ДВЕНАДЦАТЬ ШАГОВ И ДВЕНАДЦАТЬ ТРАДИЦИЙ АЛ-АНОНА

ДВЕНАДЦАТЬ ШАГОВ И ДВЕНАДЦАТЬ ТРАДИЦИЙ АЛ-АНОНА
Скачано: 1046 раз
Семейные группы Ал-Анон - это Содружество родственников и друзей алкоголиков, которые делятся друг с другом своим опытом, силой и надеждой, чтобы решить общие проблемы. Мы верим, что алкоголизм - это семейная болезнь, и что перемена отношения к нему может способствовать выздоровлению.
Ал-Анон не связан с какой-либо сектой, вероисповеданием, политической группировкой, организацией или сообществом; не участвует в полемике по каким бы то ни было вопросам, не выступает ни за, ни против чего бы то ни было. Членство в нем бесплатное. Ал-Анон - это организация, целиком существующая на добровольные пожертвования своих членов.
У Ал-Анона только одна цель: помочь семьям алкоголиков. Мы помогаем, соблюдая Двенадцать Шагов, давая приют и утешая семьи алкоголиков, понимая и ободряя самих алкоголиков".
Предлагаемая преамбула к Двенадцати Шагам
МОЛИТВА ОБ ДУШЕВНОМ ПОКОЕ
Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить; мужество изменить то, что могу; и мудрость отличить одно от другого.
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Введение Часть I - Двенадцать Шагов О Шагах Шаг Первый Шаг Второй Шаг Третий Шаг Четвертый Шаг Пятый Шаг Шестой Шаг Седьмой Шаг Восьмой Шаг Девятый Шаг Десятый Шаг Одиннадцатый Шаг Двенадцатый Часть II - Двенадцать Традиций Введение к Традициям Традиция Первая Традиция Вторая Традиция Третья Традиция Четвертая Традиция Пятая Традиция Шестая Традиция Седьмая Традиция Восьмая Традиция Девятая Традиция Десятая Традиция Одиннадцатая Традиция Двенадцатая Заключение
ПРЕДИСЛОВИЕ
Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций Ал-Анона предназначены для людей, на жизнь которых повлияло или сейчас влияет алкоголизм супругов, родителей, детей, других родственников или друзей. Эти двадцать четыре утверждения, которые являются краеугольным камнем нашей программы - замечательно служат нам, сосредоточивая нас на наших целях, не зависимо от всех остальных методик, лечебных программ и организаций.
Двенадцать Шагов Ал-Анона - сердце программы, в которой семьи алкоголиков находят новый жизненный путь в Содружестве семейных групп Ал-Анона. Традиции - главная опора самого Ал-Анона. Они сохраняют единство Содружества, без которого не возможна помощь отдельным людям.
Двенадцать Шагов и Традиций, хотя и духовно ориентированы, но не основываются на какой-то определенной религиозной традиции. Они включают в себя не только философские идеи Иудео-Христианских вероисповедований и других восточных религий, но также и не религиозные, этические и моральные идеи; понятие "Бог" не относится к определенному существу, силе или концепции, но говорится только в смысле "Бог, как каждый из нас его понимает". И поэтому те, кто не принадлежат к определенной вере, обретают в программе спокойный, удовлетворяющий их путь в жизни, если они могут поверить в некую Силу, более могущественную, чем их собственная.
В течении многих лет эти Шаги и Традиции изучали и применяли в жизни члены нашего Содружества, многие из нас обнаружили, что это руководство приносит гораздо большую помощь, чем только возможность справляться самостоятельно с проблемами алкоголизма близкого. Они стали нашим образом жизни, помогая нам всегда, во всех ситуациях. От того, как мы впитываем и используем их идеи, зависит, насколько хорошо они нам служат. В этой книге мы делимся этим опытом, добавляя размышления и историю из жизни к каждому Шагу и Традиции. Это просто примеры, но таких историй существует столько, сколько членов в Ал-Аноне.
ВВЕДЕНИЕ
Все это было начато женами первых членов АА, которые поняли, что им тоже надо меняться. Они собирались вместе, пока их мужья были на собраниях, и, поджидая их, беседовали о своих проблемах, стараясь помочь друг другу найти решение. При этих обсуждениях они пробовали использовать Двенадцать Шагов АА применительно к своей жизни, каждая группа вносила в Шаги некоторое изменения, какие ей казались нужными.
В 1948 году 87 групп обратились в АА с просьбой зарегистрировать их в списках АА. Это обращение передали Лоис, жене одного из основателей АА, и она стала основателем Семейных групп Ал-Анон. Лоис и ее друзья занялись объединением этих групп и организацией служения и руководства для них.
Вскоре обнаружилось, что необходима программа, с которой были бы согласны все группы. После того, как эти разбросанные по стране группы объединились в Содружество, которое назвали "Семейные группы Ал-Анон", Шаги АА были переработаны в ту окончательную форму, которую мы знаем сегодня. Вот так из естественной потребности делиться друг с другом опытом родился Ал-Анон.
Конечно, мы, как Содружество, были неопытными новичками, поэтому мы не могли выработать собственные Традиции, но мы знали, что для существования сообщества необходимо такое руководство. И тогда Традиции АА с изменениями, необходимыми для Ал-Анона, стали частью нашей программы.
В первые годы для подростков, страдающих от пьянства близких, посещение групп АА и Ал-Анона было единственной возможностью получить помощь. На этих собраниях, вместе со своими родителями, они узнавали об алкоголизме и о том, как он влияет на семью.
В 1957 году молодой студент из Калифорнии ощутил необходимость общаться с теми, кому были близки его проблемы. Из этой потребности родились особые Семейные группы Ал-Анон, названные "Алатин". Эти группы являются составной частью Ал-Анона, и подростки, работающие в этих группах, используют ту же программу.
Часть I ДВЕНАДЦАТЬ ШАГОВ
ДВЕНАДЦАТЬ ШАГОВ
Шаг Первый:
Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что мы потеряли контроль над собой.
Шаг Второй:
Пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.
Шаг Третий:
Приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали.
Шаг Четвертый:
Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.
Шаг Пятый:
Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.
Шаг Шестой:
Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших недостатков.
Шаг Седьмой:
Смиренно просили Его исправить наши изъяны.
Шаг Восьмой:
Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.
Шаг Девятый:
Лично возмещали причиненный этим людям ущерб где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.
Шаг Десятый:
Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.
Шаг Одиннадцатый:
Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы понимали Его, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.
Шаг Двенадцатый:
Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти Шаги, мы старались донести смысл наших идей до других людей и применять эти принципы во всех наших делах.
О ШАГАХ
По мере того, как мы изучаем Двенадцать Шагов и применяем их, мы все более и более обнаруживаем, насколько четко и аккуратно они продуманы, видим точность и старание, с которыми было выбрано каждое слово. Использование в этих фразах глаголов в прошедшем времени, отражает передачу опыта тех, кот шел раньше нас, и предлагает нам постоянное руководство для выздоровления.
Три первых Шага подсказывают ту мысль, что наши человеческие качества, такие как образование, знания, сила воли и, даже, надежда недостаточны для решения проблемы. Мы должны принять помощь Силы, более могущественной, чем мы в руководстве своими мыслями и действиями, также как это делали другие люди. Эти три Шага показывают, как привнести эту Силу в свою жизнь и достичь настоящего тесного сотрудничества с ней.
Четвертый Шаг - это первое практическое действие. Он продолжается и углубляется Пятым, Шестым и Седьмым Шагами, которые показывают путь преодоления личных недостатков, которые были причиной многих наших бед.
Шаги Восьмой и Девятый снова шаги практических действий. Они предлагают нам сделать определенные исправления, которые освободят нас от жгущих чувств вины и замешательства. Шаг Десятый предлагает нам продолжить процесс, начатый в Четвертом Шаге: отслеживать наши недостатки и постоянно работать над тем, чтобы избавляться от них.
Шаг Одиннадцатый побуждает нас установить сознательный контакт с Силой, большей, чем наша собственная при помощи молитвы и медитации. Двенадцатый Шаг говорит о необходимости на практике воплощать эти принципы во всех наших делах и делиться своим духовным опытом с другими людьми.
 
ШАГ ПЕРВЫЙ
Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что мы потеряли контроль над собой.
Многие из нас пришли в Ал-Анон, чтобы узнать секрет как заставить близкого нам человека перестать подвергаться разрушающему воздействию алкоголя. И каким, на первый взгляд, для нас разочарованием кажется утверждение о том, что никого нельзя заставить прийти к трезвому образу жизни силой. Беспомощные и безнадежные, мы все равно не хотели уступать и сдаваться, и признать свое бессилие перед алкоголизмом своих близких. Однако, каким облегчением было узнать, что в злоупотреблении алкоголем наших близких мы не виноваты, ведь раньше многие из нас испытывали именно это чувство вины.
Первый Шаг говорит о том, что не в наших силах заставить человека перестать пить, что угрозы, просьбы и мольбы, вся наша решительность и сила воли одинаково бесполезны. Наши уговоры и угрозы привели нас лишь к физическому и эмоциональному истощению. Мы бессильны и должны признать это, если мы хотим изменить свой образ жизни.
Иным из нас, кто взял на себя большую часть ответственности, очень тяжело признать, что мы бессильны перед тем в нашей жизни, что мы должны, как нам кажется, изменить. Мы расцениваем это как поражение, мы не желаем быть побежденными в достижении такой благородной, как нам казалось, цели трезвости нашего друга или члена семьи.
Некоторые из нас, когда впервые обратились за помощью в Ал-Анон, могли констатировать лишь, как плохо с ними обошлись, и какую злую шутку с ними сыграла жизнь. Как нам трудно было смириться с мыслью, что существует целая область, в которой мы ничего не можем изменить - это пьянство наших близких людей. Посещая собрания Ал-Анона и разговаривая с другими членами группы, бессильными также, как и мы,- день за днем мы напоминаем себе об этом и нам становится легче принять то, чем мы не можем управлять. Наше знание того, что алкоголизм - это заболевание, стало для нас большим облегчением. Мы осознали, что аргументация бесполезна, раз это болезнь, и в то же время поняли, что никакое из имеющихся в нашем распоряжении средств не остановит пьянство алкоголика и ничего не изменит.
Вместе с тем, среди нас есть те, кто пришел в Ал-Анон уже после того, как любимые ими люди перестали пить. В первые дни трезвой жизни многие из нас сами были беспочвенно уверены, что теперь-то наша жизнь будет совершенно счастливой. Однако, вскоре у нас появились новые страхи и чувство негодования, так как алкоголик искал собственное решение проблем уже без нас. Мы ясно должны осознать тщетность попыток взять все под свой контроль. Когда мы замечаем, что продолжаем руководить, то напоминаем себе, что у нас нет ни возможности, ни права применять силу по отношению к кому-либо, кроме самих себя.
Приняв это однажды за основу жизни, мы открыли важный и воодушевляющий секрет того, как освободиться от собственных душевных и эмоциональных конфликтов и быть довольными окружающими нас людьми.
Как только мы смогли освободиться от старой установки на то, что события должны развиваться по нашему желанию - наши сердца и души раскрылись навстречу новому росту.
Этот рост начался с того момента, когда мы впервые преодолели свое желание кого-то критиковать, обвинять или перевоспитывать, хотя и считали, что имеем на это веские причины и право.
Мы напоминаем себе, что этим мы можем только ухудшить положение близких нам людей и свое собственное. Чувство освобождения, уступчивости и терпимости после того, как мы убедились, что нельзя силой вызывать какие-либо изменения в близких нам людях, помогли нам избавиться от поглощенности своими болезненными эмоциями: вины, страха, жалости к себе, обиды и гнева. К своему удивлению, мы обрели незнакомое прежде чувство облегчения, как будто тяжелый груз спал с наших плеч. В Ал-Аноне мы эмоционально отделились от проблем других людей, напоминая себе: "Живи и давай жить другим".
Освобождаясь от нездорового внимания к другому человеку, мы смогли сосредоточиться на самих себе. Таким образом мы увидели, как пытаясь контролировать других, мы потеряли контроль над своей жизнью. Как мы смогли изменить свои негативные реакции? Как мы нашли дорогу к самопознанию? Какие действия мы предпринимали, чтобы измениться к лучшему, и где мы получили необходимую нам помощь?
Наш ответ лежит в работе по Первому и Второму Шагам. Люди с такими же проблемами, как и у нас, шли по этому пути последовательно и пришли к выздоровлению. И начали, как и мы, с "краеугольного камня" - Первого Шага.
Из хаоса стал складываться определенный порядок. Становилось все проще и проще воспринимать идею, что мы можем отвечать только за самих себя и за свои собственные поступки. Каждый раз, когда мы отвлекались от проблем других людей и от их поступков, мы продвигались вперед.
С нашим признанием того, что мы бессильны перед алкоголем и не в состоянии управлять жизнью других людей, и что наша собственная жизнь вышла из-под контроля, мы стали смело смотреть вперед и приобрели силу для новой жизни.
Обдумывая вышесказанное.
Нелегко признать свое поражение, особенно после того, как я так долго пыталась самостоятельно справиться со своими трудностями. Но я знаю, что я не смогу продвинуться вперед, если я не хочу перестать контролировать и принуждать других людей. С помощью моих друзей по программе я могу укрепить свое знание о бесполезности борьбы с пьянством или образом мышления другого человека.
Я знаю, что те, кто соприкасается с болезнью в своей семье, привязаны в своих действиях и реакциях к этому заболеванию. Но единственное, что позволило сделать мою жизнь несчастной и неуправляемой - это мое собственное искаженное мышление. Если я перестану следить за другими, то смогу увидеть в себе все те черты, которые внесли свою лепту в пережитые мною неприятности. Я могу напоминать себе, что успех моего выздоровления от всех страхов, гнева и неудовлетворенности может начаться вместе с тем, как я выберу поступать. Я только тогда смогу начать поиски душевного покоя, когда я полностью освобожусь от эмоциональной оценки поступков других людей.
История из жизни к Первому Шагу.
Мой муж Пит уехал в пятницу из дома для того, чтобы в очередной раз устроиться на работу. Я очень настойчиво просила его вернуться домой к вечеру и он пообещал это.
Я должна была бы знать цену этим обещаниям. Теперь мне предстояла бессонная ночь, выглядывание в окно, беспокойство. Что же произошло на этот раз? Как я могла поверить ему? Я догадывалась, что бесполезно искать его в ближайших барах - он в городе.
Продавцу одного из таких баров я уже обещала, что в субботу оплачу очередной счет Пита. Это случалось часто, и бармены сообщали мне о его неоплаченных счетах, чтобы я была в курсе. Я вышла из дома и пошла искать Пита.
Дорога проходила через железнодорожную станцию шестилинейной надземки. Как раз, когда я собиралась перейти дорогу, - загорелся красный свет и одновременно на другой стороне я увидела Пита, который, шатаясь, пытался перейти через дорогу. Первым моим порывом было желание броситься на помощь Питу, но я поняла, что не успею. В полном отчаянии я закрыла глаза и только шептала "О Боже!... Боже!..."
Когда я услышала, что транспорт остановился из-за смены света, я открыла глаза. На другой стороне стоял незнакомый мужчина, и я увидела, что он, держа крепко за руку моего мужа, спокойно переводит его через пути. Когда они подошли ко мне, я сдавленным голосом поблагодарила его.
И тут я поняла, что кто-то взял вопрос жизни и смерти моего мужа в свои руки без моего участия. Я оказалась бессильной, все было в руках Всевышнего, и именно тогда я поняла смысл и значение Первого Шага.
Но мне еще нужно было позаботиться также об оплате чека в баре - я ведь обещала это сделать. Я поклялась, что сделаю это в последний раз. Оплатив чек, я сказала продавцу, что больше не буду следить за счетами Пита, и если у него есть желание отпускать спиртное ему в кредит, то пусть он сам получает с него деньги. Бармен согласился, а потом сказал: "Знаете, вашему мужу следовало бы обратиться в АА".
Ирония судьбы! Я засмеялась и сказала ему, что уже в течении многих лет пытаюсь заставить его это сделать.
Бармен хмыкнул, потом сказал: "Может быть Вы слишком стараетесь?"
После этого дня я стала жить по-новому. Я стала свободной. Тот незабываемый шок научил меня уму-разуму и показал, что я только оттягивала разрешение проблемы, пытаясь преуспеть во всем и все взвалить на свои плечи. Руки прочь от всего этого! Мне надо просто довериться.
Такое решение серьезно изменило мою жизнь, так как я поняла смысл и главную цель Первого Шага. Моя жизнь была хаотичной и совершенно неуправляемой, пока я пыталась контролировать события. Перестав делать это и признав свое бессилие перед жизнью, я обрела силу.


