выздоравливающего зависимого, пре­дотвращении кризисов у созависимого, в разработке плана предотвращения срыва, как для зависимого, так и для созависимого и в разработке плана ранне­го вмешательства (интервенции), целью которого яв-
ляется прерывание срывов в острой форме, как у зависимого, так и у созависимого. Для зависимого это означает прерывание проблем, вызванных как при­знаками постабстинентного синдрома (ПАС) в трез­вости, так и вызванных употреблением алкоголя или наркотиков в случае возврата к употреблению. Для созависимого это означает прерывание кризиса со-зависимости. Семье необходима работа с консуль­тантом с целью выработки оформленного плана пре­дотвращения срыва, так чтобы они могли поддержи­вать друг друга в выздоровлении и помогать прово­дить вмешательство в случае выхода симптомов сры­ва из-под контроля.
Практика семейного планирования предотвра­щения срыва включает в себя двенадцать основных процедур:
1. Стабилизация: Первым шагом в планиро­вании предотвращения срыва является стабилизация состояния как зависимого, так и созависимого. Со­стояние зависимого стабилизируется с помощью про­цесса детоксикации или терапии проявлений постаб­стинентного синдрома. Состояние супруги (супруга) стабилизируется путём преодоления кризиса созави-симости, с помощью отстранения от кризиса у зави­симого, возвращения к реалистичному взгляду на вещи и развития основных качеств сопротивляемос­ти у личности. Это часто требует как посещения групп «Ал-Анон», так и профессионального консультиро­вания.
2. Оценка: Прежде чем составлять план пре­дотвращения срыва, необходимо провести оценку состояния зависимого, созависимых и семейной сис­темы. В ходе такой оценки анализируются текущие проблемы каждого из членов семьи, их готовность и способность начать работать над личной программой выздоровления, а также их готовность участвовать в программе семейного выздоровления.
3. Приобретение знаний об алкоголизме, созависимости и срыве: Точная информация - са­мый мощный из всех инструментов выздоровления. Зависимый и семья должны узнать, что представля­ют собой болезнь зависимости, состояние созависи­мости, терапия и планирование предотвращения сры­ва. Такое просвещение лучше всего организовать с семьёй как с отдельной единицей в виде регулярных семейных занятий. Приобретение новых знаний по­лезно дополнять отдельными программами группо­вой терапии для каждого из членов семьи. Зависи­мому следует присоединиться к группе зависимых, взрослому созависимому - к группе созависимых, а созависимым детям - к детской группе. Именно на таких групповых терапевтических сессиях начинает­ся индивидуальное выздоровление всех членов семьи.
4. Определение признаков срыва: Как зави­симому, так и созависимым необходимо определить личные признаки, указывающие на то, что их жизнь становится дисфункциональной. И это также лучше делать в группе. У зависимого больше возможностей
распознать признаки приближающегося срыва, когда такой человек работает с другими зависимыми. Со-зависимым легче всего определить первые признаки срыва, работая с другими созависимыми. Полезным пособием для определения у себя признаков срыва являются списки таких признаков для зависимых и созависимых.
5. Признание признаков срыва семьёй: Пос­ле составления каждым членом семьи личного спис­ка признаков срыва и его проработки в своей группе планируется проведение ряда семейных сессий. Во время таких сессий все члены семьи зачитывают свои собственные списки признаков срыва, чтобы получить обратную связь. Остальные члены семьи обсуждают признаки и помогают оценить их, если они точно оп­ределены и заметны. Благодаря обратной связи, к списку могут быть добавлены новые признаки сры­ва. Поскольку у каждого члена семьи есть свой спи­сок признаков, предшествующих острой форме сры­ва, в группе нет одного конкретного пациента. Все участвуют в работе с позиции равенства. По суще­ству люди говорят друг другу: «Мы все поражены, хотя и по-разному, болезнью зависимости».
6. Семейный план предотвращения срыва:
Члены семьи обсуждают каждый из своих признаков срыва, действия семьи в связи с этими признаками в прошлом и эффективные стратегии, к которым мож­но бы было прибегнуть в будущем. Определяются будущие ситуации, в которых зероятно появление признаков срыва. Обсуждаются стратегии и более
эффективного управления признаками срыва для каждого из членов семьи. В ходе этого процесса про­игрывается множество соответствующих ролей, и решаются многие проблемы. Часто определяются проблемы, для дальнейшей работы с которыми, люди возвращаются в отдельные терапевтические группы.
7. Обучение планированию дня и его ана­лизу: Все члены семьи обучаются составлению пла­на дня утром и анализу прошедшего дня вечером. Здесь большое внимание уделяется структурирова­нию времени, реалистичной постановке целей и ре­шению проблем.
8. Обучение общению: Для того чтобы план предотвращения срыва был действенным, члены се­мьи должны научиться эффективно общаться. Семья учится давать и получать обратную связь конструк­тивно и с заботой друг о друге.
о
9. Анализ выполнения программ выздоров­ления: Все члены сообщают семье о той программе выздоровления, которую они приняли для себя. Глав­ный вопрос здесь: «Как Вы и я узнаем, правильно ли идёт моё выздоровление?» Всем предлагается рас­сказать о своих нуждах в выздоровлении, и проде­монстрировать, как продвигается терапия.
10. План прерывания отрицания: Как зави­симость, так и созависимость являются болезнями отрицания. Отрицание является по большей части бессознательным. Ни зависимый, ни созависимый не
отдают себе отчёта в своём отрицании, когда на са­мом деле проявляют его. Важно как можно раньше начать учитывать реальное наличие отрицания. Каж­дому члену семьи должен быть задан вопрос: «Что должны делать твои близкие, если в ответ на их сло­ва о присутствующих у тебя конкретных признаках срыва ты отрицаешь их, игнорируешь слова своих близких, расстраиваешься, злишься?» Каждый из членов семьи должен предложить специальные пла­ны работы со своим собственным отрицанием. Та­кое открытое обсуждение даёт основу для возмож­ного вмешательства (интервенции), если отрицание станет проблемой в будущем.
11. План раннего вмешательства (интервен­ции) в срыв: Зависимые и созависимые люди под­вержены срывам. Срыв означает наступление дис­функциональное™ в выздоровлении. Для выздорав­ливающего зависимого при срыве может иметь мес­то употребление алкоголя или наркотиков, либо че­ловек может просто испытывать такую депрессию, тревогу, злость, разочарование, что не сможет нор­мально функционировать в трезвости. Для созави-симого срыв означает возврат к состоянию кризиса созависимости, мешающему нормальной жизни. Как только члены семьи входят в фазу срыва в острой форме, они теряют контроль над своими мыслями, эмоциями, суждениями и поведением. Часто для пре­рывания кризиса им требуется прямая помощь дру­гих членов семьи. Во многих случаях они оказывают­ся от этой помощи. Они действуют так, как если бы помощь была им не нужна, хотя они в ней отчаянно
нуждаются. Семья обучается процессу интервенции. Интервенция (вмешательство) - это способ помочь людям, которые отказываются от помощи. Обучение интервенции позволяет значительно сократить про­должительность и остроту периодов срыва у членов семей.
12. Последующее наблюдение и закрепле­ние: Зависимость и созависимость относятся к чис­лу состояний, которые, возникнув однажды, присут­ствуют у человека всю оставшуюся жизнь. Может наблюдаться временное облегчение симптомов, но окончательно они не исчезнут никогда. Они тихо до­жидаются тех периодов, когда человек перестаёт за­ниматься своим выздоровлением, и активизируются. Необходима непрерывная работа над программами выздоровления, включающая участие в группах АА/ AN, «Ал-Анон» и периодические профилактические проверки на предмет наличия признаков срыва с по­мощью профессионального консультанта по вопро­сам зависимости.
Глава X
ГРУППЫ САМОПОМОЩИ ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ СРЫВА
Предотвращение срыва - образ жизни. Распоз­навание и прерывание признаков срыва должно стать ежедневной практикой. Как и любую привычку, пре­дотвращение срыва трудно усвоить. Многие склон­ные к срыву люди, говорят, что нуждаются в поддер­жке, чтобы продолжать работу над планом предотв­ращения срыва. Они считают, что встречи с другими людьми, также работающими над предотвращением срыва очень полезны. Они устраивают регулярные собрания, чтобы обсудить свои дела по предотвра­щению срыва и обменяться информацией.
В некоторых местах эти группы самопомощи по предотвращению срыва были включены в формат собраний групп АА. В других местах появились спе­циальные встречи АА для алкоголиков, склонных к срывам. Эти встречи часто называют «Встречами бриллиантовых мечтателей».
Некоторые члены АА обсуждают свои успехи в предотвращении срыва во время регулярных встреч групп АА. С того момента как они включают планиро­вание предотвращения срыва в обычную практику двенадцатишаговых собраний АА, обычно это пере­стаёт быть проблемой.