 

ШАГ ВТОРОЙ
Пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.
Совершая Первый Шаг, мы оказались перед лицом жестокой реальности: мы не в состоянии решить эту задачу - изменить человека и нуждаемся в чем-то большем, нежели наш ум и жизненный опыт, чтобы находить выход из сложных жизненных ситуаций, и особенно рядом с алкоголиком, независимо пьющий он или воздерживающийся.
Совершая Второй Шаг, мы должны прийти к мысли, что мы не оставлены один на один со своими трудностями, если только сумеем "прийти к вере", и что мы можем получить помощь. Слова "прийти к вере" означают постепенное признание реальности существования Высшей Силы в нашей жизни. Этот Шаг позволит загореться надежде, если мы сделаем первые робкие попытки установить действенную связь с "Силой, большей, чем наша собственная". Уже здесь мы начинаем понимать, что эта Сила помогает нам, даже если мы еще не совсем готовы принимать ее послания.
Что может эта Сила сделать для нас? Она может вернуть нас к здравомыслию.
Это может показаться очень странным тем из нас, кто всегда считал, что только алкоголик нуждается в выздоровлении. Обычно, уже сама мысль, что кто-то из нас может рассуждать неразумно, вызывает гневное отрицание. Все, приходящие в Ал-Анон люди - супруги, дети, друзья алкоголиков - были вполне уверены, что отсутствие здравомыслия имеет отношение только к больному алкоголизмом. Мы были даже испуганы, когда узнали, что программа Ал-Анона предназначена для нас, что, оказывается, мы сами больны и нуждаемся в изменении мышления, мы, друзья и родственники, которые так упорно старались найти точку опоры в этой тяжелой жизни рядом с алкоголиком.
Чтобы согласиться с мыслью, что наше мышление было расстроено, потребуется все наше смирение, которым мы наделены, и даже более того. Зато, когда мы окончательно смиримся с фактом, что именно мы должны измениться, что мы сами больны (а иначе наша жизнь будет полна постоянными трудностями, огорчениями и несчастьями), мы окончательно согласимся, что смирение - это жизненно важное средство, необходимое для нашего излечения. Этот Шаг определяет все духовные возможности программы Ал-Анона.
Когда мы внимательно посмотрим на себя со стороны и вспомним, что мы обычно говорили и как поступали в той или иной ситуации, то увидим, что зачастую нами в те моменты управлял гнев, раздражение или страх. Поэтому большинство из нас вступали в общение с алкоголиком только нарицательным образом - близким к истерике. Другими словами, наши поступки были нездоровыми. Вполне естественно, что в мыслях мы оправдывали свое поведение, но многие из нас понимали, что такое поведение не приносит никому пользы.
Неправильное поведение может выражаться по-разному. Например, взять мужа, у которого жена пьет, а он оставляет с ней детей, не заботясь о том, что может случиться в его отсутствие. Или жена, настолько запуганная избивающим ее мужем, что уже ничего не предпринимает, чтобы защитить себя и детей от его непредсказуемого и опасного поведения. Или мать, позволяющая садиться за руль автомобиля своему нетрезвому сыну.
Теперь посмотрим на супругов или родных, делающих все возможное, чтобы оградить алкоголика от последствий выпивки. Они скрывают от близких и знакомых пристрастие родного человека к алкоголю, сами ищут ему работу, защищают перед судебными органами и даже стараются устроить его поудобнее в кровати, чтобы он не свалился с нее в пьяном виде, и следят, чтобы он хорошо выглядел на следующий день. Некоторые настолько запутались, что начинают пить вместе с алкоголиком, чтобы ему меньше досталось. Иногда эти поступки продиктованы благими намерениями, чаще же полной растерянностью и гневом. Но почти всегда такими действиями движет мысль - найти что-то, что может остановить пьянство алкоголика. Нам казалось, что самое главное - найти это средство. И уже само такое стремление было ошибочным - как мы теперь понимаем. Сейчас мы можем оценить и признаться, были ли наши поступки, мысли и слова разумными и взвешенными? Если мы поняли, что нет, значит признаем и то, что мы нуждаемся в помощи; и этот вид духовной помощи мы найдем в программе Ал-Анона.
Как только мы увидели свое положение в истинном свете, мы поняли необходимость прибегнуть к "Силе, большей, чем наша собственная". С этого момента можно ожидать, что вскоре придет и полная вера в Высшую Силу, именно потому, что раньше мы надеялись только на самих себя. В то же время мы можем верить в Бога, но никогда не обращаться к Нему, за исключением каких-то критических случаев. Мы также можем верить, что Он существует, но в виде "недоброго демона", наказывающего нас за то, о чем мы не знаем. Те же из нас, кто пришел к религиозной вере, могут, естественно, просить Бога о чем-то. И наверняка многие захотят просить в молитвах о том, чтобы алкоголик стал здоровым, нормальным человеком.
В свое время вера в Силу, большую, чем наша собственная придет и к тем, кто не может пока в нее поверить, а только убедился в своем бессилии управлять течением жизни. Эта вера придет через помощь и поддержку в Ал-Аноне. И это будет установлением связи с неистощимым источником душевного покоя.
Это, конечно, не означает, что у нас совсем не будет трудностей, разочарований, но мы научимся смотреть на них, как на этапы нашего роста, позволяющие познать то, что мы должны узнать. Препятствия дают нам новые возможности и готовят нас к решениям, которые мы можем предвидеть. Принимая разочарования, зачастую не связанные с алкоголизмом, со спокойной уравновешенностью, мы не тратим понапрасну свои нервы, и проявляем свою веру в то, что события должны развиваться так, как это им предназначено. Это не должно быть кроткое смирение, а просто признание того факта, что жизнь дает нам различные знания - некоторые благоприятные, другие нет, но все они обогащают наше понимание.
Часто бывает, что начинающий член Ал-Анон, находясь в глубоком разочаровании, уже готов предпринять какой-то резкий шаг, чтобы изменить свою жизнь. Например, подать на развод. Члены группы, имеющий опыт жизни, могут подсказать такому человеку о возможности другого выхода. Следует знать, что члены Ал-Анона никогда не советуют делать что-то или не делать. Они просто дают новичку, еще не впитавшему идеи Ал-Анона, знание, что всегда существует возможность выбора. Мы считаем, что если мы даем совет как поступить другому человеку, то это будет необдуманное решение, которое может повлиять на его жизнь. Но, исходя из собственного жизненного опыта, мы можем предложить ему различные варианты выхода и объективный подход к проблеме, наш взгляд со стороны подтолкнет человека к более спокойному, взвешенному поступку, не основанному только на эмоциях. Таким образом, когда мы уже нашли точку опоры в группе Ал-Анона, мы можем помочь приобрести благоразумие и другим, а те, кому мы подскажем, уже сами примут более верное решение.
Обдумывая вышесказанное.
Возможно, что обдумывая Второй Шаг, я смогу сказать себе: Если я заявляю, что "я иду к вере", то это значит, что мое мышление уже движется вперед от Первого Шага, когда я согласилась с тем, что я бессильна.
Я также стремлюсь к вере, потому что она может внести порядок в мою хаотичную жизнь. Шаги помогут мне по мере того, как я буду идти от одного Шага к другому.
На Втором Шаге я узнаю, что существует "Сила, более могущественная, чем моя". Я узнаю, что моя воля и разум трудятся в темноте. Я так мало знаю о себе и о других, даже самых близких.
И я, возможно, никогда не достигну большего, если мои слова и действия будут основаны на моих эмоциональных импульсах. Такое поведение может иметь для меня плохие последствия. Когда же я наконец прихожу к мысли, что не в состоянии сама решить какие-то серьезные проблемы своей жизни, то тогда приходит просветление и утешительная мысль, что мне не нужно оставаться один на один со своими трудностями, если я буду стремиться принять помощь Высшей Силы.
История из жизни ко Второму Шагу.
Первые три года в Содружестве Ал-Анон у меня были затруднения со Вторым Шагом. Подобно тем, кто вообще отрицает все, что здесь пишется, я считал, что мне потребуется необыкновенное усилие, чтобы заставить себя поверить в узкорелигиозный смысл Шагов, хотя я и не полностью утратил веру в существование некой Силы, большей, чем моя собственная. Мои предки перешли в ортодоксальную веру (это произошло еще в Англии, до пришествия пилигримов на Американский континент). Я хотел знать, нужно ли мне, чтобы стать хорошим членом Ал-Анона верить в Бога в образе человека? (Сам я уже в зрелом возрасте, ношу бороду, но я знаю, что внешний вид ни коим образом не делает меня двойником Бога). Я долго молчал. Меня переполняли мучительные размышления - как я смогу выполнить религиозную часть Второго Шага? На одном из собраний, женщина с большим стажем пребывания в Ал-Аноне, объяснила мне, на что нужно обратить внимание, чтобы я не чувствовал неловкость при упоминании Высшей Силы или "Бога, как я его понимаю".
Она сказала: "Зачем Вы стремитесь обязательно все переделывать на религиозный лад? Я, например, поверила в то, что Ал-Анон помог мне и дал силу, которая поможет мне вести более спокойную и разумную жизнь. Так зачем же мучить себя, чтобы еще найти конкретное определение для этой Силы?" Один из основателей АА, доктор Боб писал незадолго до своей смерти: "Мы поверили в то, что Сила, большая, чем наша собственная, может вернуть нас к здравому мышлению. Так не потеряйте же этой веры. Воспринимайте ее проще." Женщина продолжала так: "Шаги - это не приказы; это свод принципов, способных привести человека к духовному пробуждению. В Шагах выражен опыт жизни многих людей. И если я верю в эти выводы, сделанные на основе жизненного опыта многих людей, то мне не нужны слова или какие-то другие определения, я просто приобщаюсь и следую по указанному пути."
Так как для меня всегда было очень важно найти свой собственный путь, то мне нужно было постараться научиться уважать мнения и сомнения других людей. Сейчас я просто пытаюсь делиться с другими тем, чем богат, но не навязывая своих убеждений. Мы равны, но мы - не одинаковые.
ШАГ ТРЕТИЙ
Приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали.
Редко удается выразить несколькими словами такое сложное понятие, как "жизнь". Наше определение, конечно, является развитием мысли, высказанной в Первом и Втором Шагах; прежде всего - это мысль о нашей неспособности управлять течением жизни, и вторая - о том, что помощь может прийти от Силы большей, чем наша собственная, а для этого надо довериться этой Силе. Это, возможно, явится самым верным решением, какое мы когда-либо принимали. Как только мы приняли это решение и постоянно об этом помним, Высшая Сила становится частью нашей повседневной жизни.
Итак, принятие Третьего Шага - наш очередной этап роста. Он позволит нам взять узды правления своими поступками в свои руки и предотвратить срывы. Мы пытались разрешить свои трудности, делать выбор и предпринимать действия, полагаясь только на свой собственный разум и слабые человеческие возможности. Этого оказалось недостаточно: тому подтверждение наши ошибки и разочарования. Когда мы строили свои планы, мы не могли учесть всех случайностей, поэтому очень часто мы терпели поражение. Нам нужно во многом измениться, и мы можем начать это с попытки понять, как воспользоваться помощью Высшей Силы.
Для того, чтобы решиться предать свою жизнь заботам Высшей Силы, потребуется смелость, и, кроме того, доверие. Она же будет помогать нам, если мы постоянно станем контролировать свои мысли, слова и поступки. Это поможет выработать привычку включать Высшую Силу в свои размышления всякий раз, когда нам предстоит принимать решения. А когда мы думаем о чем-то каждый день, даже каждый час, то удивительно быстро эта привычка нами усваивается.
Каждый раз, когда мы будем сознательно напоминать себе об этом Шаге и обдумывать его, мы будем закреплять в себе чувство познания и роста. Многие ветераны Ал-Анона имели возможность неоднократно наблюдать волнующие изменения в начинающих членах Содружества, когда постепенно они освобождались от отчаяния, и неделю за неделей в них росло понимание и доверие к Высшей Силе.
Теперь мы подошли к следующей части замечательного плана Третьего Шага: "препоручить нашу волю и жизнь..." Наша воля зависит от зрелости личности, опыта жизни и привычек, которые невозможно изменить за один день, независимо от того закореневшие ли они или только что приобретенные. Это качество, дающее нам уверенность в своей правоте. Это оно соблазняет нас оправдывать все наши поступки и не позволяет сомневаться в своей правоте. Без духовного перерождения мы будем не в состоянии преодолеть это отрицательное воздействие на нас собственной силы воли. Именно она может послужить зернышком, из которого в конце концов вырастет неудача. Хотя на первых порах, именно она нам помогает, но в конце концов, наш триумф неожиданно для нас может превратиться в поражение.
"Препоручить нашу ... жизнь..." День за днем мы живем и совершаем какие-то действия более или менее автоматически; перед нами только текущий момент с его сложностями, мы живем по привычке и редко останавливаем себя, чтобы задуматься, а нельзя ли прожить день лучше. Кроме того, нам хочется считать, что мы управляем своей жизнью и ожидаем, что наши решения ведут к лучшему. Но стоит нам только посмотреть назад, на свои многочисленные неудачи, чтобы понять что в лучшем случае лишь иногда мы управляли ситуацией, чаще же всего это нам только казалось. Иначе, зачем же теперь мы ищем помощи и хотим "препоручить нашу волю и жизнь..."? И вполне очевидно, что мы не ждем помощи от какого-то конкретного человека нет адреса, по которому мы должны пойти за нужным нам ответом. Потому теперь мы должны впервые осознать тот факт, что благотворная Сила всегда была рядом с нами, она всегда готова вести нас, как только мы готовы быть ведомыми. Она приходит, как духовный мир, и у нас есть возможность получить помощь не только тогда, когда мы не в состоянии помочь себе сами, но и тогда, когда мы еще считаем, что можем себе помочь. Нам остается только научиться распознавать, понимать и принимать советы Высшей Силы - и выполнять их, всегда оставаясь в душе верными своему решению препоручить свою волю и жизнь Его заботам.
Обдумаем теперь, что мы можем потерять, приняв такое решение? Только нашу упрямую веру в то, что мы можем заставить что-то совершаться так, как мы того желаем; и только наше разочарование - когда в очередной раз наши планы оказались разбитыми. А что мы приобретаем, принимая это решение? Новую осмысленную жизнь, имеющую цель, движение и сопутствующие любому росту чувства - удовлетворения и духовного обогащения.
И, наконец, последние слова выражения Третьего Шага: "... как мы Его понимаем". Для каждого человека слово "Бог" должно значить именно то, что он считает самым главным для себя. Мы можем представить Его себе высшим судьей и законотворцем, отпускающим награды и наказания. Или в нашем понимании Бог может стать выражением Высшей Любви, проявляющей себя в нашей жизни. Для некоторых Он явится личностью всемогущей, но отделенной от нас, а для других Бог воспринимается как центральная часть всего мироздания.
Бог, как мы Его понимаем, не является принадлежностью какой-либо группы людей, нет границ для Его познания, и понимание наше растет в зависимости от нашего духовного роста при совершении Шагов. Выбор же остается только за нами. Возможность быть ведомым Высшей Силой дается каждому из нас, но за нами остается право воплощать в жизнь свое собственное понимание Бога и Его воли.
Обдумывая вышесказанное.
Весь опыт моей жизни, привычки, образ мышления настолько являются моей натурой, что все, что я думаю, говорю и делаю, - это автоматическая реакция на происходящее вокруг меня.
Третий Шаг предполагает, что с этого момента я стану учиться быть восприимчивой, открытой для помощи Высшей Силы Эта помощь может прийти разными путями, чаще всего через других людей. Я постараюсь помнить, что эта связь, которую я устанавливаю с Богом не означает только возможность просить его о помощи, но это и знание, что Он есть, и все, что происходит - происходит с Его ведома.
Это подобно тому, как будто я стою на берегу реки, а мой ребенок на противоположном - голодный, замерзший и испуганный. Под рукой у меня лодка, в ней теплое одеяло, одежда, пища. Разве я стану стоять в бездействии и лишь молить Бога спасти моего ребенка, хотя Бог уже знает мою нужду? Конечно, нет. Я брошусь к лодке, сделаю все возможное, чтобы согреть, накормить и успокоить дитя, а уже затем - поблагодарить Бога за то, что Он меня понял.
И так же должно обстоять дело и с другими моими проблемами. До того, как я установлю связь с Высшей Силой, я могу упустить многие простые решения выхода из своих затруднений.
История из жизни к Третьему Шагу.
За исключением близлежащего города я почти никуда не уезжала из своего небольшого поселка. Замуж я вышла рано, родила шестерых детей, а потом развелась с пьющим мужем. Придя в Ал-Анон, я медленно продвигалась по программе, но чем больше я ее постигала, тем более росло во мне доверие.
Моя старшая восемнадцатилетняя дочь вышла замуж за моряка и уехала с ним на место службы. Вроде все шло хорошо, но неожиданно мне позвонили оттуда и сообщили, что дочь в больнице из-за эмоционального стресса. Сначала меня охватила паника, но я уже научилась обращаться за помощью к Богу, и теперь я прежде всего сделала это. Я понимала, что должна быть рядом со своей девочкой. Но как? Денег не было. Я никогда никуда не выезжала и ничего не знала о том, что делать в незнакомых местах. Снова и снова я почти теряла связь с Богом. Но я почти заставила себя верить в то, что Бог поможет мне найти выход.
Я заняла денег на самолет, летящий до ближайшего к базе города. Теперь я уже в большей степени верила в то, что смогу добраться до той морской базы. Я позвонила секретарю группы Ал-Анон, и та соединила меня с Директоратом Всемирной организации Ал-Анон. Мне дали две фамилии и номера телефонов, по которым мне можно было обратиться по прибытии на место.
Когда самолет приземлился, первой же мыслью было - связаться с друзьями по Ал-Анону. Первой женщиной, которой я позвонила, была Барбара. Я ей рассказала свою историю и спросила, как добраться до базы. Она рассказала, на какой автобус я должна сесть, куда ехать и где она меня встретит.
Я переживала о том, как мы узнаем друг друга, но она сама меня узнала и сопровождала меня все десять миль до базы. В дороге она говорила: "У меня есть там знакомые, у них можно будет остановиться, пока ваша дочь в больнице".
Я была так тронута, что расплакалась. Но я знала, что это были не случайные встречи, мы были - члены Ал-Анона, поручившие жизнь Высшей Силе, которая заботилась о каждом из нас.
Моя дочь так оживилась при встрече со мной, что вскоре ее здоровье стало улучшаться. Барбара была со мной всю неделю. Каждый раз, когда я говорила ей о моей благодарности, она отвечала: "А ты не думаешь, что все это и для меня очень важно?"
Барбара даже проводила меня до аэродрома. Я улетала со спокойным сердцем, врачи уверили меня, что дела пошли на поправку.
Вот так проявилась для меня суть Третьего Шага. Я не знала куда я еду, каким образом попаду туда, куда стремлюсь, я знала и верила в одно - все в руках Бога.


 