Некоторые группы АА, однако, отказываются обсуждать предотвращение срыва во время встреч групп АА. Хотя плановое предотвращение срыва пол-
ностью совместимо с Программой АА, - оно не явля­ется частью Программы АА. Ни сам метод, ни лите­ратура типа этой книги не были одобрены конферен­циями. В результате на многих встречах АА не позво­ляется обсуждать методы планового предотвращения срыва.
В результате, некоторыми выздоравливающи­ми людьми были созданы группы самопомощи по предотвращению срыва, независимые от АА, но со­трудничающие и с АА, и с другими двенадцатишаго-выми группами и программами. Эти люди не прекра­щают ходить в АА. Они просто начинают ходить на дополнительные группы самопомощи, специально ориентированные на проблемы предотвращения срыва.
Группа по предотвращению срыва - это струк­турированная встреча, разработанная, для подстра­ховки зависимых людей, склонных к срыву, с целью опознания предупреждающих признаков срыва и обу­чения тому, как эффективно с -этими признаками справляться.
Группа создана как добровольное учреждение самопомощи. Для участия в группе не существует никакой платы, или членских взносов. Главными це­лями группы является помощь людям, склонным к срыву в осознании индивидуальных проблем, и со­вместные встречи для обмена опытом, а также под­держка во время кризисов.
Группа предотвращения срывов создана, для сотрудничества с Анонимными Алкоголиками и с про­граммами, связанными с 12 Шагами АА. Также эта группа создана, чтобы работать совместно с профес-
сиональным консультированием. Группа предотвра­щения срыва не создавалась вместо, или в качестве замены АА или профессиональному консультиро­ванию.
Единственным условием для членства в груп­пе предотвращения срыва является честное, но не­удачное стремление к трезвости, или страх того, что срыв может стать реальностью. На встречах группы предотвращения срыва признаётся, что люди склон­ные к срыву испытывают много неудач в выздоров­лении. Длинная цепь неудач часто заставляет их клей­мить себя как неудачников. Из-за уникальных про­блем, идущих рука об руку с длинной цепью неудач в выздоровлении, людям, склонным к срыву, нужна группа поддержки, чтобы найти общение и понима­ние у других выздоравливающих людей, испытавших подобные неудачи.
Многие предупреждающие знаки развиваются вне сознания, намерений или желаний человека, склонного к срыву. Группа предотвращения срыва создана, для предоставления обратной связи членам группы о признаках срыва, наблюдаемых у них дру­гими её членами. Ведущими факторами, делающи­ми плановое предотвращение срыва (ППС) таким эффективным являются: ежедневная инвентаризация с целью опознания ранних предупреждающих призна­ков; усилия, чтобы остановить предупреждающие признаки, прежде чем они выйдут из-под контроля; открытые и честные высказывания о предупреждаю­щих признаках; что человек делал, чтобы остановить их; и получение обратной связи от других.
Опыт участников Группы предотвращения сры­ва говорит, что не существует безнадежных алкого­ликов или наркоманов. Выздоровление возможно даже для людей с длинной историей постоянных сры­вов и неудач. Ключ к выздоровлению - это комбина­ция профессиональной помощи, участие в двенад-цатишаговых группах самопомощи, и специализиро­ванные Шаги планового предотвращения срыва.
АА говорят, что выздоровление возможно, че­рез следование двенадцати базовым Шагам. Эти же Шаги применяются и в плановом предотвращении срыва. ППС предполагает, что существуют пути к ус­пешному выздоровлению и пути к срыву. Путь к ус­пешному выздоровлению может быть описан как пос­ледовательное решение основных задач выздоров­ления. Путь к срыву может быть описан в терминах частичного выздоровления, а также в виде стадий и предупреждающих о срыве сигналов.
АА говорят, что некоторые люди, кажутся «...органически неспособными быть честными перед самими собой...», ППС утверждает, что, обучение этих людей умению определять, что с ними происходит психологически, социально и духовно, поможет им выяснить, чего им недостаёт, чтобы стать «...способ­ными быть честными перед самими собой». АА пред­лагают двенадцать Шагов для выздоровления. ППС применяет их особым способом к людям, склонным к срыву.
Первый Шаг гласит, что мы стали бессильны перед алкоголем, что потеряли контроль над собой. ППС учит, что мы бессильны не только перед алкого-
лем, но также и перед признаками долговременной абстиненции, сопровождающей выздоровление. ППС также описывает «неуправляемую жизнь» в связи с понятием «вынужденное поведение». Жизнь остаёт­ся неуправляемой до тех пор, пока мы прибегаем к одержимому или компульсивному поведению, чтобы избежать встреч с самими собой, своим мышлением, эмоциями и поведением.
Второй Шаг приглашает нас поверить, что только Сила, более могущественная чем наша, смо­жет вернуть нам здравомыслие. Этот Шаг говорит о том, что мы были безумны, когда пили и употребляли наркотики. ППС описывает трезвую невменяемость под воздействием постабстинентного синдрома, за­висимого («гнилого») мышления, ошибочных убежде­ний и зависимого социального окружения, подпиты­вающего ошибочные убеждения.
ППС подтверждает обещание Второго Шага о возможности выздоровления. Оно также утверждает, что выздоровление не может происходить исключи­тельно внутри человека, склонного к срыву, потому что его понимание искажено зависимым мышлением и ошибочными убеждениями. Он должен поверить, что не может выздоравливать в одиночку, но что эф­фективная помощь существует. Существует Сила, которая даст ему настойчивость и мужество найти и применять знания и методы, чтобы выработать дис­циплину, необходимую для выздоровления.
Третий Шаг говорит о принятии решения пре­поручить нашу волю и жизнь под защиту Бога, на-
сколько мы Его понимали. Когда этот Шаг применя­ется к плановому предотвращению срыва, он озна­чает сдачу воле Бога в использовании новой инфор­мации и дисциплинированном исполнении плана пре­дотвращения срыва.
Четвертый Шаг говорит о бесстрашной и глу­бокой оценке себя. ППС предлагает специализиро­ванную инвентаризацию, основанную на глубоком и бесстрашном исследовании признаков постабстинен­тного синдрома, признаков частичного выздоровле­ния, и предупреждающих о срыве сигналов, указыва­ющих, на то, что постабстинентный синдром выхо­дит из-под контроля. Эта специализированная инвен­таризация фокусируется на осознании и оценке Ва­шей собственной модели срыва.
Пятый Шаг говорит о признании перед Богом, собой и другим человеком точной природы наших изъянов. В условиях ППС недостаточно лично знать, каковы Ваши предупреждающие сигналы. Вы долж­ны обсуждать эти предупреждающие сигналы на встречах АА, в терапевтических группах, со спонсо­ром из АА, консультантом, и членами семьи. ППС далее приглашает Вас к созданию команды предотв­ращения срыва, включающую ключевых друзей, чле­нов семьи и членов АА. Чем больше людей будут близко знакомы с Вашими предупреждающими сиг­налами и смогут помочь Вам в их опознании и оста­новке, тем в большем выигрыше Вы, будете.
Шестой Шаг предлагает нам стать полностью готовым к тому, чтобы Бог исправил все эти дефекты нашего характера. В ППС дефекты характера под­разделяются на три категории.
Первая категория включает повреждения моз­га (постабстинентный синдром) вызванные хроничес­ким употреблением. Выздоровление от них требует времени, правильного питания и навыков справляться со стрессовыми ситуациями.
Вторая категория включает зависимое мыш­ление и ошибочные убеждения, создающие диском­форт в выздоровлении. Самопораженческие мысли и модели поведения должны быть идентифицирова­ны путём обсуждения их с другими и открытости для обратной связи от других.
Третья категория включает проблемы с мыш­лением и жизнью, связанные с духовным ростом и развитием.
ППС предлагает категоризировать и точно обо­значить дефекты характера. Различные типы этих дефектов требуют различных подходов для их исправ­ления. Необходимость разных подходов к разным типам проблем ярко проиллюстрирована фразой отца Мартина, сказавшего: «Если меня собьёт грузовик, -отвезите меня в больницу, - не везите меня в цер­ковь или на собрание АА. Пока я нахожусь в больни­це, я буду применять принципы АА, чтобы иметь силы пройти лечение».
ППС предлагает нам выздоравливать от фи­зиологических (органы тела), неирологических (мозг и нервная система) и психологических (мышление, чувства и поведение) последствий болезни. Этот про-
цесс становится возможным посредством программы духовного роста, дающей нам силы и надежду оста­ваться в процессе выздоровления без возврата к упот­реблению.
Седьмой.Шаг говорит о том, что мы смиренно просили Бога избавить нас от наших недостатков. Бог создал упорядоченную вселенную. Пагубные при­страстия нарушают этот порядок в жизни каждого человека. Но Бог также создал путь выздоровления. ППС говорит, что есть путь к выздоровлению. Он не прост, но он есть. Изучая, что это за путь и прося сил для его прохождения, все три типа отрицательных черт характера со временем исчезнут.