 ШАГ ЧЕТВЕРТЫЙ
Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.
Из Двенадцати Шагов семь являются практическими частями программы Ал-Анона. Процесс нашего личного усовершенствования начинается с Четвертого Шага, когда мы беремся за исследование своего внутреннего содержания, чтобы понять, что мы из себя представляем.
Возможно, мы были так заняты мыслями о недостатках других, особенно алкоголиков, что мы вовсе не задумывались о том, что наши поступки тоже необходимо подвергнуть анализу. И этот Шаг является свидетельством нашей готовности стать более открытыми, честными, зрелыми. Самопознание - это работа на будущее, где ценится каждое наше усилие, вложенное в этот Шаг. Но следует уже сейчас помнить, что это не только наша личная забота, надо желать и принимать помощь Высшей Силы на каждом шаге пути. Одним нам быть на пути самоисследования просто невозможно.
Четвертый Шаг должен высветить истинные причины наших затруднений. Если мы копнем достаточно глубоко, то сможем увидеть, как наши собственные недостатки навредили нам, как много нам нужно менять в себе, а не в ком-то другом. Постепенно мы узнаем, что большая часть наших затруднений создана нами же, а не злой судьбой, невезением или эгоизмом и упрямством других людей.
Итак, мы беремся за моральную инвентаризацию. Слово "инвентаризация" обычно применяется к вещам материальным: столько-то стульев, пальто, ковров, денег и прочих единиц в наличии. Такой тип проверки достаточно прост: это вещи, которые можно видеть, осязать. Инвентаризация же Четвертого Шага относится к нашей личности, к нашим личностным качествам, причем так, как мы сами их понимаем и оцениваем. Естественно, что такая оценка будет зависеть от наших привычек, личного опыта, а также от нашей честности в признании своих отрицательных черт.
У каждого из нас есть личностные качества, одни из которых нам нравятся, другие нет, а о третьих мы просто не знаем. На свои хорошие качества мы опираемся, когда хотим исправить свои недостатки. Мы можем испытать соблазн простить свои ошибки, так как другие очень уж нам навредили. Иногда мы оправдываем свои плохие поступки тем, что "все так делают". Мы можем испытывать непреодолимое желание контролировать ситуацию и людей в ней. Но единственной целью глубокого и бесстрашного исследования своей жизни является распознавание причины, препятствующей достижению намеченного.
Процесс нашего усовершенствования начнется сразу же, как только мы обнаружим в себе различные качества, позволившие нам оказаться там, где мы есть сейчас. Мы должны получить четкое представление о своих поступках и отношении к другим людям - членам своей семьи, родственникам, друзьям, коллегам по работе. Это нелегко, ибо закореневшие привычки трудно распознать и еще труднее исправить. Многие из членов Ал-Анона даже считали, что задачи Четвертого Шага слишком сложны. Ведь гораздо проще скрывать и продолжать отрицать неприятную и смущающую правду. И это понятно, непросто переосмыслить глубоко укоренившиеся привычки и поступки. Многие считают, что лучше это сделать письменно, или даже составить нечто вроде исповеди. Когда же мы станем записывать все важные события жизни и честно дадим себе моральную оценку, то мы сможем увидеть, что причиной наших неудач являлась не наша жизнь рядом с алкоголиком, а в нас самих уже были такие отрицательные черты характера, которые под влиянием обстоятельств и привели нас к тем или иным неудачам.
Очень важно не впасть в самобичевание после того, как мы распознали в себе недостатки, в результате проведенного самопознания. Многие из нас уже мучились навязчивым чувством виновности. Многие считали себя ответственными за то, что живущий рядом человек - алкоголик, до тех пор, пока не узнали в Ал-Аноне о том, что это болезнь, и мы не в состоянии уберечь своего близкого от нее. Обвинение себя - это не лучший путь для продуктивного совершенствования.
Большую поддержку окажет здесь понимание, что мы не одни в своем стремлении к изменению. Поддержка и руководство со стороны Высшей Силы будут усилены помощью любящих и все понимающих друзей по группе. Но именно мы должны стараться изменить свои отрицательные черты и желать избавиться от них. Извинение своих недостатков несовершенством других идет не на пользу изучению себя. Такое самоисследование и моральная инвентаризация не допускает отходов в сторону. Когда мы посмотрим на себя честно и перечислим свои характерные черты, это будет только отправной точкой. Основной же ценностью такого перечня является то, что он показывает нам контраст наших нежелательных качеств с положительными, которые компенсируют первые.
Распознавание и признание некоторых наших недостатков окажется непростым делом; и именно эти недостатки необходимо искоренить, как бы глубоко не оказались их корни. Затем должна последовать "моральная" инвентаризация, непосредственно связанная с распознаванием плохого и хорошего в нашем поведении. Так как каждый из нас разработал свой этический кодекс, то именно согласуясь с ним, мы осуществляем собственную "моральную" инвентаризацию. Таким образом, мы исследуем свое поведение, оказывающее влияние на нас, на окружающих нас людей и, особенно, на наших близких.
Обдумывая вышесказанное.
Насколько я понимаю, мои недостатки основываются на неловкости, страхе и беспокойстве. Я считаю, что я нетерпелива и неблагоразумна, и может быть поэтому я взваливаю на себя больше, чем я способна выдержать. Я нахожусь под таким напряжением, что даже не осознаю, как плохо я поступаю. Каковы на мой взгляд причины? Прежде всего это большое количество задач, стоящих передо мной на данном этапе жизни. Возможно, что я позволяю своим не думающим друзьям разрушать мою работу или, возможно, я вынуждена что-то делать или стою перед неразрешимой дилеммой. Как только я выявлю для себя причину, то смогу и избавиться от нетерпеливости и неразумных поступков.
Точно также, я, наконец, могу пойти по пути самооправдания или нетерпимости. Например, я боюсь согласиться с мыслями, отличающимися от тех, с которыми я жила долгое время. Возможно, для меня окажется трудным наблюдать социальные и политические перемены без чувства "а раньше было лучше". Когда саможалость поднимает свою безобразную голову, я буду стараться вспоминать все те счастливые моменты в моей жизни, за которые я должна быть благодарен.
Конечно, я могу работать и над корнями моих недостатков, которые я выявила и перечислила. Я должна определить побуждающие причины, заставившие меня действовать так, а не иначе в различных ситуациях, а затем стремиться к тому, чтобы устранить эти причины из своего характера.
Я знаю, что огромной помощью для меня послужит стремление побольше узнавать о людях. Я должна прислушиваться к тому, что они говорят, анализировать их поступки, стараться понять их и сопереживать им.
История из жизни к Четвертому Шагу.
Когда мой муж Дон решил жить без алкоголя, у нас наконец появилась возможность обсудить наши проблемы свободно, без искажающего мрака активного алкоголизма.
Одно его замечание впервые показало мне, каким неправильным стало мое поведение. Он сказал, что когда я была счастлива, я не возилась столько с цветами. Я задумалась, это было неожиданным для меня.
Ложась спать, я все еще думала об этом и, проснувшись, пыталась понять - как это мое занятие садоводством могло стать причиной обиды Дона?
Вот уже много лет, как занятия растениями было моим хобби. Я собирала все, что может расти на подоконнике. Разместить их в наиболее удобном месте - стало основной моей заботой. Для них я была готова жертвовать собственными удобствами в квартире. Я могла прервать отпуск, чтобы уехать ухаживать за ними. Выходные я посвящала пересадкам, смене грунта и поливкам своих растений. С ними я работала гораздо усерднее, нежели на своей работе. Я должна была в награду получить красоту - но получила пристрастие. Мне уже казалось, что и муж разделяет мое хобби. Когда у меня не было возможности заниматься своими растениями, я становилась раздраженной и огорченной, как алкоголик, когда нет выпивки! И так я оказалась в тюрьме, построенной собственными руками. Мы не могли пользоваться лоджией, так как все столики и стулья были уставлены растениями. В комнате было тоже самое. Прежде чем что-то сделать, Дону приходилось передвигать их, чтобы освободить пространство. Мы не могли закрыть ставни на окнах, ибо растения нуждались в свете; в комнатах поддерживалась регулируемая температура - чтобы они лучше росли.
И вот эти растения обернулись для меня бедой - мое пристрастие прогрессировало. После разговора и размышлений я приняла решение преодолеть свою рабскую зависимость и освободиться от того, чтобы растения доминировали в моей жизни. После того, как я нашла причину и предприняла действия против нее, жизнь наша значительно улучшилась.


 

ШАГ ПЯТЫЙ
Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.
Смирение - вот основная мысль всех Двенадцати Шагов. Образец смирения дан уже в Первом Шаге, призывающем "признать свое бессилие". Во Втором Шаге мы узнаем о Силе, большей, чем наша собственная, в Третьем - мы перестаем себя контролировать, приняв решение "препоручить нашу волю и жизнь" заботам этой Силы. В Четвертом Шаге мы предстаем перед своими недостатками. И все это соответствует цели и качеству смирения.
С предыдущего Шага мы начали постоянный процесс истинного познания самого себя. День за днем мы учимся распознавать, какие поступки помешали нам реализовать свои истинные возможности и какие принесли в нашу жизнь благо. Теперь мы решились совершить троекратное покаяние: перед Богом, перед собой и перед другим человеком.
Первое покаяние - перед Богом, подготавливает нас к тому, что мы должны сделать затем: признаться самим себе в своих недостатках и покаяться перед кем-то из других людей.
Не следует беспокоиться о том, как дать знать о своих тайнах Высшей Силе. Важно то, чтобы мы желали говорить с нашим Богом искренне и открыто. Это даст нам основу для четкого понимания самих себя. Наш контакт с Высшей Силой позволит нам более свободно выявить то, что нуждается быть извлеченным на свет. Сознательно обращаясь к Богу со словами признания, мы тем самым как бы раскрываем сами себя, и именно здесь проявляется направление, в котором нам хотелось бы измениться.
Наш способ общения с Богом зависит от наших личных воззрений и тех связей, которые нам удалось установить с Ним. Некоторые могут "говорить" с Ним мысленно, представляя Его себе как некое непонятное существо или как безличный Универсальный Дух. Неважно, каким образом мы обращаемся к Высшей Силе, важно то, что мы практикуем чувство смирения своей воли. А затем мы должны подготавливать себя к безоговорочному принятию Его руководства нами в предстоящие дни и годы.
Далее Пятый Шаг предлагает нам раскрыть свои недостатки перед кем-либо из близких или друзей. Это может оказаться нелегким делом, даже если мы уже открыли свое сердце Духовной Силе. Здесь нам может помочь перечень своих качеств, составленный в Четвертом Шаге. Очень частыми являются такие недостатки, как высокомерие, самооправдание и обидчивость, за этими тремя могут скрываться и другие. Абсолютная честность и мужество должны сопутствовать прилагаемым нами усилиям. Нам, конечно, не нравится то, что мы обнаруживаем в себе, но как только мы сумели признаться в своих недостатках, сразу же начинается процесс самоусовершенствования.
Мы можем попытаться оправдать свое недружелюбное или безразличное отношение к людям или не принимать во внимание то, с чем нам слишком трудно согласиться, но такое уклонение будет наверняка только мешать нашему прогрессу. Если же мы действительно стремимся избавиться от своих основных недостатков, то мы должны понять полезность рассмотрения их, относительно окружающих нас в повседневной жизни людей. Подобные знания дадут нам ясное понимание причин наших поражений и обид.
Прекрасная мысль - задуматься над своими недостатками, когда кто-то задел нас упреком или чем-то еще обидел. Если мы захотим узнать, почему все сложилось таким образом, то мы зачастую можем обнаружить, что этому виной наши собственные привычки и поступки. Но даже, если не случилось ничего плохого, всегда полезно познать свои реакции в разных ситуациях, чтобы знать, какие из них могут вывести нас из равновесия.
Пересмотрев свой список, мы определили, что каждый наш недостаток связан с какой-то привычкой, образом мышления, манерой действовать, работать, выражать свои мысли. Если мы склонны к обидам и сразу думаем об умышленном оскорблении, то мы должны отыскать причину таких мыслей, припомнив моменты из жизни, когда подобная обида явилась для нас чем-то существенным, то есть имела последствия. Если же наше огорчение возникло из-за несбывшихся ожиданий, то значит нам следует научиться не рассчитывать на то, что люди будут действовать именно так, как мы того желаем. Если мы обижены тем, что мы сочли обдуманной нелюбезностью, то нам надо спросить себя, кто же в действительности доставил нам вред горьким чувством. И мы обнаружим, что вред мы получили от себя самих, а не от того, кто нас обидел.
Та же самая мысль может быть приложена и к другим, открываемым нами недостаткам. Когда же мы научимся понимать, отчего мы поступаем так или иначе, то мы будем готовы перейти к другой части Шага и поделиться знанием о причинах своих недостатков с другим человеком.
Хорошая мысль - выбрать для этого надежного, понимающего члена Ал-Анона, кто действительно имеет опыт жизни по Программе. Лучше, когда это доверенное лицо не является ни членом семьи, ни родственником, ни алкоголиком. Раньше мы считали, что таким лицом может быть лишь представитель духовенства. Но приобщенность к вечным истинам не полностью соответствовала нашим целям. Такой человек должен был быть осведомлен о сути нашей программы и ее целях.
Мы решились довериться таким же зависимым личностям, как и мы, и делать это как можно более честно и искренне. Это было гораздо сложнее, чем написать список своих недостатков; мы нуждались в откровенном и подробном объяснении, как мы ощущаем свои недостатки и как другие люди оценивают их и так далее. Мы считаем, что такой разговор будет более естественным и простым, если нам удастся избавиться от чувства виновности. Кроме того, надо помнить, что мы совсем недавно даже не знали о тех недостатках, о которых сейчас должны рассказывать, предпринимая усилие по самоусовершенствованию. Мы стремимся воздержаться от старых оценок даже наедине с собой.
Доверяя другому человеку наши сокровенные мысли о себе, мы стремимся не только к тому, чтобы высказаться и быть услышанным. Нам хотелось бы узнать, что человек думает о том, что мы ему доверили. Его жизненный опыт может существенно отличаться от нашего, и обмен опытом может быть полезным и действенным только, если мы желаем слушать с открытой душой точку зрения другого человека. Мы же только приобретаем, когда узнаем новые сведения, которые могут изменить нас к лучшему.
Не так важно, что Пятый Шаг кажется нам таким трудным, он поможет многое понять и постичь. Он облегчит ношу, которую мы несем, когда другой поможет нам, а для того человека это будет возможностью помочь кому-то еще.
Обдумывая вышесказанное.
Очень приятно осознавать, что по своему собственному желанию я могу вступить в контакт с Высшей Силой. Так как Бог и я понимаем друг друга, то в моей воле поведать о своих недостатках Духовному Другу.
Когда я призналась себе в своем несовершенстве, я дала себе шанс на приобретение новых привычек и направлений развития. Моя готовность преодолеть самооправдательную позицию и прямо взглянуть на настоящие или вымышленные обиды, позволит мне избавиться от них. Ведь если я смогу их разглядеть и понять, то смогу и найти путь избавления от них.
Учиться говорить правду о себе другому человеку и доверять ему, означает еще и избавляться от предвзятых суждений. Еще больше пользы я получу, если моим доверенным лицом будет кто-то из группы Ал-Анона, который станет уверено направлять меня в нужное для программы русло, учитывая мои исповеди. А я, в свою очередь, могу поделиться с другими полученными советами. Хотя мой наставник не поучает меня, а только выслушивает. Какую огромную помощь он дает мне разделяя мою ношу, и какое чувство освобождения я ощущаю после этого. Я буду стараться поделиться с другими своим опытом, также не навязывая готовых решений.
История из жизни к Пятому Шагу.
Несколько лет назад, когда я впервые шел по программе Двенадцати Шагов, где-то в середине на уровне Четвертого, Пятого, Шестого Шагов у меня возникли затруднения. Свои самые отрицательные черты я начал обнаруживать еще раньше, не на Четвертом Шаге, хотя я еще не мог оценить, каково их значение для меня.
Конечно, я составил список своих недостатков, как и предполагается в Четвертом Шаге. Я старался быть честным, но все-таки это был только перечень. Одним из недостатков указанных в нем, является моя медлительность. Мне просто не удавалось сделать все, что следовало. У меня было несколько объяснений: я слишком загружен, другие люди мешали мне и даже, что день был чересчур коротким. Мне не приходило в голову, что я был слишком загружен, потому что одновременно пытался заниматься делами других людей, делать все и вся по дому, а также заботиться о себе.
Вот так обстояло дело с моей моральной инвентаризацией. Как только я выводил на свет свой недостаток - тут же я подбирал к нему оправдание. То что было плохо во мне, оказывается имело причину в том, что другие люди не оправдывали моих ожиданий. А относительно себя, когда я заканчивал Четвертый Шаг, я чувствовал совершенное спокойствие. Казалось, все это только подтверждает то, что жизнь мне не очень-то улыбается. Такой уж я бедняга. Да, кажется я все-таки забыл включить в свой список жалость к себе. А также не заметил и свою привычку опускать руки при поражениях. Так я уверено следовал букве Четвертого Шага, считая, что все, что от меня требуется - это составить этот негативный список. Что касается части "довериться кому-либо" - то это было для меня очень сложно. Я просто не знал такого человека, кому я мог бы рассказать о всех своих недостатках. Кроме того, мне вовсе не хотелось открывать себя для критики.
Когда я задумался над этим - меня буквально озарило. Ну почему я так не доверяю людям? Отчего это мне страшно взглянуть на себя чужими глазами? Что же во мне есть такого ужасного, что я не хочу обнаруживать? Как только подобные вопросы замелькали в голове, то сразу же появились опасения - а был ли я до конца честен в своем самопознании Четвертого Шага? И здесь уже Пятый Шаг говорил мне: "Посмотри - что ты делаешь! Обрати внимание, как ты относишься к людям. Прислушайся к своим словам - как звучит твой голос. Отчего же тебе так стыдно за себя? Почему ты не слышишь?!!"
Я решил обязательно выполнить Пятый Шаг до конца, включая и эту трудную для меня часть - довериться другому. Я понимал, что самому мне трудно будет это осуществить. Но пришла мысль, что кто-то поможет мне. Но кто? И тут я впервые обнаружил, что у меня почти нет друзей. Даже в нашей группе у меня ни с кем не сложились близкие отношения. Это была настоящая проблема, и здесь я уже понимал, что когда действительно нуждаешься в помощи и осознаешь это, то обязательно найдешь к кому обратиться. Я вспомнил о человеке, который помогал мне в первые дни в группе Ал-Анона, он был таким терпеливым со мной, ведь спустя несколько месяцев я уже считал, что знаю достаточно много, чтобы не иметь наставников. А вот сейчас, вспоминая то время, я считаю, что и спустя шесть лет в Ал-Аноне, я знаю слишком мало.
Я позвонил этому человеку, тот был обрадован, услышав мое предложение и согласился работать со мной по Шагам самоизучения.
Слишком долго рассказывать, какими путями оказывалась мне помощь. От моего наставника потребовалось много выдержки, такта и настойчивости. Но в результате я почувствовал, что во мне произошли изменения. Я стал чаще обращаться к Высшей Силе, вне зависимости от того, нуждался ли я в какой-либо помощи. Во мне росла уверенность, что я не остаюсь один на один со своими проблемами. А то, как окружающие меня люди стали относиться ко мне и даже любить меня - это было настоящее чудо! И что еще более важно - я тоже стал любить людей и стал способен чувствовать их расположение и любовь.
ШАГ ШЕСТОЙ
Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших недостатков.
Целью Шестого Шага является подготовка себя к восприятию помощи Бога и к ясному пониманию, что мы поступаем соответственно Его намерениям. В ходе этого Шага мы снова понимаем, что нуждаемся в помощи Силы, большей, чем наша собственная. Эта, всегда доступная, помощь каким-то образом приводит нас к ответственности перед собой в распознавании и изучении своих недостатков.
Мы узнаем, что эти недостатки могут иметь свое начало в глубоко укоренившихся привычках, являющихся, в большей части, выражением нашей сути, которые не должны списываться на алкоголизм близких людей. И что именно их более всего трудно увидеть и понять, потому что мы привыкли к своим недостаткам, как к старым туфлям - ведь новые будут жать, пока мы их не разносим и они не станут удобными. Но только мы сами можем быть причиной изменений, означающих начало нашего нового образа жизни. Нам не следует также забывать, что мы должны полагаться на Силу, более могущественную, чем наша собственная, если действительно хотим достичь успехов в своем начинании. Это похоже на то, как будто мы отправились в путешествие в неизвестном направлении. Мы стремимся к своей цели, но не можем самостоятельно найти путь. И вдруг мы натыкаемся на руку поводыря, которая указывает нам куда идти. Но все-таки свой путь мы должны пройти сами.
Нам может показаться - возможно с чувством безнадежности - что от нас требуется полное совершенство. Мы можем подумать, что Двенадцать Шагов потребуют от нас абсолютного освобождения от всех своих недостатков. Это не так! Цель Шагов в том, чтобы показать нам неограниченные собственные возможности в разрешении жизненных проблем. Они говорят нам, что мы можем сдвинуть со своей дороги любые препятствия, зачастую воздвигнутые нами же, а чтобы достичь уверенности и спокойствия, мы должны быть очень трудолюбивы. Когда мы сталкиваемся с трудной ситуацией, мы обычно рассматриваем ее со всех сторон, отчаянно пытаясь найти решение. Возможно, мы никак не обнаруживаем выхода, полагая, что никто нам больше не сможет помочь. Но если бы мы с полным доверием умели открывать себя Высшей Силе, то мы получили бы от Нее то вдохновение, которое освободило бы нас от отчаяния и сомнений, и наполнило уверенностью, что правильные решения будут найдены. Таким образом, совершая каждый Шаг, мы убеждаемся, как важно в решении любых своих проблем, равно как и в стремлении избавиться от своих недостатков, довериться Высшей Силе.
Когда же мы цепляемся за старые привычки и недейственный способ мышления, то мы сами препятствуем процессу изменения и преграждаем путь вдохновению использовать помощь Бога, а значит и позволить нужному решению прийти к нам.
Мы можем удивляться, почему мы так свыклись со своими недостатками. Зачастую они были развиты как защитные средства - они работали на нас. Гордость, например, позволяла нам чувствовать собственное превосходство и независимость от общей человеческой природы и людской ответственности. Манипулируя жизнью других людей, мы ощущали себя в праве распоряжаться ими. Когда же мы научились принимать окружающих и любить их, то отпадает необходимость защищаться от них.
Шаги Четвертый и Пятый помогают нам выявить недостатки характера. Мы должны мужественно признаться в них перед собой и перед другим человеком. Мы должны познать свои недостатки без чувства виновности или сожаления, так как мы знаем, что самобичевание и постоянное самотерзание не способствует нашему росту. Ощущения виновности иногда оправданы, но постоянная вина ведет к застою.
Нам может показаться, что процесс фундаментальных изменений себя слишком трудный и, может быть, даже не осуществим. Возможно, так оно и есть, но сам факт, что мы пришли за помощью в Ал-Анон, что мы добрались до программы Двенадцати Шагов - говорит о серьезности наших желаний преодолеть проблемы, так усложняющие нашу жизнь. Отсюда исходит вера в возможность противостояния и преодоления трудностей каждого дня, имея опору в духовном.
Итак, готовы ли мы к тому, чтобы лишиться своих недостатков? Наверняка, нам бы хотелось видеть себя лучшими, ибо светлый идеал скрыт в каждом из нас под нагромождением сомнений, страхов и недовольств собой. Если бы кто-то спросил, хотим ли мы избавиться от этих помех, ответ был бы один: мы полностью готовы к тому, чтобы Бог это сделал.
Обдумывая вышесказанное.
Я решила больше не цепляться за свое прошлое представление о себе, которое я обнаружила. Я пообещала думать о себе, как о человеке, каким бы мне хотелось быть. Исходя из этого, я теперь должна буду очень внимательно относиться к любой мысли, автоматически возникающей в голове, я должна буду взвешивать свои слова и поступки, и это оберегает меня от импульсивных, необдуманных шагов.
Внезапный порыв темперамента мог подтолкнуть меня к совершению поспешных действий, зачастую ненамеренных. Они не послужат на пользу ни для меня, ни для человека, вызвавшего во мне раздражение. Если бы я подумала перед тем, как говорить, то у меня мог бы возникнуть новый импульс и нашлись бы вежливые слова для этого человека.
Действительно ли я хочу продолжать критиковать и давать всем советы? Уверена ли я в том, что моя точка зрения самая правильная? Неужели я сама никогда не совершал поступков, которые кому-то не нравились?
Не упускаю ли я возможности добавить в свою жизнь небольшие детали, которые сделали бы ее гораздо интереснее: приобрести новое увлечение, заняться своим здоровьем, улучшением внешности, походки, речи и манеры общения с людьми?
Начинаю ли я понимать, что жизнь скучна настолько, насколько я ей это позволяю? Я уже горжусь тем, что умею общаться с людьми вне дома, но всегда ли я столь же вежлива и сдержана с домашними? Использую ли я всякую возможность в течении дня, чтобы доказать им свою любовь и поддержку? Действительно ли я готова избавиться от своей давней привычки ругаться?
Не замечал ли я за собой, что слишком много говорю? Даю ли я возможность высказаться другому человеку? Наблюдаю ли я за собой во время разговора? Я могу обнаружить, что не люблю слушать, или, например, не пытаюсь понять новую мысль, необычную точку зрения.
Обнаружение мною подобных недостатков несомненно повлияет на качество моих отношений с другими людьми. Если я готова меняться к лучшему, я смогу преодолеть свои недостатки и буду готова выполнить следующий Шаг.
История из жизни к Шестому Шагу.
Мне повезло - я вышла замуж за алкоголика. Случись иначе, я бы так и прожила жизнь, не узнав учение Ал-Анона, которое помогло мне стать совсем новым человеком, помогло мне выправиться, обогатиться, наполниться новым содержанием. С моим прежним отношением к жизни и людям было бы даже лучше, если бы меня выбрал в супруги человек с еще более тяжелым случаем алкоголизма. А может быть это я выбрала его; я была такой самоуверенной, волевой, что не сомневалась, что смогу исправить его жизнь. Но действительной проблемой нашей семейной жизни стал не алкоголизм Джима, хотя это и усложняло все, а мое собственное поведение. Отсюда исходила большая часть наших неприятностей.
Я была воспитана тетушкой, для которой Богом были деньги. Ее жизненная философия сводилась к следующему: "Деньги единственный друг, с которым можно быть искренним; если у вас есть деньги, вам не нужны другие друзья." Она учила меня, что главное в жизни - работа, здоровье. Все остальное должно быть подчинено этой идее. Она отказывала себе и своей семье в какой бы то ни было роскоши, куда входило почти все. Таким образом, я росла, считая, что покупать что-либо выходящее за рамки крайней необходимости, означает транжирить деньги. Ходить в кино, иметь красивые вещи и тому подобное все это противоречило трудовым, выстраданным центам. Наше существование было весьма убогим, но, настроенная должным образом, я этого не замечала и чувствовала себя не хуже тех, кто тратил уйму денег на наряды, украшения и тому подобную чепуху.
Эту привычку к ограничениям я перенесла и в свою взрослую жизнь и применяла ее также в борьбе с пьянством Джима. Когда все мои усилия не дали никакого результата, я наконец-то набралась храбрости и отправилась на собрание Ал-Анон. Я прочла об этом обществе в газете, и хотя мне трудно было поверить в чудодейственные истории, я все же решилась тоже попытать счастья. Этот шаг дался непросто. Картина моего первого визита была такова - ряд чужих незнакомых людей, которым, казалось, нет дела до меня и моих проблем.
Но не столь уж много времени потребовалось, чтобы мое восприятие изменилось. Как раз из-за моего свойства избегать новых людей, я как-то вдруг оказалась в кругу их искреннего и заботливого участия, пояснений, готовности помочь. Это захватило меня и постепенно я немного расслабилась и даже поделилась своими "тайнами". Так началось мое перерождение.
Но впереди меня ожидали еще более неожиданные вещи. Со мной стал работать по Двенадцати Шагам опытный наставник. Как же я спотыкалась, совершая свои первые Шаги! Конечно, я знала о Боге, что люди молятся Ему, ходят в церковь и все такое. Но я привыкла зависеть только от себя самой и всемогущего доллара, поэтому я считала зависимых людей слабыми. И тут мне сказали, что я должна признать Силу, которая управляет моей жизнью! С каким трудом я приняла эту идею, и то не до конца, как выяснилось позже.
Тем временем, когда я дошла до Шестого Шага, я все-таки убедилась, что мне не обойтись без Высшей Силы, что Бог, действительно, занимает в моей жизни очень важное место. Потом я поняла, что никогда бы не смогла стать тем, кем хотела стать, не будь этой зависимости от Бога. Я многому научилась в Ал-Аноне. Я узнала, что такое любовь, о том, что необходимо свободно давать и принимать ее. Наконец, я гораздо более ясно увидела свои недостатки и то, каким холодным и хмурым было мое отношение к жизни вообще.
Этому было нелегко научиться - давать любовь. Но обновленной, той, какой я стала - мне живется легче и приятнее, нежели той, отягощенной предрассудками и материальными заботами, какой я когда-то явилась в Ал-Аноне. А теперь деньги вовсе не являются для меня главным.