...Человек тонул в наводнении и молился, что­бы Бог спас его. Люди с берега кинули ему верёвку, но он отказался от неё, говоря, что Бог спасёт его. Он был отброшен от берега, и проплывающая мимо лод­ка бросила ему спасательный жилет. Он отверг его со словами: «Бог спасёт меня». В конце концов, ког­да его отнесло к бурлящему водопаду, над его голо­вой появился вертолёт, и кто-то бросил ему верёвку. Человек прокричал: «Нет, спасибо. Бог спасёт меня». Так он и утонул. Через несколько минут он стоял пе­ред Богом. Он был зол, потому что Бог позволил ему утонуть и сказал: «Боже, почему ты меня не спас?» Бог ответил: «А что ты хотел, чтобы Я сделал? Триж­ды Я посылал к тебе помощь, а ты отвергал её».
Если действительно захотеть, чтобы Бог изба­вил Вас от негативных черт характера, необходимо осознать, что часто Он действует через других лю­дей. Бог часто избавляет нас от недуга, посылая к
хорошему психиатру, или другим людям. Он всегда даёт нам шанс. Но мы всегда можем ответить: «Нет, спасибо, я не буду делать этого».
Шаг Восьмой говорит о том, что мы должны составить список из людей, кому мы когда-либо при­чинили зло. Мы должны хотеть загладить свою вину. Иными словами, мы должны готовиться к очищению. Мы должны выправить свои старые отношения. Этот Шаг говорит, что необходимо точно определить, кому мы навредили, как мы им навредили, и приготовить­ся к заглаживанию вины. Люди склонные к срыву обычно могут составить очень длинный список тех, кому они причинили вред.
Шаг Девятый говорит о необходимости ста­раться загладить свою вину. Нельзя форсировать события, нельзя наносить вред людям, перед кото­рыми Вы собираетесь извиниться. ППС говорит о том, что нам необходимо выправить прошлые отношения, это очень важно в планировании предотвращения срыва. Однако надо обратить внимание на то, что данный Шаг стоит под номером 9. Старание загла­дить вину слишком быстро, может причинить столько боли, что только ускорит срыв.
Шаг Десятый говорит о том, что нам необхо­димо продолжать проводить своё моральное иссле­дование, и если что-то не так, быстро ликвидировать проблему. ППС предлагает специальную форму ежед­невной инвентаризации, состоящую из утреннего планирования и вечернего обзора. ППС говорит, что
необходимо моментально распознавать предупреди­тельные знаки и незамедлительно принимать какие-то меры. Чем дольше признак срыва остаётся без внимания, тем быстрее он разрастается в неуправ­ляемую массу проблем, способных повлечь за собой возврат к пагубному пристрастию.
Шаг Одиннадцатый говорит нам стремиться через молитву и медитацию устанавливать и укреп­лять контакт с Богом, как мы Его понимали, молясь лишь о том, чтобы получить силы для того, чтобы исполнить Его волю. Молитва и медитация обеспе­чат нас силой, воодушевлением и мужеством, чтобы просить и получать помощь.
Шаг Двенадцатый говорит, что, обретя духов­ное пробуждение, необходимо нести его другим ал­коголикам, и практиковать это новое знание во всех своих делах. Повторяющиеся срывы несовместимы с духовным ростом."                     -
ППС утверждает, что у людей, склонных к сры­ву, особые нужды, но они должны знать, что суще­ствует надежда на выздоровление. Сам факт того, что один из склонных к срыву людей может стабиль­но выздоравливать, несёт в себе надежду для других людей, пытающихся это сделать. Но нужно больше, чем просто надежда. Есть необходимость передавать знания, умения и персональную поддержку. В резуль­тате, ППС настоятельно рекомендует групповую те­рапию и группы по предотвращению срыва, как ос­новные средства изучения планирования предотвра­щения срывов. Если это совместить с принципами
работы АА, получается очень мощная формул; i мы t доровления.
КАК ПРОХОДЯТ ВСТРЕЧИ
Встречи групп по предотвращению срыва про­ходят следующим образом:
1. Открытие встречи.
Встречу открывает председатель, называя на­звание встречи, представляя себя и здороваясь со всеми присутствующими. Он назначает члена груп­пы, чтобы тот прочитал преамбулу.1 Потом другой член группы, по просьбе, председателя зачитывает основные правила работы группы.
2. Время тишины.
Короткий период времени 2-3 минуты объяв­ляется председателем для того, чтобы люди могли расслабиться, очистить разум и приготовиться вос­принимать содержание встречи. Во время этого рас­слабления может быть применено простое расслаб­ляющее упражнение, такое как, глубокий вдох, кото­рый надо на мгновение задержать, а потом медлен­но выдохнуть и расслабиться. Цель данного расслаб­ления, очистить разум присутствующих, чтобы они могли сконцентрироваться только на теме встречи.
1 Смотри Приложение
3. Чтение специального материала.
Председатель имеет право выбрать тему для обсуждения. Каждая тема должна быть снабжена материалом, который можно будет зачитать группе в течение 3-5 минут. Чтение подобного материала под­готовит почву для докладчика.
4. Докладчик.
Председатель также ответственен за выбор из присутствующих человека, который находится на за­вершающей стадии выздоровления. Докладчик дол­жен будет обсудить собственный опыт, относящийся к теме, прочитанной председателем в п.З. Необходи­мо обсудить ситуации, связанные с рассказанным председателем. Это должно занять не больше 15-20 минут.
5. Перерыв.
Объявляется короткий перерыв. Во время пе­рерыва предлагается кофе без кофеина, кола-лайт, и если есть закуски, то они не должны состоять из сахара и углеводов. Это могут быть орешки, фрукты или сыры. Участники группы должны осознавать, что кофеин и сахар могут вызвать состояние, способству­ющее возбуждению и появлению предупреждающих о срыве признаков.
6. Комментарии.
У членов группы есть возможность прокоммен­тировать тему и всё, о чём говорилось на встрече или любые другие темы, которые они выберут для обсуж­дения в группе. Обязанностью председателя являет-
ся заострить внимание на том, что все члены группы имеют право высказаться, но высказывания не дол­жны занимать больше 3-5 минут. Когда кто-то выска­зывается, - другие члены группы обязаны слушать. Вопросы, конфронтация или обратная связь в этой части встречи запрещены.
7. Обратная связь.
Заключительной частью встречи является об­ратная связь. Любой из членов группы, который хо­чет поделиться информацией о своём выздоровле­нии и получить отзывы от других её членов, получает такую возможность. Человек, желающий услышать мнения группы о той или иной части своего выздо­ровления, должен вкратце рассказать о ней и очер­тить круг своих проблем. После этого у группы появ­ляется возможность задавать проясняющие вопро­сы. Эта часть встречи строго структурирована, каж­дый из присутствующих получает возможность зада­вать вопросы для уточнения полученной информа­ции. Когда все кто хотел, задали свои вопросы, пред­седатель имеет право повторно спросить присутству­ющих о желании предоставить получателю обратную связь. Обратная связь состоит из 4 основных воп­росов:
1. Что я думаю о том, что только что было рас­сказано?
2. Что я чувствовал, когда это рассказывалось?
3. Что отдаляет рассказчика от срыва.
4. Что приближает его к срыву.
Важно, чтобы человек, получающий обратную сзязь, делал это совершенно добровольно. Никого нельзя принуждать к её получению. Важно также, что-
бы всё произносимое было сказано честно, таким образом, у членов группы будет вырабатываться чув­ство поддержки друг друга. Целью данной части встречи является поддержка людей, в чьих програм­мах выздоровления есть явно слабые стороны, кото­рые могут повредить всему процессу.
8. Заключение.
Председатель должен обозначить время и ме­сто следующей встречи, назначить докладчика на неё.
9. Продолжительность встречи.
Типичная встреча подобной группы продолжа­ется около двух часов. Вступительная часть и время расслабления не должны превышать 15 минут. Чте­ние основной темы и представление докладчика за­нимают приблизительно 30 минут. Время, отведён­ное на комментарии, не должно превышать 30-40 ми­нут. Обратная связь должна быть лимитирована 40 минутами. Не более двух человек за встречу име­ют возможность получить обратную связь от группы. Время, отведённое на каждого, составляет прибли­зительно 20 минут.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Представьте себя путешествующими по пусты­не. Вы видите фигуру вдалеке. Это бородатый, полу­голый старик, стоящий на четвереньках и копающий песчаную землю руками.
-   Что ты тут делаешь? - Спрашиваете Вы ста­рика.
-   Я копаю, чтобы найти спрятанные сокровища, - отвечает старик.
-   Как давно ты трудишься над этим?
-   Недели, может быть месяцы. Это тяжёлая и медленная работа.