 ШАГ СЕДЬМОЙ
Смиренно просили Его исправить наши изъяны.
Наша работа по Четвертому, Пятому и Шестому Шагу - самоисследование, признание и готовность избавиться от дефектов характера - подводит нас к тому, чтобы мы отказывались от своеволия и учились воспринимать волю Силы, более могущественной, чем наша собственная. Все, что от нас требуется это доверить Богу свои заблуждения и недостатки, которые мы признали сами перед собой и смиренно попросить Его избавить нас от них.
"Смирение - это качество, чаще всего неверно понимаемое. Это не слабость, а сила. Оно не означает подчинение, безропотность или уступчивость; все эти слова подразумевают, что у нас остаются какие-то тайные резервы. При смирении же мы испытываем полную готовность принять помощь Бога, так как мы Его понимаем, то, что без нее мы не сможем достичь цели".*** Смирение - это честность и глубина принятия, реальная оценка себя и своего места в общей схеме. Она позволяет установить истинную связь с Высшей Силой. Прежде всего мы перестаем пытаться управлять людьми и событиями в своей повседневной жизни. Наше "я" уступает место Силе, и чем больше мы уступаем, тем больше растет в нас вера в то, что вскоре откроются перед нам и новые пути; мы больше не одиноки, не беспомощны, мы можем измениться, и все, что нам надо сделать - попросить об этом.
Когда все шло хорошо, мы старались быть благодарными; когда дела плохи - мы напоминали себе, что всегда существуют вещи, на которые мы не можем повлиять. То, как мы реагировали на эти трудности, выявило новые особенности нашего характера, которые не всегда были полезны нашему выздоровлению и мы могли снова обратиться к нашей Высшей Силе. Нам не нужно бояться своего растущего самопознания, потому что мы можем обратить свои мысли к нашему духовному источнику помощи.
Мы можем сделать этот процесс постижения истины постоянным, подобно постоянству течения наших мыслей и чувств. Так как наша зависимость от Высшей Силы растет, то мы расстаемся с привычкой полагаться только на себя. Чтобы избавиться от нежелательных черт характера, мы учимся рассчитывать на поддержку духовного наставника.
Неважно каким образом мы обращаемся за помощью; каждый находит свой путь установить этот духовный союз. Главное в том, что мы обращаем свою просьбу к Высшей Силе. Мы совершаем осознанный акт и потому что мы верим, помощь к нам придет. Доверив Богу свои недостатки, мы, обновленные, уже готовы к движению вперед - к выздоровлению, к тому, чтобы встречать жизнь без груза прошлых пороков.
 ___________
*** AL-ANON FAMILY GROUPS (formerly Living With An Alcoholic), Al-Anon Family Group Headguarters, Inc., N.Y., N.Y., pg.45.
Обдумывая вышесказанное.
По мере того, как я иду по Шагам программы и искренне стремлюсь их выполнить, я пользуюсь опытом, силой и надеждами других людей, прошедших эти Шаги до меня. Глядя в зеркало, я вижу, кто я - свои слабые и сильные стороны; и меня не пугает рассказать о них другому человеку. Когда я доверяю их Богу, как я его понимаю, я, таким образом, передаю себя в руки Высшей Силе, которая может освободить меня от ряда мучительных усилий или борьбы.
Мой путь к новой жизни начался и со смелой моральной инвентаризации самой себя, моя решительность подкрепляется готовностью выявить и признать свои недостатки.
Сейчас я уже достигла того периода, когда я прошу у духовного наставника помощи в устранении моих пороков. Когда их не станет, это будет означать для меня новую жизнь. Освободившись от недостатков, я смогу следовать новым путям мышления и действия. Я смогу начать думать над качествами, которыми мне бы хотелось заменить свои недостатки.
Я не ожидаю, что достигну верха совершенства. Что это означает? Так как эта цель заключена во мне самой, я начну с малого - установления равновесия внутри себя. Я попытаюсь делать каждый день, каждый час все, что в моих силах для того, чтобы совершенствовать свою личность.
История из жизни к Седьмому Шагу.
В те годы, когда я была в Ал-Аноне, Шаги имели решающее значение для моего становления. Прошлым летом у меня возникло затруднение - мне следовало преодолеть свое сильное раздражение одним близким человеком.
Друзья уже говорили мне, что у меня навязчивая мания, так как я все время говорила о своем гневе по отношению к нему. Я, конечно, осознавала, что они правы, но никак не могла избавиться от ужасных переживаний. Однажды вечером, за мороженным, моя очень близкая подруга посоветовала мне сесть и описать все, что я чувствую, затем мы вдвоем разобрали бы это и поискали для меня выход. Я села и доверила Высшей Силе, которую я называю Бог, истинную причину своих чувств. Потом я перечислила эти чувства. Это было трудно. Многие мои ощущения были непонятными или противоречивыми, некоторые были очень сильны.
Я стала анализировать свои воззрения и, глядя в список, обнаружила, что многие обиды оказались абсурдными или несущественными, их я могла бы простить. Но мне не хотелось придерживаться такого честного образа мышления и действия. Мне хотелось спокойно и со смирением справиться с ситуацией, касающейся этого человека.
Моя подруга была непреклонна, она желала мне добра и поэтому была терпелива. Я кричала, плакала, оправдывала свою точку зрения и, наконец, иссякла. Да, теперь я была готова к свершению Седьмого Шага. Я была в состоянии смиренно просить о том, чтобы этот мой недостаток был устранен свыше. Я внимательно посмотрела на себя и призналась в своей несправедливости. Я обратилась к Богу: "Пожалуйста, забери мой гнев!"
Теперь, когда я полностью приготовилась принимать помощь Бога, страдание ушло от меня. Сила, большая, чем моя собственная, сделала это. Я оказалась способной смиренно подавить свою волю. И, таким образом, ко мне пришла помощь. Седьмой Шаг оказался чудодейственным средством, излечившим ужасную болезнь моей души.

ШАГ ВОСЬМОЙ
Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.
Возможно для нас будет трудно определить, насколько обидели мы кого-то своим поступком, - или какие скрытые мотивы руководили нашими действиями, - или даже почему нам следует просить прощения.
Мы должны поступить так: взять карандаш и написать некоторые имена.
Принять такое решение может быть и трудно, но потом мы поймем, что наши усилия не были напрасны, ибо мы получили в награду ясное понимание жизни и самих себя в ней. С помощью Восьмого Шага мы избавимся от чувства вины, хотя, возможно, оно и запрятано глубоко в подсознательной сфере. Восьмой Шаг дает нам мужество выявить это чувство, а затем освободиться от муки, которую оставили в нас наши прошлые поступки. Проявив смелость и другие хорошие качества при совершении Восьмого Шага, мы обретем больше спокойствия и уверенности в себе.
Мы можем поставить перед собой следующие вопросы: Что мы сделали такого, что обидело другого человека? Почему мы это сделали? Каковы были последствия? Было ли это временным ущербом? Бывали ли моменты, когда мы были несправедливыми, жестокими, лицемерными, эгоистичными или сознательно наносили вред другому человеку? Или может быть, мы придаем слишком большое значение тому, чего другие совершенно не замечают?
Достаточно будет одного ответа. Если нечто, что мы совершили в прошлом оставило в нас гложущее чувство вины, то мы должны внести имя обиженного нами человека в список, ориентирующий нас на достижение цели Восьмого Шага - оживить в памяти все неприятные и даже ужасные моменты, являющиеся источником чувства вины. И сделать все это можно лишь при готовности так или иначе искупить свои ошибки.
Мы можем попытаться оправдывать себя, например, таким образом: "Я сделала это потому, что она (или он) поступил нехорошо по отношению ко мне" или "Я просто хотел помочь ему, чтобы он перестал пить. Я же не знал, что ничего не выйдет". Мы не должны позволять себе укрываться за такими оправданиями, иначе Восьмой Шаг не окажет на нас своего очищающего воздействия.
Нам может казаться, что совершенные нами ошибки произошли исключительно из-за некоторых отрицательных свойств нашего характера, но это не так. Большой ущерб могут нанести и те люди, кто богато одарен терпением, тактом, любовью и добрыми намерениями. Многие из таких людей, обладающих столь прекрасными качествами и исходя из самых лучших побуждений, тем не менее, разрушили жизнь других людей и свою собственную.
Большинство из нас имеет широкие возможности воплотить в жизнь уроки Восьмого Шага в сфере семейных отношений. Но и здесь снова любовь и забота о близких не гарантируют нам, что мы делаем для них добро. Чрезмерно опекая, мы можем лишить любимых нами родных дара свободного развития. Испытания и стрессы жизни с алкоголиком наверняка подорвали в нас доверие к другим людям и оптимистический взгляд в будущее.
Грубые, ожесточенные ссоры могли нанести большой ущерб, лишив ощущения безопасности и породив даже ненависть к другим людям. Если такое произошло, работа по восстановлению предстоит очень сложная. Часто бывает, что и в семье с непьющими родителями ребенок чувствует себя горько и неуютно.
Если ребенок постоянно слышит сердитые упреки матери, если мы срываем на нем злобу из-за собственных неудач и заставляем его страдать, то, возможно, такой ребенок потянется к более теплой дружбе с алкоголиком, чье поведение кажется ему даже менее иррациональным. Кроме того, сами мы даем образец поведения своему ребенку - чему же удивляться, когда вдруг мы видим в нем грубость и обозленность.
Все эти моменты мы должны принять во внимание, когда составляем список людей, перед которыми мы должны покаяться.
Если мы намереваемся обсудить все то плохое, что мы сделали алкоголику и другим людям до нашей встречи с программой Ал-Анона, мы должны вспомнить все, что мы узнали о смирении, эмоциональном отделении, понимании - и о том, как любить, не требуя подчинения других. Этот арсенал личного совершенства даст нам силу, чтобы принести покаяние, и не только перед живущими, но и перед тем, кого уже нет с нами, и все это с любовью к людям, прощая себя. Мудрость и уверенность в себе, которые мы обретаем, усваивая принципы Ал-Анона, помогут нам избежать повторения старых ошибок. Таким образом, само по себе это уже будет видом искупления прошлых грехов.
Есть еще один путь: учить рядом живущих заботиться о нуждах другого - это делается путем собственного сопереживания обидам другого человека, предоставляя ему возможность самостоятельно строить собственное самоуважение и делясь своей силой и опытом.
И, наконец, что касается вреда, который мы причинили сами себе за истекшие годы наших страданий - страданий, вызванных нашими ошибками в оценках, нашим упрямством и другими недостатками. Большинству из нас следует покаяться перед собой именно сейчас, когда мы нашли путь к изменению в лучшую сторону.
Обдумывая вышесказанное.
Восьмой Шаг - это Шаг "очистительного" списка. Составление его может вызвать большие трудности. Не стоит думать, что этот Шаг даст полное исцеление, ибо я только делаю усилие вспомнить всех тех, кого я обидела, но даже принося покаяние - еще не исправляешь нанесенного ущерба. Этот Шаг дает возможность подумать над своими неверными поступками и об обиде, нанесенной мной людям. (Некоторые из этих ошибок, наверняка, совершены по причине, связанной с болезнью алкоголика, а, возможно, и потому, что я стала завистливой и озлобленной, а может быть всему виной была ссора с кем-то).
Подобные причины моей озлобленности, которую я признаю как недостаток характера, стали объектом моего внимательного изучения еще при работе над Четвертым Шагом. Теперь, когда я думаю о людях, обиженных мною, я уже использую то, что я усвоила из Четвертого Шага и заново пересматриваю свои недостатки. А вдруг я пропустила какие-то важные изъяны, которые толкают меня на оскорбление других людей?
Теперь, вспоминая некоторые поступки, я увидела, что не придавала достаточного значения этим недостаткам характера. Сегодня, совершая Восьмой Шаг, я могу их внимательно рассмотреть, подумать, к чему они меня привели, и стремиться искупить свою вину.
Я могу перестать осуждать людей за их ошибки, поступки, образ мыслей, манеру речи, внешность. Мне это больше ни к чему - ибо нет необходимости подпитывать свое желание быть выше других людей. Я могу напомнить себе, как оскорбительно может быть такое отношение, какой униженной я ощутила бы себя, если бы все это говорилось и делалось против меня. Я могу раскаяться перед теми, кто был объектом моих злых разговоров и больше не повторить все то, что ни к чему не ведет, а лишь порождает лишние переживания. Все это я начинаю понимать более ясно, работая над Восьмым Шагом. Я могу перечислить имена тех, к кому я была недостаточно внимательна из-за своей неспособности почувствовать обиду другого на мои слова и поступки. Я могу просить мою Высшую Силу протянуть мне руку помощи в оценке своих поступков. Если я хочу быть любимой, я должна учиться любить. Даже странно, что мои недостатки, о которых я почти не знала, послужили причиной таких серьезных трудностей в моей жизни. И они же повредили и другим людям! Я постараюсь вспомнить и распознать всех этих людей, внести их в мой список и молиться о лучших путях искупления.
История из жизни к Восьмому Шагу.
С Восьмым Шагом у меня все было непросто. Фактически, я плохо выполнила работу этого Шага, но поняла это только, когда старательно закончила все Двенадцать Шагов. За свое не слишком ответственное отношение к Восьмому Шагу я была основательно наказана.
Я не произвела достаточно глубокого поиска обиженных мною в прошлом людей. Даже сейчас я еще мало имею их в своем списке. Я только подумал о некоторых, с которыми я плохо обошлась и перед которыми мне нужно извиниться, и я сделала это кое-как. Мне показалось, что этого вполне достаточно, и я продолжала идти вперед по Шагам. Но теперь я понимаю, на каком Шаге я поскользнулась.
Еще до моего вступления в Ал-Анон, когда пьянство моего мужа сделало меня нездоровой, я дружила с супругами Томом и Терри. Том тоже был алкоголиком. И, так как мое отношение к пьяному мужу было таким, что он искал возможности реже появляться дома, то он часто оставался у Тома. В наших ссорах я ставила ему в вину, что он предпочитает находиться в гостях и пренебрегает своей собственной семьей. На это он отвечал: "Если бы ты не делала из дома ад, я бы здесь чаще оставался".
Я жаловалась Тому: "Может быть и ты не пил бы так много, Том, если бы этот пьяница ходил к тебе реже. Не представляю, как Терри все это выносит".
У меня в голове даже созрело подозрение - а может муж ходит туда из-за Терри? Так ревность добавилась к моим нездоровым эмоциям. Когда мы оказывались вчетвером, я постоянно наблюдала за взаимоотношениями этих двоих. И, наконец, пришла к выводу, что между ними что-то есть. Итак, я оказалась в роли обманутой жены.
День ото дня озлобленность моя нарастала, и в один прекрасный день я набрала телефон Терри и все ей высказала. Она возмутилась и пришла в негодование, что было необычно для ее спокойной натуры. Она сказала: "У меня даже нет желания оправдываться, неужели ты думаешь, что мне своего алкоголика мало? Может быть, если бы ты нашла в себе силы умерить свой темперамент, то и муж не бежал бы из дома. Знаешь, нам тоже не всегда доставляют удовольствие его посещения, но мне просто жаль беднягу". Затем она спокойно попрощалась и повесила трубку.
Но хотя я и узнала, что мои подозрения оказались неверными, я еще долгое время пребывала в расстройстве. Жизнь моя становилась все невыносимее...и вот, однажды двери Ал-Анона открылись передо мной.
Прошло шесть лет, и я думаю, что даже не стоит говорить о том, что все переменилось. Я оглянулась назад и увидела всех тех, кому навредила; я упорно трудилась, чтобы исправить, что возможно. Но почему-то эта прерванная дружба с Терри не пришла мне в голову. Действительно, с тех пор, как они переехали в другой город, я глубоко запрятала все происшедшее между нами, и никогда мне не приходила мысль позвонить им.
Но однажды, зайдя в местный магазин, я лицом к лицу столкнулась с Терри. Я почувствовала чрезвычайную неловкость и стыд, не знала, что сказать, ибо на меня нахлынули воспоминания о тех ужасных временах. А с ними слово "РАСКАЯНИЕ" возникло в голове. Тогда я шагнула навстречу Терри и первой протянула ей руку. И она подала свою.
Так была восстановлена наша дружба. Я узнала от нее, что Том недавно стал членом АА. Но, к сожалению, она не принимала всерьез Ал-Анон, о котором была наслышана. И тогда у меня появилась возможность совершить вклад в практическую реализацию своего искупления - я рассказала о том, как помог мне Ал-Анон в моей жизни. Теперь уже не из любопытства моя подруга приходит на собрания Ал-Анона. И дружба наша крепнет день ото дня.