Вы замечаете окровавленные пальцы и стёр­тые локти старика. Вы говорите, что копать таким образом крайне неэффективно, и что яма, вырытая им, едва ли полметра глубиной. Вы предлагаете ему лопату. Достаёте из рюкзака лёгкую складную лопа­ту и вонзаете её в землю. В считанные минуты Вы демонстрируете старику, что с помощью прогрессив­ных методов можно достичь больших результатов, чем голыми руками.
Вдруг происходит удивительная вещь. Глаза старика наполняются ненавистью, и у него на лице возникает злая гримаса. Он оборачивается к Вам, выхватывает лопату, отбрасывает её, и заявляет, что­бы Вы убирались со своими нововведениями. «Я, -кричит он, - копал так (голыми руками) всю жизнь, и это прекрасно работало! Поэтому убирайтесь, а я буду копать так, как привык...»   ,
Многие люди ищут избавления от пагубных привычек тем же способом, как старик ищет сокрови­ща. Они пытаются поддерживать трезвость, не при­меняя ни инструментов АА, ни профессионального лечения. Конечно, если Вы уверены, что единствен­ный способ закончить дело - копать голыми руками, -продолжайте. Но это медленная и тяжёлая работа и в таком случае шансы найти сокровища очень неве­лики.
АА - мощный инструмент в процессе выздо­ровления, который можно сравнить с лопатой, когда речь идёт о поиске сокровищ. Лопата поможет Вам эффективнее копать. Наличие лопаты отнюдь не га­рантирует, что Вы найдете то, что ищете, но значи­тельно увеличивает Ваши шансы и сильно упрощает процесс.
Ещё в 1935 году основатели АА вселили на­дежду в алкоголиков, что выздоровление возможно. Они изобрели лопату в виде Программы «12 Шагов», которая, многих привела к выздоровлению. С 1935 года люди многое узнали о выздоровлении. Ос­новные принципы АА оказались эффективными. Со­кровища в виде длительного душевного покоя могут быть обнаружены, если искать там, где советуют Вам 12 Шагов. С применением «лопаты» эта задача зна­чительно упростилась.
Но, давайте вернемся к нашему старику. Пред­ставьте, что он принял лопату, которую Вы ему пред­ложили. И, представьте, также, что через некоторое время он наткнулся на камень, который не берёт ло­пата. Вы предлагаете ему кирку, и она справляется с
задачей. Профессиональное лечение и АА, - это мощ­ные инструменты, которые помогли множеству людей.
Но всё ещё существуют люди, которые, исполь­зовав руки, лопату и кирку, до сих пор натыкаются на гигантские валуны, которые не устранить с помощью инструментов, имеющихся в наличии. ППС - это от­бойный молоток, самый мощный из всех существую­щих инструментов, если его правильно применять.
Необходимый набор инструментов не освобож­дает Вас от необходимости копать и руками, причём, в правильном, месте. Правильные инструменты со­зданы лишь для того, чтобы ускорить работу. Они также не могут гарантировать успех, но в значитель­ной степени увеличивают Ваши шансы.
ППС не создано для того, чтобы заменить АА или профессиональный подход к решению пробле­мы, а также, ни в коем случае не преуменьшает важ­ность принципов АА. Оно просто добавляет ещё один мощный инструмент к уже существующим.
Модель планирования предотвращения срыва не конец истории. Люди постоянно совершенствуют инструменты решения подобных проблем. Они посто­янно находятся в поиске новых путей. И скоро будут изобретены новые инструменты.
Мы надеемся, что данная книга избавила Вас от некоторых страхов, связанных с возможным сры­вом. Мы уверены, что основная проблема выздорав­ливающих людей в том, что они игнорируют многие важные вещи. Чем больше мы узнаем о пагубных пристрастиях, тем эффективнее сможем помогать людям на пути выздоровления. Эта книга является попыткой пролить на Вас свет разума. Слепой страх
срыва больше не должен одолевать Вас. Чем боль­ше мы поймём о процессах, связанных с возникнове­нием срыва, тем чётче сможем определить пути, с помощью которых возможно его предотвратить. Мы в состоянии заменить мысли, основанные на жела­ниях, научно подтверждёнными фактами.
Запомните, эта книга не окончательный ответ. Это только начало. Ещё многому надо научиться. Необходимо проанализировать большое количество личного опыта. Постоянно появляются новые науч­ные изыскания. Возможно, завтра мы узнаем что-то, что в значительной степени улучшит данный метод. Наша цель - узнать максимально много о данном недуге, чтобы люди, смирившиеся с неминуемой ги­белью, научились, как выживать.