ШАГ ДЕВЯТЫЙ
Лично возмещали причиненный этим людям ущерб где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.
Однажды кто-то сравнил совершение Девятого Шага с принятием очень горького лекарства, когда после неприятной процедуры получаешь замечательное улучшение. Это трудный Шаг, он дает нам возможность реального и практического воплощения в жизнь решения возместить ущерб, нанесенный нами другим людям.
Самое важное слово этого Шага - "честно". Оно помогает избежать уклончивого пути, который мы пытаемся для себя найти, чтобы уйти от мучительных и неприятных ситуаций. Мы обязаны принести свои извинения прямо и открыто тому, кого обидели. Мы должны также со всей честностью решить для себя вопрос - возможно ли извинение или нет.
Как только мы составили список обиженных нами лиц, мы должны найти наиболее подходящий способ искупления своих ошибок. Если это была просто необдуманная болтовня или резкое суждение, то здесь возможно простое искреннее принесение извинения.
Честное признание в том, что мы неправильно поступили, может только увеличить брешь, если мы заранее не продумаем все как следует, все мельчайшие детали. Надо принять во внимание все мельчайшие детали перед тем, как предпринять какой-то шаг по восстановлению разрушенного. Разумно будет задать себе самому ряд вопросов.
Не растревожит ли наше извинение старую, уже затянувшуюся рану? Подходящий ли это момент для возмещения ущерба? Не стремимся ли мы избежать объяснений с обиженным нами человеком из-за того, что не придаем этому человеку никакого значения? С помощью наших друзей по программе мы поняли, что в этом случае наши симпатии и антипатии должны быть забыты перед лицом долга искупления вины. Ибо основной целью Девятого Шага является достижение умиротворения путем избавления от чувства вины. При работе над этим Шагом не следует забывать и о возмещении ущерба самому себе.
Проблема стоит более серьезно, когда что-то, что мы сказали или сделали, послужило причиной неисправимых последствий для другого человека. В этом случае очень трудно признаться себе, даже когда мы все поняли; однако для нашего же спокойствия, необходимо выявить, что мы сделали такого, что послужило причиной ущерба.
Может быть мы слишком безответственно дали другому совет, только увеличивший его трудности, вместо того, чтобы помочь. Мы пытаемся оправдать себя: "Ведь я хотел как лучше, а он мог бы и не следовать моему совету". Такие самооправдания только снизят чувство ответственности, но не приведут нас к цели - раскаяться и искупить свою вину.
Только пройдя через мучительный этап осознания того, какие последствия имели наши неверные действия, можно достичь морального спокойствия. Там, где в семье пострадали дети, их тоже необходимо внести в список тех, перед кем мы должны возместить ущерб. При этом надо многое обдумать и понять, прежде чем приступать к действиям, чтобы не наделать новых ошибок.
Нужно следовать Золотому Правилу - ни словом, ни единым поступком не отклоняясь от него - относитесь к другому человеку так, как вы хотели бы, чтобы относились к вам.
Многие из членов Ал-Анон поняли, что среди самых важных раскаяний, которые мы должны принести - это то, что ответственность за все беды мы сваливали на алкоголика. До того, как мы стали совершенствоваться, следуя программе Ал-Анона, мы просто не могли признаться себе в том, что во многих случаях имели место и наши собственные недостатки и ошибки. Еще мы поняли, что, чтобы стать лучше, мы должны совершить переоценку всех своих действий и поступков.
Какими бы ни были результаты нашей жизни рядом с алкоголиком, будь то трезвость или развод - для нас важно каковы были наши собственные поступки под давлением бед и разочарований. И здесь тоже ключом к будущему будет честное и искреннее признание перед самим собой.
Необходимо вспомнить и попытаться восстановить все связи, которые были разрушены алкоголизмом. В своей жизни мы найдем большое число ситуаций, когда были несправедливы с алкоголиком и теперь мы можем показать ему, что раскаиваемся, возможно, делая это с юмором, тактично, чтобы не оживить воспоминаний об ужасных моментах прошлой жизни. То же мы должны сделать и в отношении других членов семьи и друзей. Искупать свою вину можно и тем, что искренне включиться в жизнь другого, сопереживая с ним всем его достижениям и огорчениям. Осознанная благожелательность произведет большие перемены во всех наших привычках и повлияет на взаимоотношения с окружающими. Мягкость, терпение и широта восприятия при сохранении чувства собственного достоинства сделают очень многое для восстановления нашей внутренней гармонии.
В некоторых случаях, пожалуй, будет лучше ничего не предпринимать. Хотя наше желание направлено на искупление вины, но иногда это может навредить тому человеку, перед которым мы хотим раскаяться.
Существуют такие ситуации, когда просто нет возможности исправить причиненный вред. Ведь те, кому мы промедлили принести свое раскаяние, могли умереть. В таких случаях есть еще одна возможность: учиться думать о других, принимать во внимание их чувства и благополучие, прикладывать сознательные усилия, чтобы быть бескорыстными и внимательными, и подравнивать таким образом свой рост по программе к своим долгам, которые мы уже не имеем возможности возместить. Этот процесс постоянной работы над собой служит нам напоминанием о том, кем мы хотели бы быть, как относиться к человеку, которого уже нет с нами. И мало по малу, эти воспоминания помогут нам усовершенствовать свои ежедневные поступки.
Кроме того этот Шаг показывает нам конкретный путь - как искупить вину перед самим собой. Мы уже знаем, что рост это постепенный процесс, и мы научились прощать себя.
Не имеет особого значения, что мы будем предпринимать, в какие связи вступать при выполнении этого Шага. Искреннее усилие по совершению доброго дела поможет нам выбрать самый правильный путь.
Обдумывая вышесказанное.
Мне кажется, что Девятый Шаг предназначен специально для меня. Здесь говорится: "При совершении его все зависит от самого себя", все ключевые слова и фразы этого Шага находят прекрасное созвучие с проблемами моей жизни.
Прежде всего, я должна искренне хотеть возместить ущерб, как предлагает Восьмой Шаг, даже если я предвижу, что мои покаяния не будут приняты. Важно сделать это вне зависимости от того, буду ли я прощена или нет.
В какой форме будут сделаны мои попытки искупить вину? Может быть возможны какие-то компромиссные действия, которые не унизят меня и не поставят в затруднительное положение? Как я могу быть уверенной, что своим поступком не открою крышку короба с бедами?
Одно ясно наверняка - этот Шаг является проверкой моей честности. И подобно другим Шагам, он напоминает о важности смирения. Но, если сделать полную оценку этого Шага, то он подводит меня к тому, чтобы я смогла осуществить следующие три духовных Шага.
Возможно, никто не сможет полностью освободиться от прошлых грехов, но когда я осознаю свои ошибки и ощущаю желание освободиться от них - это уже движение к лучшему.
Когда я совершаю этот Шаг по отношению к моим друзьям или родственникам, это может быть не столь затруднительно просто изменить свое поведение, быть менее придирчивым и более любящим. Иногда такой путь очень быстро заглаживает не слишком тяжелые обиды, нанесенные в прошлом. Уже само изменение всего образа жизни служит искуплением и установлением совершенно новых отношений.
Я думаю, что очень полезно помнить, что я узнала о себе при совершении Четвертого Шага, так как я вижу теперь, что большая часть обид, нанесенных мною другим, исходит из моих недостатков и дефектов характера. Например, если я не обладаю достаточной терпимостью, я становлюсь злобной и злопамятной. Зависть или жадность могут привести к желанию нечестного превосходства над другими.
Оценив все это и предприняв усилия для исправления таких черт характера, я могу затем исправить нанесенные другим обиды. И это будет путь моего исцеления.
История из жизни к Девятому Шагу.
Эту историю рассказал один из членов Ал-Анона, курировавший новичка, своего друга, который нашел ответ на свои затруднения в Девятом Шаге.
У друга была младшая сестра, которую он очень любил. Когда она подросла и вышла замуж, ее муж оказался алкоголиком. И к этому, то есть к алкоголизму вскоре пришла и сестра. Брат тогда еще ничего не знал об алкоголизме, как о болезни. Он и все близкие предпринимали все возможное, чтобы остановить супругов. Конечно, все их усилия имели неверное направление, в том числе и стремление развести пьющих. Кончилось тем, что супруги прекратили всякие отношения с родными.
Брат очень страдал, поскольку любил сестру и понимал родителей. Но он чувствовал свою беспомощность и свою вину перед сестрой.
Потом он женился. И перед ним вдруг тоже стала проблема пьянства. Пройдя тернистый путь, он все же оказался в обществе Ал-Анон. Это было истинное пробуждение! Тогда только ему припомнились все его неправильные поступки по отношению к сестре. Когда он дошел до Девятого Шага, он понял, что ему надо исправить эти ошибки. Прежде всего надо было найти свою сестру и узнать, что с ней. Хотя он представлял себе худшее, он решился спасать ее. Но к своему удивлению он обнаружил ее трезвой, ибо она стала членом АА. У нее было два сына, которые посещали Ал-Анон. Они выполняли свою работу по программе и помогали ей.
Она встретила брата с радостью. Она простила обиды, нанесенные ей родственниками, поскольку жила по программе АА.
Итак, то, что брат осознал необходимость исправить свои ошибки - вернуло ему сестру, восстановило их утраченную любовь и взаимопонимание. Когда дети сестры не смогли поступить в колледж, брат стал помогать им в подготовке к учебе, воспринимая их беды, как свои собственные. И в этом он нашел для себя огромное удовлетворение и радость от косвенного возмещения ущерба своей сестре.

ШАГ ДЕСЯТЫЙ
Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.
Все предыдущие Шаги, особенно с Четвертого по Девятый, подготавливают нас к прохождению Десятого Шага. Совершая Шаги, мы поняли важность осознания своих недостатков и признания в этом себе и другим людям. Затем мы узнали, что такое внимательное отношение к себе - наблюдение за мотивами своих поступков и объективная их оценка - должно стать постоянной нашей привычкой, ибо оно направлено на достижение основной цели Двенадцати Шагов.
Наше стремление к личностному росту будет постоянно сопутствовать нам, если мы научимся распознавать смысл своих поступков. И если мы хорошо усвоили уроки предыдущих Шагов и честно постараемся воплощать их в жизнь, то и этот Шаг не покажется нам трудным. Мы уже чувствуем себя давно идущими по пути улучшения своей жизни. Предыдущие усилия не пропали даром - нам теперь легче придерживаться постоянного самоанализа. Мы уже имеем довольно четкое представление о самих себе, о том, каким бы нам хотелось быть, и что для этого должно в нас измениться. Это знание себя приходит к нам тем быстрее, чем больше наше желание исправить совершенные ошибки. Совершавшиеся ранее автоматические поступки и образ мыслей становятся все более обдуманными и зрелыми, и каждый из нас начинает осознавать пользу самопознания. Когда мы признаемся перед собой, что поступили неразумно, некрасиво или недостойно, мы ощущаем неловкость до тех пор, пока не исправим свои ошибки.
И это уже служит хорошей основой для совершения Десятого Шага: теперь мы научились понимать, что наши ошибки вредят нам же. Наверняка, никто из нас не хочет, чтобы наш духовный рост затормозился под давлением на нашу совесть не возмещенных долгов. Мы чувствуем себя неспокойно и неуютно из-за совершенной ошибки, и мы стремимся исправить это неудобство. Когда мы признаем, что ответили на какие-то события жизни через обиду, раздражение или другими ошибками, то это значит, что уроки Четвертого - Седьмого Шагов были недостаточно нами усвоены. Такие оплошности вредят нам самим гораздо больше, чем другим людям, но они могут послужить нам основой для будущего развития, для того, чтобы в дальнейшем мы внимательно контролировали свои поступки и слова или исправляли совершенные ошибки как можно быстрее.
По трезвом размышлении мы поймем, что наш собственный взгляд на какого-то другого человека или ситуацию может быть не столь уж непогрешим. Если мы не сможем признать право другого человека на его точку зрения, то очень часто мы будем сталкиваться с затруднениями, и эти затруднения будут порождены нами самими. Осуществление Десятого Шага дает нам возможность уберечь себя от последствий нашего упрямства и чрезмерной самоуверенности. Этот Шаг учит нас, что мы не всезнающи, что философия программы Двенадцати Шагов основана на скромности, на признании существования Силы, более могущественной, чем наша собственная.
Десятый Шаг советует нам продолжать очищать себя от всяческих ошибок, не создавая в себе чувство виновности, ибо программа рассчитана на то, чтобы улучшать нашу способность радоваться жизни. Этот Шаг наталкивает нас еще на одну мысль - необходимость не допускать того, чтобы на нас влияли запросы или ожидания других людей. В своих взаимоотношениях с родными и друзьями мы, зачастую, только и делаем, что стараемся действовать так, как того желают от нас ближние. Мы считаем, что такое поведение диктует нам наша неэгоистичность - когда ради интересов другого человека, мы совершенно пренебрегаем своими. Но, оказывается, этим мы очень вредим себе, и Десятый Шаг напоминает нам об этом. Может быть мы боимся отказать в просьбе или требовании, боимся противоречить кому-то, особенно алкоголику, стремящемуся командовать? Но мы должны помнить, что отстаивая свои позиции, мы даем понять другому, что его неразумное поведение не влияет на нас, и мы в состоянии самостоятельно защитить то, что считаем лучшим в себе. Знание о таком праве на личную свободу и независимость от чужих ожиданий позволит нам достичь поставленных целей и обеспечит моральной поддержкой при встречи с трудностями.
Основная мысль Десятого Шага заключена в том, что нужно постоянно контролировать свои поступки и оценивать, чем они вызваны. Такой самоконтроль подскажет нам средство избежать многих трудностей, с которыми раньше мы не могли справиться.
Обдумывая вышесказанное.
Я считаю, что Десятый Шаг - это развернутый метод для воплощения в жизнь изречения "Познай самого себя". Такой человек,, каким бы мне хотелось себя видеть, никогда не будет эгоистичным, нелюбезным или постоянно обвиняющим других людей. Если я почувствую в себе нечто подобное, то я должна ощутить и желание извиниться за это, особенно, если я нанесла кому-то обиду. Я не должна пытаться избегать ответа перед самой собой, оправдываясь тем, что "Я справедливо поступила" или "Они того заслужили". Я не должна забывать, что мне не следует судить других, что моя точка зрения, даже самая, на мой взгляд, разумная, может совершенно отличаться от мнения других людей.
И, если я поняла, что не права и сразу же призналась себе в этом, я быстрее смогу найти лучший выход из ситуации.
Когда я обдумывала значение этого Шага и то каким образом лучше его применить к жизни, мне захотелось задать самой себе несколько вопросов в виде некого самоисследования:
Оставляю ли я себе немножко времени в течение дня, чтобы подумать о себе, о своих чувствах и отношениях с окружающими меня людьми? Пытаюсь ли я использовать силу добросердечности и внимательности в отношении с другими, особенно со своими близкими? Не забываю ли я о том, что моя власть над моими детьми должна проявляться через любовь и тактичное отношение к ним? Понимаю ли я, что только таким путем смогу получить от них желаемую реакцию на свои наставления? Могу ли я чувствовать себя нормально после того, как позволила себе вспылить, выплеснула на других свой гнев, не считаясь с возможными последствиями? Хотела бы я увидеть свое отражение в тот момент в зеркале? Что я чувствую, когда слышу о себе чье-то отрицательное суждение? Какова моя реакция? Не обращаю внимания? Сержусь? Или стремлюсь простить, ибо знаю, что и действительно у меня есть еще недостатки, над которыми надо работать?
Что мне нужно сделать, чтобы освободиться от предрассудков о людях другой расы, национальности, религиозных убеждений? Или от неправильного отношения к людям, имеющим отличную от моей точку зрения на политические события или социальные явления? Буду ли я себе больше нравиться, если стану действительно жить, не мешая другим?
История из жизни к Десятому Шагу.
Время перед сном кажется мне наиболее подходящим для работы по Десятому Шагу. Это становится привычным делом, когда совершается регулярно в одно и то же время.
Производя бесстрашную моральную инвентаризацию по Четвертому Шагу, я не до конца все же осознала всю глубину своей снисходительности к людям. Ведь я уже дошла до того, что, когда во время разговора замечала на лице собеседника несогласие с моим мнением, я сразу же стремилась изменить свою точку зрения и высказать такую, которую тот желал бы слышать. Когда же я начала работу по Шестому и Седьмому Шагам, то их применение к жизни должно было так изменить меня, что я рисковала стать нелюбезной, чтобы быть более искренней. И я стала говорить людям прямо то, что я чувствовала. Это было нелегко для меня - показывать людям свой гнев или недоверие, которые я так долго умела скрывать. Мне казалось, что весь мир видит, как во мне полыхает вулкан переживаемых чувств. Они же видят, что я уже не та милая девушка с постоянной улыбкой наготове и любезным словом. Первый раз, когда кто-то в очереди втиснулся вперед меня, а я сказала: "Извините, но мне кажется, здесь моя очередь" - эти слова прозвучали громом в моих ушах, и я тут же залилась краской смущения. Затем, когда я сказала мужу, что оставляю платье, которое ему не понравилось, то сердце мое сжалось, а колени задрожали, когда он вышел из комнаты.
...Прошло несколько лет. Проявлять свои истинные чувства стало для меня почти привычным, стало постоянной составной частью моей жизни. Отстаивать свои права всегда и во всем становилось раз от раза легче. Очень часто, ложась спать и пересматривая события прожитого дня, я могла поздравить себя с огромными успехами в работе по исправлению своих недостатков - чрезмерной угодливости и жажде одобрения. Я даже удивлялась своей собственной смелости сказать: "Нет". Мой муж вначале проявлял недовольство, но потом заметил, что мое поведение изменилось к лучшему. Вдохновленная прекрасными ощущениями, я продолжала все более и более утверждать себя. Порою я даже сама изумлялась - как я отличалась от той робкой женщины, которая впервые пришла в Ал-Анон.
Но затем, спустя какое-то время, ко мне вернулось чувство дискомфорта. Когда я пересматривала события дня, я не ощущала уже радости побед. Призрачные картины и воспоминания сцен прошедшего дня - разговоры с продавцами магазинов, телефонные беседы, встречи с друзьями, обещания, общение с членами семьи... Хорошо ли я разговариваю с продавцом в обувном отделе или бываю груба? А разве была необходимость быть такой резкой с этим человеком, который хотел что-то узнать по телефону? Вот я храню это платье, которое так не нравится мужу, но только лишь для того, чтобы доказать ему, что не все должно быть как ему хочется. И как-то незаметно я вдруг стала оценивать себя с точки зрения нарушительницы спокойствия и даже агрессора.
Одним из яблок раздора между мужем и мной служили семейные встречи с родственниками. Раньше, когда муж не хотел идти со мной, то я оставалась дома. Потом я стала уходить одна. Какое-то время это производило эффект - был временное улучшение отношений. Но маятник так далеко качнулся в одну сторону, что я не только была неблагоразумна, но порой просто совала нос куда не следует. В выходные дни, когда я отчаянно жаждала общения с мужем, я сама же была виновницей ссор.
Все это я осознала в ходе моих ночных саморевизий, следуя Десятому Шагу, хотя полное понимание пришло не сразу. Это были ночи трудных раздумий, переживаний - что-то не так, что-то надо изменить. И тогда, наконец, возник образ меня сегодняшней, но совсем другой.
К счастью, мне удалось восстановить равновесие в своей жизни до того, как мое "самоутверждение" превратилось в более серьезный дефект, чем тот исходный, который я всегда стремилась преодолеть. После того, как мне удалось увидеть себя со стороны и правильно оценить свои поступки, я уже смогла принять меры к исправлению перегибов в своем поведении. Я также смогла поговорить обо всем этом с мужем и все ему объяснить.
Теперь я благодарна Десятому Шагу за то, что научилась признавать свои ошибки. Это далось непросто. Многие ночи я пыталась найти оправдание своим поступкам, но постоянное применение Десятого Шага помогло мне признаться: "Да, я ошиблась".

ШАГ ОДИННАДЦАТЫЙ
Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы понимали Его, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.
Если по свершении первых Шагов у нас были основания убедиться в помощи Высшей Силы, то прохождение Одиннадцатого Шага для многих из нас откроет дверь к "новому небу и новой земле".
Изучение глубокого смысла этого Шага приблизит нас к Силе, более могущественной, чем наша собственная. Каждая часть этого Шага нацелена на наше просвещение, расширение восприятия мира, людей, жизненных ситуаций и проблем с новой точки зрения. От нас самих зависит, как мы сумеем применить учение Шага к своей жизни. Ведь каждая фраза, каждое слово - это выражение чьего-то личного опыта.
Мы стремимся к жизни более насыщенной целями и удовлетворением. Это значит, мы хотим прояснить для себя, какую роль играют наши отношения и установки в том, что происходит с нами в повседневной жизни.
Каким же путем пойти, чтобы понять это? Это должен быть путь молитв и размышлений. Из Шага мы узнаем, что с помощью этих средств мы сможем использовать свои духовные ресурсы в разрешении больших и малых жизненных трудностей. Когда мы пытаемся найти решение чисто аналитическим путем, делая свои собственные предположения, то часто результаты нас разочаровывают. Ибо мы нуждаемся в помощи разума более совершенного, нежели наш.
Целью молитвы и медитации является установление сознательного контакта с Богом, как мы Его понимаем. Ключевым здесь является слово "сознательный", чем подчеркивается наше признание и глубокая вера в Высшую Силу, имеющею такое огромное влияние на нашу жизнь.
Слово "молитва", подразумевающее непосредственное общение с этой Силой впервые появляется в Одиннадцатом Шаге. Для некоторых из нас молитва служит обещанием подчиняться воле Бога. Если мы будем искренни в своей готовности подчиниться, то это придаст нам веры в то, что все складывается к лучшему. Как утверждается в Одиннадцатом Шаге, в молитве мы не должны просить о том, чего нам хочется или чего нам не хватает, мы только молимся о понимании "Его воли, которую нам надлежит исполнить".
Слово "медитация" просто означает сосредоточение мысли на определенной теме, спокойное и серьезное обдумывание ее и размышление - концентрирование мыслей на чем-то одном с целью более глубокого понимания Его пути. Для многих это серьезное и взвешенное размышление либо мысленное созерцание духовной истины. Таким образом, когда мы размышляем, мы отбрасываем все отвлекающее и раздражающее, все суетные мысли о жизненных затруднениях и заставляем мозг вынашивать только одну мысль. Это может быть одна фраза, какая-то идея, почерпнутая из книги или услышанная где-либо; или это может быть какой-то сюжет, который мы мысленно представляем себе, размышляя о нем.
Сделать это бывает порой очень непросто. Прежде всего, требуется усилие, чтобы удержаться от мыслей на другие темы или, чаще всего, на темы проблем текущего дня. Иногда бывает полезным и даже необходимым отводить специальное время для ежедневных размышлений. И тогда совершенно новое понимание станет для нас доступным.
Некоторые люди удивлялись, когда вдруг их осеняла мысль, никогда прежде не приходившая в голову, да если еще возникала уверенность, что это и есть правильное решение. Когда мы ощущаем такое неожиданное руководство, мы также начинаем верить в то, что нам будет "дарована сила, для исполнения этого".
Обдумывая вышесказанное.
Я приступила к практике Одиннадцатого Шага с большой долей самоуверенности. Обладая тем, что я приобрела в Ал-Аноне, я могу попробовать сконцентрироваться на мысли о Боге и позволить Ему сказать, что мне нужно делать.
Я хочу быть способной ощущать Бога в своей жизни. Но прежде чем я достигну связи или понимания Божественной, универсальной и всемогущей мысли, мне предстоит преодолеть упорное сопротивление.
Я могу настроить себя спокойно посидеть и приготовиться к искреннему общению с Богом, как я Его понимаю.
Жизнь в одиночестве в течение многих лет нанесла мне много душевных травм. Одна из них - разочарование - в конце концов и привела меня за спасением в Ал-Анон. И иногда я начинаю думать, что мой Бог - это группа Ал-Анон, мои друзья, которые оказывают мне такую большую помощь.
Мало по малу, я стала способна принимать мысль, что моя жизнь всегда была зависимой от Высшей Силы, и так как я постепенно отказалась от своевольного отрицания, то почувствовала, как духовное влияние воплощается в каждом аспекте моей жизни. Я пришла к этому путем, который обозначен в Одиннадцатом Шаге словом "углубить". Мой сознательный контакт с Богом еще далек от полного совершенства, возможно этого вовсе не будет. Ибо такой контакт можно устанавливать постоянно и стремиться к его совершенствованию, а единственный путь к этому - постоянно поддерживать в себе ощущение Его присутствия. Молитва и размышление - это не специальные действия, направленные на осуществление корыстных целей, а последовательное настойчивое использование своих мыслительных возможностей для того, чтобы убедить себя в присутствии Бога во всем, что я делаю, думаю и высказываю.
Так как мои усилия стали ежедневными, то я сейчас могу чувствовать свою возросшую близость к Силе, которая гораздо могущественнее меня самой.
История из жизни к Одиннадцатому Шагу.
Я считаю, что Одиннадцатый Шаг можно применять постоянно - каждую минуту. Когда я начал придерживаться какого-то определенного мировоззрения, то это стало моей привычкой, дающей новый смысл всему в моей жизни. Я думаю, каждый имел в своей жизни не один случай, когда ему так или иначе представились "чудеса" Высшей Силы. Только слово "чудеса" - неподходящее слово, так как то, что я имею в виду не является чем-то невероятным, исключительным или феноменальным, а представляет собой обычные явления повседневной жизни. А то, что делает обычные вещи чудесами - это наш взгляд на все, что дается нам Богом.
Это означает, что мы теперь не будем принимать как нечто само собой разумеющееся все то, что обычно мы даже не замечаем. Так, например, проглатывая завтрак, мы особо не задумываемся, что он состоит из апельсинового сока, яиц, бутерброда и кофе. А ведь все эти продукты были доставлены на наш стол из разных уголков страны или даже мира, каждый продукт имеет свои сложные свойства, они получены путем недоступным человеку. Яркие апельсины на деревьях, поглощающие свет солнца и отдающие его нам для нашего здоровья, простодушие человека, доставившего их к нашему столу... И наверняка, нетрудно представить себе яйцо - как чудо природы, которое является соединением зарождающейся жизни, витаминов и белков, защищенных скорлупой. Или пшеница, из которой сделан хлеб, сама берущая пищу из земли, чтобы стать для нас пищей. Все эти чудеса могли быть созданы только Силой, гораздо более могущественной, чем человек.
Когда мы станем чаще задумываться над такими простыми чудесами, окружающими нас, мы разовьем в себе привычку к познанию и удивлению тем, как Высшая Сила заботится о нас. Вещи, которыми мы пользуемся, материалы, необходимые нам для созидания - мы привыкли думать, что все это результаты труда человека. Но загляните в самое начало. С чего человек начинал? Откуда пришло все, что так чудесно пригодно для использования человеком?
Давайте подумаем также об обстоятельствах, часто возникающих совершенно незапланировано и неожиданно, которые дают нам возможность выйти из сложной ситуации или помогают нам узнать о существовании иной точки зрения. Примите во внимание великодушную поддержку ваших друзей, особенно в Содружестве, подобном нашему - все это, на мой взгляд, часть плана, который я не в состоянии постичь, но я его принимаю с глубокой благодарностью и смирением.

ШАГ ДВЕНАДЦАТЫЙ
Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти Шаги, мы старались донести смысл наших идей до других людей и применять эти принципы во всех наших делах.
Двенадцатый Шаг является кульминацией духовной программы Содружества. Осознаем мы это или еще нет, но приняв участие в работе Ал-Анона мы испытываем возрождение духа.
Обретя это духовное пробуждение, многие из нас делились и продолжают делиться своим опытом, по мере того как мы впитываем в себя смысл Двенадцати Шагов и учимся жить по ним. Мы чувствуем, что это может прийти к другим также, как пришло к нам, когда мы искренне поверили и стали применять советы и принципы Двенадцати Шагов в своей повседневной жизни.
Ощутили ли мы духовное пробуждение? Умеем ли мы "применять эти принципы во всех наших делах"? Готовы ли мы и стремимся ли "указать путь к ним другим людям"? В словах Двенадцатого Шага суммируется все, в чем нуждаемся в своем стремлении к лучшей жизни. Мы чувствуем, что мы на правильном пути.
Конечно, долгий путь пройден нами с того момента, когда, в полном отчаянии, мы, наконец, осознали, что должны "отпустить" переполнявшие нас проблемы. Мы согласились "признать свое бессилие".
Шаги послужили нам школой для нового образования, школой по переоценке ценностей, позволившей изменить собственные взгляды и поведение. А толчком было наше ужасно мучительное состояние, из которого мы искали выход. Еще большее доверие к Шагам мы ощущаем от того, что с их помощью мы восстанавливаем связь с Силой, большей, чем наша собственная.
Что же духовное пробуждение дает нам? Оно позволяет нам почувствовать себя свободными. Свободными не от трудностей, они всегда будут, как часть условий существования человека. Наше освобождение идет от знания, что помощь всегда имеется в нашем распоряжении. Нам нужно только попросить и принять ее. Ведь раньше мы просто не умели принять эту помощь, запутавшись в проблемах жизни рядом с алкоголиком или в других ситуациях, когда мы поступали вопреки разуму, только во вред себе.
Познакомившись с программой Двенадцати Шагов и применяя ее в жизни, мы уверено теперь можем сказать, что стали совершеннее. Мы достигли более ясного представления о трудностях жизни и о том, что должны предпринимать. Шаги - это настоящий дар, это образец как жить, и он проверен жизнью многих людей. Это награда за наше мужество и решительность, которые потребовались в совершении Шагов для того, чтобы изменить самих себя.
Мы будем стремиться распространить свое понимание на других людей. Это будет наша возможность возвратить все хорошее, что мы получили. Распространение этого понимания будет помощью Ал-Анона всем страждущим, независимо от национальности и места проживания. И когда мы станем выполнять эту миссию, то ощутим еще большее благо вознаграждения.
Мы узнали из Шагов и о важности благодарности. Знание о том, что кто-то стремится сделать нам добро, наполняет и нас ответным чувством стремления к благим поступкам. Но истинное чувство благодарности потребует от нас не только этого. Оно делает нас способными совершать благие дела не только в ответ, но и просто бескорыстно ради людей. Каждый день предоставляет нам множество возможностей для этого. Например, в нашем Содружестве, где столько страдающих, нуждающихся в теплоте, участии и в том, чтобы мы поделились найденным умиротворением. Мы говорим, что почти не удается регулярно посещать собрания, или у нас трудности с помещением для встреч. Но не забывайте о личных контактах, один на один делитесь своими силами, опытом и надеждой друг с другом. Ведь это уже означает дать другому опору, моральную поддержку. Остановитесь, выслушайте человека, без критики и нравоучений по поводу его неудач и неверных шагов, помогите ему найти правильный путь. Тот, который нашли вы, ему тоже может подойти. И все это означает делиться любовью и опытом со страдающим новичком, который склонен во всем винить окружающих, что делали и мы до того, как открылись наши глаза. Мы оказываем помощь и тем членам нашего Содружества, которые уже давно к нам примкнули, но никак не могут привыкнуть применять принципы Двенадцати Шагов в своей повседневной жизни.
Все это не означает решать проблемы за других. Но означает помочь им найти выход не давая конкретного совета, который нам кажется хорошим, но на деле, данному человеку сослужит плохую службу. Многие из нас считают, что это очень непростое дело думать о других, особенно, когда собственные проблемы то и дело обступают со всех сторон. Но ведь полученный на наших ошибках опыт дал нам большое преимущество перед другими. Ведь мы ощущаем удовольствие не только когда помогаем ближним, но и когда разделяем их неприятности и беды, порождая в ответ чувство признательности и любви, а им в свою очередь хочется поступать так же.
Случалось ли нам считать, что вот сегодня у нас слишком трудный день, чтобы думать о чьих-то еще нуждах? Нам трудно открыть дверь общения из-за нашей робости или застенчивости. Если мы постараемся быть великодушными, не будут ли слишком рьяными те, кто потребует от нас помощи? Не важно, что удерживает нас от того, чтобы протянуть руку помощи ближнему. Мы должны попробовать сделать это. И когда мы попытаемся коснуться чужого сердца, приглашая поверить нам, то мы обнаружим, что еще больше пользы это приносит нам сами, нежели тому, кому мы стремились помочь. Древний философ-буддист сказал об этом: "Подобные благодеяния - это не жертва. Это возможность самоусовершенствоваться, и тот, кто упускает такую возможность - обворовывает сам себя".
Двенадцатый Шаг развивает следующую мысль: наше усилие должно быть направлено вперед, то есть на то, чтобы принципы Двенадцати Шагов стали основой нашей жизни. Ведь совершая Шаги мы поняли, что они основаны на определенных принципах. Усваивая их мы не один раз возвращались в свое прошлое, чтобы с новой точки зрения оценить слова, поступки, отношение к тем или иным явлениям жизни. Многим из нас пришлось прикладывать усилия, чтобы не соскользнуть к старым привычкам и заблуждениям. Но мы вовремя вспоминали себя - какими мы пришли в Ал-Анон. Нет, мы не откажемся от выбранного пути и пойдем вперед, применяя опыт других людей в своей жизни. Это и означает жить по принципам Ал-Анона каждый день и каждый час, устраняя таким образом возможность ошибок. Чем больше наши помыслы соотносятся с Силой большей, чем наша собственная, тем больше мы ощущаем свой рост в смирении, без которого не может быть нашего духовного развития.
Обдумывая вышесказанное.
Я могу думать о Двенадцатом Шаге, как о сжатом изложении сути всей программы. Его первая задача утверждает: моя работа направлена на духовное пробуждение. Для меня это означает быть в состоянии видеть все - людей, вещи и события - в духовном свете, в их связи с Высшей Силой, которую я называю Бог. Как только я смогу достичь этого, многие вещи станут для меня более понятными, нежели раньше. Инстинктивно я буду понимать то, что является для меня верным решением.
На собраниях я учусь сопереживать, когда узнаю и ощущаю на себе любовь Бога. В ответ рождается чувство благодарности, которое я могу постараться отдать людям. До Ал-Анона я была эгоистична. Когда же я прихожу на собрания группы, уже самим своим присутствием я могу кого-то поддержать и вдохновить. Отвечая на телефонные звонки, курируя кого-то из новичков я проявляю терпение, отдаю другим свое личное время.
В любой работе по Двенадцатому Шагу я отдаю себя другим, а это и означает любить людей. Именно этому учит Ал-Анон, и Ал-Анон принимает меня такой, какая я есть. Это дает мне надежду. Просвещая других, я молюсь о том, чтобы всегда помнить, что от моей работы еще больше пользы будет мне самой. Просвещать людей, давать им понимание, полученное мной - это мой долг и обязанность. Я постоянно напоминаю себе - мои поступки убеждают людей гораздо больше, чем мои слова.
Каждый день я осуществляю работу по Двенадцати замечательным Шагам и воплощаю их принципы в своих делах.
История из жизни к Двенадцатому Шагу.
Когда я дошел до Двенадцатого Шага, я снова споткнулся. Вначале он показался таким простым, чем-то вроде подведения итогов пройденных одиннадцати Шагов. Я облегченно вздохнул и отправился к моему наставнику с хорошими новостями, что я закончил все Шаги. "Перечитай Шаг"- сказала она, как она говорила мне почти всегда и до этого... Постепенно, спустя несколько месяцев, ко мне пришло понимание и раздельное ощущение трех отличных частей Шага.
Конечно же, я, как и многие, надеялся на несомненное духовное пробуждение. Но Шаг говорит, что это пробуждение явится результатом усвоения и применения всех предыдущих одиннадцати Шагов. А это давалось непросто, это была тяжелая, упорная работа, при которой просто необходима поддержка. Часто мне казалось, что дела идут слишком медленно, иногда все надоедало, требовало большого напряжения и было физически трудно. Было даже время, например, несколько лет назад, когда я, уже будучи постоянным членом Ал-Анон, в буквальном смысле повернулся спиной к духовной силе программы. Я еще посещал собрания, но это была только "хорошая игра". Вред, который я нанес себе и своей семье был очень ощутимым. Но эта же самая Сила, в которой я разуверился, не подвела меня, она дала мне возможность начать сначала.
Теперь мне ясно, что для того, чтобы достичь чего-то действительно ценного и важного, я должен постепенно и постоянно совершенствоваться.
Так много людей и столь разными способами стремятся распространять учение Ал-Анона. Программа Двенадцати Шагов обсуждается на встречах групп и в личных, один на один, контактах, на собраниях районных служб и конференциях международного уровня, и всегда люди могут быть уверены, что Ал-Анон окажет им поддержку, как только они того захотят. Это великодушие, предлагающее возрождение и развитие каждому человеку, можно выразить одной фразой: "И я отвечаю за это", означающей воплощение слов и поступков, что и делает эти Двенадцать Шагов вечно живой программой в действии. В том факте, что для жизнедеятельности программы ее необходимо распространять, я убедился на таком примере. Я обратился к наставнику группы Алатин, чтобы поделиться с подростками своими знаниями. Но получилось все наоборот, в течение пяти лет молодые люди учили меня с совершенно новых позиций смотреть на себя, учили смеяться над собой. От них я узнал очень много о зрелости личности. Они доверились мне и были всегда со мной честными. Они научили меня иному взгляду на отделение, и это стало бесценным уроком для меня в воспитании моего собственного ребенка. В конечном итоге, я узнал от детей много нового о том, что значит истинная любовь. Какой это был дар! (А ведь это я имел намерение одарить их своими знаниями).
Последняя часть этого Шага означает, что я пытаюсь применять принципы программы во всех своих делах. Сохранять спокойствие в дискуссиях на встречах Ал-Анона. Еще больше терпения и терпимости от меня требуется при общении с самыми близкими людьми - членами моей семьи, друзьями, сослуживцами, со всеми их большими и маленькими бедами, и особенно с теми, кто меня не понимает.
Совершить Двенадцатый Шаг означает для меня жить по принципам этой программы. Это когда я говорю соседу или начальнику - "я не прав", вместо того, чтобы оправдывать свой неверный поступок обстоятельствами; это, когда я забываю обиду, вместо того, чтобы выражать свое недовольство. Я живу по принципам программы, нахожу время, чтобы выслушать своего ребенка и поразмыслить о жизни. И тогда я становлюсь лучше в своих же глазах. Если я в трудную минуту обращаюсь к Молитве о Душевном Покое, я нахожу в ней поддержку.