Мы искренне надеемся, что эта книга окажет­ся Вам полезной. Но, запомните, -только голых зна­ний недостаточно. Знания должны быть применены на практике. Применяйте полученные новые знания к своим программа^ выздоровления.
Несите новые мысли в АА, свои семьи, и дру­гим страдающим алкоголикам. Организуйте группы по предотвращению срыва, где склонные к срыву люди смогут почувствовать себя как дома. Очень важно предлагать поддержку подобным Вам склонным к срыву людям, а не осуждать их. Мы искренне верим, что люди, прочитавшие данную книгу, примут её как руководство к действию и начнут исследовать и изу­чать возможности борьбы с убийцей №1 в мире - бо­лезнью зависимости.
ПРИЛОЖЕНИЕ
ГРУППА САМОПОМОЩИ ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ СРЫВА
Группа самопомощи по предотвращению сры­ва, это структурированная встреча, разработанная для того, чтобы помочь склонным к срыву людям, страдащим зависимостью, распознавать приближа­ющийся срыв и научиться управлять его симптома­ми. Группа создана как добровольная организация самопомощи. Для вступления в неё не требуются ни взносы, ни сборы, ни специальное членство. Основ­ная задача данной организации - помочь склонным к срыву людям в определении своих индивидуальных проблем, а также организация встреч, на которых эти люди могли бы оказывать друг другу обоюдную по­мощь и поддержку в периоды кризисов.
Группа по предотвращению срыва разработа­на для совместной работы с АА и другими аналогич­ными программами. Она также рассчитана на сотруд­ничество с профессиональными консультантами. Группа по предотвращению срыва не рассчитана на замещение групп АА или, профессиональной помощи.
Единственным условием для вступления в дан­ную группу является ряд честных попыток предотв­ращения срыва в периоды трезвости, не увенчавших­ся успехом, а также опасения, что срыв может слу­читься. Члены групп самопомощи по предотвраще­нию срыва выяснили, что люди склонные к срыву
переживают многочисленные неудачи в попытках выздоровления. История неудач часто приводит их к тому, что они сами начинают считать себя неудачни­ками. В связи с тем, что уникальные проблемы таких людей зачастую соседствуют с целой вереницей не­удач на пути выздоровления, то подобным людям необходима специальная группа поддержки, в кото­рой они смогут обрести помощь от стабильно выздо­равливающих людей, испытывавших когда-то подоб­ные неудачи.
Множество признаков, предупреждающих о срыве, развиваются вне ведома склонных к срыву людей. Группа по предотвращению срыва имеет це­лью обеспечение обратной связи между её членами, которые смогут сообщать о наблюдаемых друг у дру­га признаках срыва. Основными факторами, благо­даря которым группы по предотвращению срыва счи­таются такими эффективными являются: ежедневная инвентаризация, позволяющая распознавать симпто­мы приближающегося срыва на ранних стадиях, по­пытки приостановить симптомы, раньше, чем они выйдут из-под контроля, открытые беседы с другими членами группы о признаках срыва, и возможных спо­собах их предотвращения.
По опыту людей, входящих в состав подобных групп - нет безнадежных алкоголиков. Выздоровле­ние возможно даже для людей с хроническими сры­вами и длинным рядом неудачных попыток остаться трезвыми. Ключом к выздоровлению считается про­фессиональный уход за подобными людьми, участие в 12-Шаговых группах самопомощи, и специальные шаги планирования предотвращения срывов.
Почему мы?

Наши люди стоят у истоков лечения наркомании в России

В 10 центрах по всей територии России: Ростов-на- Дону, Краснодар, Саратов, Воронеж, Ставрополь и др.

Интернет-группы для родителей и родственников, у которых есть проблема зависимости в семье

2 доктора наук, психиатры, наркологи, психологи, психотерапевты, аддиктологи, соц. работники

Авторская методика О.Ю. Болдырева, а также, гештальт-терапия, роджеровская терапия, семейная, групповая и т.д.

100% убедим пациента на лечение; 100% гарантия анонимности. Трансфер из любой точки России в течение 24 часов

Гарантируем положительный результат после прохождения полного курса

Помогаем начать новую социальную жизнь в обществе без наркотиков и алкоголя

Наши центры сертифицированы и официально зарегистрированы по закону РФ, имеется медицинская лицензия

обратный звонок

Анонимно, бесплатно, 24/7