Конечно, я не достиг совершенства, и никогда не достигну его, как я наивно полагал раньше. Но каждый день, когда я стремлюсь выполнять работу этого Шага - уже добрый день, и он ведет меня к лучшему. 

Часть II ДВЕНАДЦАТЬ ТРАДИЦИЙ
ДВЕНАДЦАТЬ ТРАДИЦИЙ
Наш групповой опыт показывает, что единство Семейных групп Ал-Анон зависит от опоры на эти Традиции:
Традиция Первая:
Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства.
Традиция Вторая:
В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители всего лишь облеченные доверием исполнители, они не приказывают.
Традиция Третья:
Родственники алкоголиков, собравшиеся вместе для взаимной помощи, могут назваться "Семейная группа Ал-Анон" при условии, что как группа они не принадлежат ни к какой другой организации. Единственное условие для членства - наличие проблемы алкоголизма среди родственников или друзей.
Традиция Четвертая:
Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или Ал-Анон или А.А. в целом.
Традиция Пятая:
У каждой группы Ал-Анона есть лишь одна главная цель помочь семьям алкоголиков. Мы достигаем этой цели, соблюдая сами Двенадцать Шагов А.А., ободряя и выражая понимание нашим родственникам-алкоголикам и давая приют и утешение семьям алкоголиков.
Традиция Шестая:
Семейным группам Ал-Анона никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя Ал-Анона для использования какой-либо посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем, не отвлекали нас от нашей главной духовной цели. Хотя наши сообщества отличаются, мы должны сотрудничать с Анонимными Алкоголиками.
Традиция Седьмая:
Каждая группа должна полностью опираться на свои собственные силы и отказываться от помощи извне.
Традиция Восьмая:
Работа, связанная с выполнением Двенадцатого Шага Ал-Анона, должна вестись на общественных началах, однако наши службы могут нанимать работников, обладающих определенной квалификацией.
Традиция Девятая:
Нашим группам как таковым никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления; однако мы можем создавать службы и комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.
Традиция Десятая:
Сообщество Семейные группы Ал-Анон не придерживается какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельности; поэтому имя Ал-Анон не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии.
Традиция Одиннадцатая:
Основой наших контактов с внешним миром является привлекательность наших идей, а не пропаганда; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио, телевидением и кино. Мы должны особенно бережно охранять анонимность всех членов А.А.
Традиция Двенадцатая:
Анонимность - духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности.

ВВЕДЕНИЕ К ТРАДИЦИЯМ
Двенадцать Шагов - это программа личного и духовного роста для тех, кому близки идеи Ал-Анона, а Двенадцать Традиций - это руководство по организации и деятельности групп Ал-Анона. Традиции в той же мере, как и Шаги, являются духовной основой для роста группы и каждого ее члена. Традиции описывают основные цели группы Ал-Анона, предлагают концепцию, которая помогает избежать разногласий и ошибок, ослабляющих действие программы и вносящих путаницу.
Задумаемся над тем, отчего некоторые группы очень работоспособны и быстро растут, а другие стоят на месте или "разваливаются"? Очень многое зависит от того, насколько хорошо члены группы понимают смысл Двенадцати Традиций и применяют их.
Вы можете возразить: "Мы приходим в Ал-Анон настолько поглощенные своими бедами, что нас интересует только то, что может изменить ситуацию, поэтому мы концентрируем наше внимание на Шагах. Эти Традиции на самом деле не дадут ничего для нашего личного выздоровления". Или другая не менее часто встречающаяся ситуация - мы не ожидаем от новичка интереса к чему-либо кроме того, что напрямую касается его проблем.
Сейчас, когда проблема алкоголизма "стучится во все двери", она привлекает широкое внимание правительства, прессы, множества профессиональных и полупрофессиональных служб помощи. В этих условиях особенно важно сохранять уникальный характер Ал-Анона и цели наших групп.
Уникальность Ал-Анона в том, что это не профессиональная и некоммерческая организация, она действует во многих странах и приносит положительные результаты. Членом нашего Содружества может стать тот человек, на жизнь и здоровье которого влияет или в прошлом повлиял алкоголик, все еще пьющий или уже трезвый.
Для чего нужны Традиции? Зачем они нужны нам? Ответ на оба вопроса будет следующим: Ал-Анон никогда бы не смог оказывать такую помощь, если бы не существовало этого свода Традиций. Традиции "цементируют" Ал-Анон, работая на общую
цель и позволяя избежать всего, что может помешать каждому из членов Содружества получить помощь. Это руководство подсказывает нам решения, которые защищают уникальный характер нашего Содружества. При возникновении разногласий мы прибегаем к Традициям и находим компромисс. Интересно, что любую из Традиций вы можете применить и к своей семейной и личной жизни, решая различные проблемы.
Традиции - это не свод законов и обязанностей. В Ал-Аноне нет правил, нет слова "должен". Принятие руководства Традициями можно назвать "повиновением без принуждения". Никто в нашем Содружестве не имеет власти сказать "quot;ты не сделаешь это" или "ты должен сделать это". Но если группа плохо работает по Традициям, это порождает опасность возникновения конфликтов и ошибок, что может лишить помощи Ал-Анона множество нуждающихся в этом людей.
Все мы, однако, можем получить очень много, если познакомимся с Традициями и научимся применять их при работе в группе и в нашей личной жизни. Во многих группах регулярно зачитывают одну из Традиций при открытии собрания. Очень полезным может быть и собрание, полностью посвященное какой-то Традиции.

ПЕРВАЯ ТРАДИЦИЯ
Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства.
Это короткое утверждение, поясненное во Введении к Традициям, говорит о сути всех Традиций. Почти в каждой из Двенадцати Традиций главным является опора на единство, от которого зависит получаемая нами в Ал-Аноне помощь.
Многие приходят в группу Ал-Анон с одной целью - узнать как привести близкого к трезвости; другие, приходят, чтобы поддержать непьющего и помочь ему стать счастливым. Вместо этого Ал-Анон учит нас заниматься не проблемой близкого человека, а своей - как жить рядом с алкоголиком, как правильно реагировать на нездоровое поведение, а в целом - как жить лучше, чем мы жили.
Итак, личный успех зависит от гармоничной совместной работы всех членов группы. Действовать сообща - значит быть готовым выслушать мнения других людей, отбросив свои амбиции, открыто высказывать свое мнение, уметь принять решение большинства без обиды, не настаивая на своем. Однако, каждый из нас имеет право выражать свою точку зрения.
Это также означает делиться с другими своим опытом, знаниями и вдохновением. Это предполагает стремление служить группе и содружеству; быть готовым исполнять обязанности ведущего собрание, казначея, представителя группы в выборных органах; участвовать в организации чаепития, уборке комнаты и прочих делах группы.
На собраниях мы говорим и слушаем. И то и другое одинаково важно, но если кто-то будет впадать в крайности, это может лишить остальных помощи. Когда у нас есть чем поделиться, мы делаем это, но если кто-то из членов группы использует время собрания, которое ограничено, чтобы изливать поток своих жалоб и обид, это не поможет никому, в том числе и самому выступающему. Конечно, всем нам бывает крайне нужно высказать то, что накопилось в наших мыслях и душе, но это можно сделать в частной беседе с кем-то из группы. Это пойдет на пользу обоим. И это является стимулом найти себе наставника - человека, более опытного в работе по нашей программе.
С другой стороны, есть люди, которые уже приобрели что-то в Ал-Аноне, но из-за застенчивости или соображений "дать сказать другим", воздерживаются от высказываний. Пусть такие люди помнят: возможно они не скажут сегодня то, что необходимо было услышать кому-то из группы. И кроме того рассказ может дать новое понимание собственной проблемы. Механизм действия программы Ал-Анона состоит в том, чтобы увидеть наши общие проблемы, открыто обсудить их и этим помочь себе и другим.
Важным элементом нашего единства в Ал-Аноне является использование при работе групп литературы, одобренной Всемирными Конференциями. Идеи Ал-Анона и их изложение в брошюрах
и книгах уникальны. Все, что мы читаем, одобрено делегатами Всемирных Конференций обслуживания Семейных групп Ал-Анона, На эти Конференции собираются представители Содружества из разных стран. Наша литература написана присущим только Ал-Анону способом, не искажаемым и не разбавленным разными иными взглядами и мнениями, представленными в другой духовной и научной литературе.
Для всех нас, а особенно для новичков важно - "не усложнять", сосредоточиваясь на идеях программы Ал-Анона, в том виде как они представлены в литературе, одобренной Конференциями.
Обдумывая вышесказанное
Первая Традиция и ее описание во Введении к Традициям могут открыть глаза на такую идею: с того момента, как я доверюсь Ал-Анону с надеждой исправить мою жизнь, я буду стараться делать все, что в моих силах для того, чтобы группа работала на всех нас.
Общее благополучие и единство зависят от моего желания согласиться с тем, что идет во благо всем. Как и всем, мне нужно научиться справляться с проблемой, вызванной алкоголизмом члена семьи или друга. Это означает, помимо многого прочего, соблюдение сформулированного в Традициях отношения к другим лечебным терапевтическим программам и просто организациям, наше решение опираться только на финансовые средства, полученные в виде добровольных пожертвований членов Ал-Анона, работа групп по программе Двенадцати Шагов и использование литературы, одобренной Конференциями, и тщательное соблюдение анонимности.
Существует первичная проблема, которая собрала нас в Ал-Аноне; как и всем, мне необходимо найти способ справляться с проблемой, связанной с алкоголизмом члена семьи или друга. Я продолжаю ходить в Ал-Анон, чтобы облегчить боль и найти свое место в жизни.
Всего этого можно достичь быстрее, если спокойной и терпимой будет атмосфера на группе во время обмена мнениями и если все члены будут понимать, как Традиции служат цели сох
ранения нашего единства.
Я согласна с тем, кто написал слова: "Единство Ал-Анона во всем мире и единство в группе - это стержни надежности, за которые мы держимся. Когда мы в замешательстве или расстроены, стоит вспомнить, что мы можем положиться на нашу группу, где мы получим поддержку и утешение. А позже мы уже станем ответственными за сохранение своей группы, ее работоспособность, за то, чтобы она могла помогать и другим нуждающимся в помощи и утешении."***
 -----------
*** The FORUM, January 1976, Al-Anon Family Group Headquarters, Inc., N.Y.,N.Y.
История из жизни к Первой Традиции
Может быть мой опыт, довольно болезненный, поможет кому-то избежать большой ошибки в Ал-Аноне и в жизни.
Я пять лет была членом группы. Я получила много помощи, однако почему-то все еще не ощущала себя свободно в группе. Посещать ее я продолжала только потому, что поблизости не было другой группы. За эти пять лет я не ощутила себя принятой группой, всегда имелись какие-либо разногласия, по тому или иному поводу, и всегда, как я считала, я была жертвой.
Но вот около года назад к нам пришла новенькая. До переезда в наш город она уже несколько лет занималась в другой группе Ал-Анона. Нас потянуло друг к другу и мы подружились. Я поделилась с ней своими проблемами, ожидая от нее сочувствия своим жалобам на других членов нашей группы. Однажды, следуя непонятному мне импульсу, я попросила ее быть моим наставником. Это было огромным шаг с моей стороны - ведь я считала себя "старичком" в программе!
Через какое-то время, когда мы вместе обедали, мой новый наставник внимательно посмотрела на меня и спросила: "Как ты думаешь, ты можешь вынести шок?" "От тебя - все, что угодно!" - весело ответила я. Да, я получила шок.
"Знаешь, я долго думала, и пришла к выводу: а ведь это ты создаешь сложности в группе. Возможно, ты и сама не знаешь
насколько ты властная личность. Я бы этого не сказала тебе, если бы не любила тебя. Я хочу спросить - за эти пять лет делала ли ты Четвертый Шаг с кем-либо из группы?" Я сказала, что нет, и попросила ее помочь мне в этом.
Моя наставница очень деликатно объяснила мне свое понимание Первой Традиции: важность единства и как одна упрямая своевольная личность может портить атмосферу доброжелательности и единства. Она напомнила мне, как я возражала выступавшим, как возмущалась, когда мне напоминали, что не стоит приносить на собрания не-"ал-аноновскую" литературу. Она даже напомнила мне случай, когда я учила новичка о чем ему поразмыслить.
И все это мне пришлось принять!
Вы можете подумать, что все это вызвало во мне обиду, желание оправдываться? Благодаря моей Высшей Силе этого не произошло. Я ощутила огромную благодарность к подруге за мужественный поступок. Возможно, она уже понимала, что я созрела и была готова слышать нелестную правду.
Теперь я продолжаю идти этим путем - учусь видеть себя со стороны, глазами других людей. Я пришла в замешательство, была пристыжена правдой из уст другого, но в конце концов я рада, что это помогло мне открыть дверь самосовершенствованию.
Как только я осознала, что не могу являться мудрейшим авторитетом для всех и во всем, я поняла, как много вреда я нанесла единству группы и себе. Теперь мне уютно на собраниях группы, когда я принимаю других и они принимают меня.

ВТОРАЯ ТРАДИЦИЯ
В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители всего лишь облеченные доверием исполнители, они не приказывают.
Многие группы оказывались в трудных ситуациях из-за того, что неправильно понимали или плохо соблюдали Вторую Традицию. В Ал-Аноне нет такой вещи, как авторитет отдельной личности. Групповые решения принимаются общим согласованием, к которому приходят после детального рассмотрения проблемы. Такое единое мнение называется "групповым сознанием".
Наши лидеры - это люди, желающие служить другим, посвящать свое время, силы и любовь нашему общему делу. Они сами выбирают такое служение, но не управляют и не указывают.
Председатель, секретарь, люди, выполняющий иные нужные для группы работы, члены Интергруппы, делегаты на Всемирные Конференции обслуживания групп Ал-Анона, а также Попечители, члены комитетов и служащие Всемирного Центра обслуживания все эти лидеры - "доверенные слуги". Такая служба, однако, не позволяет кому-либо возвышаться над остальными. Каждый из них старается служить общему благу группы как можно лучше, полагаясь на руководство своей Высшей Силы.
Когда человек назначается или выбирается на определенную должность - это означает просто возможность для него или нее служить и нести ответственность за эту работу. Для группы благоразумно устанавливать временные сроки несения определенного служения; такая ротация (чередование) не только распределяет работу в группе, но и позволяет тем, кто служит, приобрести разнообразный опыт.
Некоторые люди, которые имеют внутреннюю склонность доминировать над всеми окружающими их, приносят такое поведение в группу Ал-Анона. Хотя этот недостаток по мере работы по программе и развития человека самоустраняется, однако, в какой-то момент группа может оказаться под влиянием одной сильной личности. Если такое все же случилось, группе следует изменить ситуацию с помощью Второй Традиции и восстановить дух равноправия.
Часто члены группы готовы позволить Председателю и Секретарю выполнять обязанности неопределенно долго. Они рассуждают так: "Ну, если ей нравиться, пусть и делает, тем более нет добровольцев, кто бы жаждал ее сменить". Такой бессменный лидер постепенно приходит к ощущению собственной важности, незаменимости и непроизвольно начинает распоряжаться. Мы знаем отдельные случаи, когда из-за такого руководства один за другим члены группы покидали ее. Хорошо еще, если они примкнут к другой группе, в худшем случае они совершенно отвернутся от Ал-Анона, утратив надежду на помощь, которую им могла дать наша программа.
Работа в группе должна быть разделена, и если сроки служения на каждой работе заранее установлены, это не только даст возможность другим членам группы поучаствовать, но также приобрести опыт, который дает такое служение.
Другим сложным моментом в жизни группы может явиться вопрос о наставничестве. Очень важно понимать разницу между консультантом и наставником. Наставник - это человек, более опытный в работе по нашей программе, который делится своим опытом с новичком, выслушивает его, объясняет как работает программа, указывает на существующие варианты решения проблемы. Наставление - это не навязывание другому своего решения, не указание и не подталкивание к определенным поступкам. Использование Второй Традиции удержит наставника от стремления к авторитаризму по отношению к опекаемому, это будет защитой для них обоих.
Ал-Анон - это содружество равных; каждый человек важен и значим, независимо от социального положения, образования, интеллектуальных способностей, национальности, цвета кожи и вероисповедания. Двери Содружества открыты для всех, кто действительно хочет узнать, как жить и справляться с проблемами, вызванными или осложненными алкоголизмом близких или друзей.
Замечательное чувство равенства с другими вдохновляет нас принимать активное участие в работе содружества, всегда имея цель служить и помогать, но не управлять кем-то.
Это напрямую связано с основной идеей всех Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций: смирением. Например, в Третьем Шаге такое смирение описано как готовность "препоручить свою волю и жизнь Богу, как мы Его понимаем".
Выздоровление и духовное развитие членов Ал-Анона может оказаться в опасности, если кто-то забудет, что существует только "единственный авторитет", но не отдельная личность или даже особая группа людей. Никто не может говорить от лица Бога, только любящий Бог, как Он может быть выражен в сознании каждого из нас, формирует наше групповое сознание.
Обдумывая вышесказанное
Наблюдается любопытный парадокс, что именно те члены Ал-Анона, кто глубоко изучают нашу программу и честно воплощает ее в своей повседневной жизни, именно такие люди становятся "верными слугами" Ал-Анона и по-настоящему реализуют духовную суть Второй Традиции.
Эта Традиция помогает группе в той ситуации, когда появляется некий всезнайка, способный дать ответы на все вопросы, и пытающийся управлять группой или принимать решение за всех. Возможно, такой человек имеет самые добрые намерения, но всегда за этим стоит тщеславная мысль: "Я-то знаю как лучше". Когда человек занимает такую позицию, он или она лишает других возможности равноправного соучастия в жизни группы, что жизненно важно для личного роста членов группы.
Наше равноправие и уникальность нашей человеческой личности основаны на осознании того, что единственным авторитетом является любящий Бог, такой, как он может выразится в нашем групповом сознании.
В этой смысле Вторая Традиция напоминает мне, что она применима не только в делах группы, но и в моей повседневной жизни. Она ведет меня к доверию и душевному спокойствию.
История из жизни ко Второй традиции
Недавно я побывала на конференции Ал-Анона. Вечером в субботу часть делегатов собралась за чашкой кофе, там присутствовал один из выступавших на конференции. Многие из нас были знакомы, были и новые люди, но все ощущали доброжелательность друг к другу, раздавались шутки и смех.
Шел общий разговор, пока один из членов моей группы не спросил меня, бывала ли я на собраниях в соседнем городке.
Я сказала: "О, да. И больше туда никогда не пойду".
"А в чем дело?" - спросили меня.
"Я там бывала неоднократно, и мне очень нравилось. Собрания были сильными. Но вот, в последние месяцы все изменилось. Там у них многие члены группы принадлежат к АА, поэтому на собраниях они начинают говорить о своей насущной проблеме - как воздержаться от первой рюмки. Но с меня достаточно таких разговоров на открытых собраниях в АА. У меня ведь лично нет проблем с пристрастием. Поэтому мне больше не хочется туда ходить".
Один или два человека покивали головами в знак согласия со мной, они тоже сталкивались с такими ситуациями.
Тогда в разговор вмешался та самая выступавшая на конференции женщина: "Извините, что вторгаюсь в ваш разговор, я не из этих мест, но я хотела бы спросить вас - а сможете ли вы все-таки еще раз съездить в соседний город?"
Я была удивлена: "Зачем?"
"Мне кажется то, что вы рассказали имеет отношение к Традициям. Я не уверена, но думаю ко Второй. Люди, о которых вы говорите, должно быть пришли в Ал-Анон по иным причинам, чем вы назвали. В конце концов, они были также активными членами АА. С большой вероятностью они неосознанно будут превращать собрание в нечто аналогичное собранию АА. Возможно, даже некоторые из них были разочарованы в Ал-Аноне, не понимая отчетливо, в чем дело. Вы имеете полное право не посещать те собрания, где вы ощущаете себя неуютно. Но где ваша ответственность перед другими членами Ал-Анона, если вы просто уйдете, не объяснив причины в корректной форме? Ведь из-за меньшинства пострадает большинство, пострадает групповое сознание. Если об этом никто не скажет, часть людей будет уверена, что все так и положено. Будет ли таким образом правильно формироваться групповое сознание?"
Кто-то другой продолжил: "А что же будет с новичками той группы? Услышав рассуждения о воздержании от первой рюмки, новички подумают, что они пришли не туда, и уже второй раз они, возможно, не заглянут на собрание Ал-Анон".
Тут присоединился член АА: "Я хочу поехать с вами. Теперь я понимаю, почему я не захотел вернуться туда; вначале я думал, что Ал-Анон не дает мне ничего нового, но я ошибался. В АА я получил дар трезвости; я в первую очередь и главным образом член АА, но Ал-Анон дал мне душевный покой принять проблему пьянства нашей дочери".
Я выслушала все и сказала: "Я многое поняла: может ничего и не изменится, но попытаться надо. Только подумайте, ведь я считала Традиции чем-то скучным. В следующий же четверг еду на собрание в этот город. Пожелайте нам удачи!"

ТРЕТЬЯ ТРАДИЦИЯ
Родственники алкоголиков, собравшиеся вместе для взаимной помощи, могут назваться "Семейная группа Ал-Анон" при условии, что как группа они не принадлежат ни к какой другой организации. Единственное условие для членства - наличие проблемы алкоголизма среди родственников или друзей.
Эта Традиция уточняет что такое Ал-Анон, и кто имеет право принадлежать к группе. Однако, ее цель и ограничения не всегда ясно понимаются.
Редко случается, что группа Ал-Анона как целое, позволяет втянуть себя в какую-то другую организацию. Рассматривая, однако, эту Традицию в широком смысле, мы обнаруживаем, что, действительно, можно часто наблюдать воздействие и давление на наши группы даже от отдельных членов, с целью привлечь наше Содружество к разным иным мероприятиям, терапиям, религиям, философиям или организациям.
Начав с малого, после многолетних усилий мы достигли признания во всем мире в качестве надежного средства оказания помощи. Но Ал-Анон стал и готовой удобной аудиторией для тех, кому выгодно использовать наши группы для пропаганды других форм терапии.
Группам часто предлагают приглашать лекторов, которые, возможно, в действительности являются специалистами по оказанию той или иной профессиональной помощи, но которым не очень близко известен подход Ал-Анона к проблеме алкоголизма. Эта Традиция помогает нам защищаться от неразберихи, которая происходит, если мы позволяем выхолащивать нашу программу.
Многие наши группы приглашали вступить в другие организации связанные, например, с определенной религией. Но наша организация веротерпима, объединяет людей любого вероисповедания, а также и неверующих. В Ал-Аноне в духовных дискуссиях не принято ссылаться на определенные догмы или убеждения, потому что это может заставить членов группы чувствовать себя неуютно. Поэтому фраза "не принадлежат ни к какой другой организации" является одной из самых важных во всех наших Двенадцати Традициях. Она говорит о насущной необходимости полностью быть преданными изучению и применению в своей жизни философии, которая не раз доказала свою силу в том, чтобы помочь людям справляться с проблемами такими, как наша.
Как отдельные личности, мы ни в коей мере не ограничены в своем выборе, в какую организацию вступать, куда еще обратиться в поисках помощи для решения наших проблем или благотворной духовной атмосферы.
Третья традиция говорит нам: "ЕДИНСТВЕННОЕ условие для членства - наличие проблемы алкоголизма среди родственников или друзей". Это просто означает, что любой, кто подходит под это определение, может прийти в любую группу Ал-Анона. Даже если группу сформировали люди, имеющие свою специфическую проблему, тем не менее, ее собрания открыты для всех, кто может принадлежать к Ал-Анону, включая и членов АА, на жизнь которых влияет чье-либо пьянство. Конечно, каждый решает сам за себя, исходя из своей ситуации, нуждается ли он в помощи группы Ал-Анон или нет.
Если каждый член группы бережно и предано относится к нашей программе выздоровления, то все мы получаем и даем друг другу ту уникальную помощь, которую можно получить в Ал-Аноне.
Обдумывая вышесказанное
У меня есть некое замечательное убеждение об этой Третьей Традиции. Хотя эта Традиция вроде бы касается группы в целом, но, как бы между строчек, она нацеливает мое внимание на более серьезное отношение к программе, что может изменить и мою жизнь к лучшему, если я не позволю раздражению сбивать меня с толку.
Третья Традиция объясняет два пути, как можно "не усложнять"*** все. Один путь: избегать всего того, что может отвлечь наше внимание от программы. Второй путь: приглашать в Ал-Анон людей, страдающих от последствий алкоголизма близкого. Оба пути понятны. Эта же Традиция учит меня, как ответить тем, кто думает, что группе поможет и концентрация своего внимания на проблемах, не связанных с алкоголизмом или кто испытывает ложное чувство вины, когда человеку отказывают в членстве, если, действительно, он или она не удовлетворяют условиям членства.
***Примечание редактора: Обычно у нас девиз "Keep it simple" переводится "Живи проще", но здесь использован другой вариант перевода.
История из жизни к Третьей Традиции
В городе, где я живу с Ал-Аноном были трудности. Я ужасно нервничала по этому поводу, а новичкам это наносило вред.
Я приехала сюда два года назад из другого штата, где была активисткой Ал-Анона. На одном из первых здешних собраний мне заявили, что у моего муж нет шансов обрести трезвость, если он не пролечится в наркологическом центре. (Однако, к этому времени мой муж был в трезвости два с половиной года, посещая АА). Затем мне сказали, что все мы - близкие алкоголиков, ужасно больные люди и ждать улучшения можно только после пяти лет работы по программе. Но членом Ал-Анона я была уже два года, и ощущала, что сильно изменилась - стала более уравновешенной, более уверенной и спокойной. В нашей литературе я никогда не встречала временных рамок для достижения здравомыслия и умиротворения. Кроме того, мне сказали, что я "созависимая" и не пояснили, что это значит.
На втором собрании я хотела рассказать одной женщине, что я чувствовала по отношению к себе и своему мужу до прихода в Ал-Анон. Но не успела я объяснить, что теперь уже больше я так себя никогда не чувствую, как уже получила совет: посещать курсы психотерапии для родственников в том же наркологическом центре. Я сказала ей, что я все ответы для себя нашла в Ал-Аноне.
В ходе собраний этой группы часто употреблялись термины и мысли, не свойственные философии Ал-Анона, которые относились к области психотерапии. Здесь могли посоветовать новичку, что лучшая форма "отделения" - жить поврозь или развестись.
Мы, члены группы, кажется, делились на две части: те, кто хотел бы придерживаться Традиций и сохранить настоящий дух Ал-Анона; и те, кто превращали ал-аноновские собрания в продолжение лечебной программы, в которой, как я чувствовала, был недостаток сострадания, любви и духовности - того, на чем основывается Ал-Анон.
В нашу службу доверия часто звонили разгневанные мужья, который хотели узнать, почему мы рекомендуем развод. Понятно почему группа была сбита с верного пути, пока философия лечебной программы излагалась и толковалась на собраниях.
Что касается упомянутых мной новичков, в этой группе я слышала, как вновь пришедшей женщине говорили о неизлечимости болезни ее мужа и ее самой, что она или сойдет с ума или УМРЕТ! Ей предложили выбор: или она и ее трое детей станут посещать курсы семейной психотерапии при наркологическом центре, стоящие немалые деньги, что они не могли себе позволить, или она попадет в сумасшедший дом. Бедная женщина была совершенно ошеломлена. Когда она позвонила мне, она собиралась покончить с собой. В это день я говорила с ней три раза и еще раз на следующее утро. Затем я отвезла ее в одну из немногих крепких Ал-Аноновских групп в том районе, где, к счастью, с Традициями дело обстояло лучше.
У этой женщины все пошло прекрасно, но я задумываюсь о множестве других, у которых не было возможности куда-то позвонить.

ЧЕТВЕРТАЯ ТРАДИЦИЯ
Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или Ал-Анон или А.А. в целом.
Эта Традиция дает группам свободу - полную свободу во всех основных действиях. Каждая группа свободна выбирать свою программу собраний и тем для обсуждения, решать вопросы где и сколько раз собираться; когда проводить праздничные и открытые собрания, выбирать ведущих и спикеров; как распоряжаться собранными денежными средствами. Такая свобода, однако, влечет за собой ответственность за сохранение единства Ал-Анона во всем мире.
Каждой группе и каждому члену доверены защита и сохранение сущности нашего Содружества. Традиции обеспечивают нам руководство для этого. Группа, неуклонно изучающая и хранящая Традиции, никогда не примет решения, наносящего вред какой-либо части Содружества. Но все же каждая группа несет ответственность за то, как через нее увидят весь Ал-Анон в целом, делая весь Ал-Анон более привлекательным для тех, кто все еще страдает и нуждается в нашей помощи. Каждая группа несет ответственность перед всем Содружеством, оказывая помощь нуждающимся и страдающим.
Теперь обсудим некоторые возможные случаи, которые нельзя оправдывать независимостью группы.
Может случиться, что кому-то очень понравится какая-то новая идея, и этот человек забудет, что наша группа - это частичка определенного, уже сформировавшегося организма. Время от времени у некоторых будут возникать мысли переписать Двенадцать Шагов и распространять их в отдельных группах, что внесет много путаницы и раздоров.
Другие станут приносить на собрания литературу, не одобренную Всемирной Конференцией Ал-Анон, но которую считают лучше нашей собственной. Когда наше Содружество только образовалось и печатной литературы было недостаточно, некоторые группы взяли на себя добровольные обязанности по изданию и рассылке нуждающимся брошюр. Но, по мере роста Ал-Анона, мы поняли, что информация должна полностью соответствовать принципам программы Ал-Анона.
В 1960 году на Международной Конференции по обслуживанию было принято решение, что вся литература, используемая в Ал-Аноне должна быть одобрена Конференциями. Мало-помалу ранние издания вытеснялись, и теперь наша литература публикуется Всемирным Центром обслуживания (World Service office). Если же где-то издается литература, не одобренная Конференцией, это вредит единству Содружества в целом. Единообразие подаваемой информации служит тем цементом, который соединяет нас в нерушимое целое.
С другой стороны, группа свободна решать - каким образом, например, открывать и закрывать собрания. Некоторые начинают с минуты молчания и Молитвы о Душевном Покое. Другие зачитывают Преамбулу и приветствие. Многие читают Шаги и Традиции. По-разному можно и заканчивать. Некоторые используют предлагаемое в книге "Как работают группы Ал-Анона и АлаТина" Заключение, а затем молитву "Отче наш", другие заканчивают Молитвой о Душевном Покое. Выбор достаточно широк.
Однако, любое самостоятельное действие каждой группы проверяется по его влиянию на другие группы или на Ал-Анон или АА в целом.
Обдумывая вышесказанное
Эта Традиция заставляет меня яснее увидеть, что всякое решение, принимаемое нами, должно проверяться вопросом: хорошо ли это для нашего Содружества? Например, иногда членам группы хочется расширить сферу оповещения нуждающихся. Но им следует убедиться, не приведет ли это к последствиям, которых благоразумно было бы избежать.
История из жизни к Четвертой Традиции
Мы заканчивали ужинать, когда раздался уже четвертый за этот вечер звонок телефона. Звонил очередной недовольный член Ал-Анона, возмущенный происходившим на одной из групп нашего района.
Дело было в том, что три раза подряд для выступления на группе приглашались лекторы не из Ал-Анона. Один рассказывал о своем методе лечения алкоголиков в только что открытом консультативном центре, другой раз муж и жена объясняли, как они работают с другими семейными парами, на третьем собрании выступала женщина, которая поведала о семейной терапии, проводимой в организации, где она работает.
Все звонившие, понятно, были очень расстроены. Некоторые из них присутствовали на всех собраниях, другие только на одном, но все приходили с ожиданием, что это будут собрания Ал-Анона, а не что-то иное, и были разочарованы. Возможность поделиться опытом, силой и надеждой была потеряна. Исправить произошедшее уже было нельзя.
Хотя определение программы занятий полностью находится в ведении группы, но произошедшее является примером, как такие действия сказываются на Содружестве в целом. Не только звонившим было нужно обычное Ал-Аноновское собрание, не только они были разочарованы, но что подумали пришедшие из других групп? А новички, которые пришли узнать об Ал-Аноне, а вместо этого увидели представление профессиональных лечебных программ?
Несмотря на то, что я оценила их беспокойство, мне было трудно вдвойне объяснить каждому из звонивших, что я ничего не могу сделать, потому что я не являюсь членом этой группы. С другой стороны, важно, что каждый из них может сделать нечто, что гарантировало бы, что подобное не повторится.
Прежде всего, они могут, как отдельные члены группы, выразить свои чувства выбранным лидерам группы и всей группе. Они могут стать более активными и участвовать в принятии решения по тематике собраний. Более того, они могут предложить, что, как показал групповой опыт, лучше проводить выступление "внешних" для Ал-Анона лекторов, просмотр фильмов и тому подобное вне времени регулярных занятий группы. И, наконец, они могут отметить, что требуется большая тщательность при организации открытых собраний.
Я уверена, что члены группы поймут, что независимость группы влечет так же и ответственность следовать нашей программе, но если группа в целом не видит необходимости меняться, то я предложила бы обсудить эту проблему на собрании Интергруппы или на Конференции. После того, как я положила трубку, я прошептала Молитву о Душевном Покое и вернулась к столу.

ПЯТАЯ ТРАДИЦИЯ
У каждой группы Ал-Анона есть лишь одна главная цель - помочь семьям алкоголиков. Мы достигаем этой цели, соблюдая сами Двенадцать Шагов А.А., ободряя и выражая понимание нашим родственникам-алкоголикам и давая приют и утешение семьям алкоголиков.
Применяя Двенадцать Шагов к своей повседневной жизни, многие из нас узнали, что духовная основа программы Ал-Анона универсальна. Шаги, заимствованные у Анонимных Алкоголиков и адаптированные к нашим проблемам, могут быть использованы аналогичным образом другими группами взаимопомощи - людьми с пристрастием к наркотикам, лекарствам, азартным играм, страдающих перееданием, а также с психическими отклонениях и при других проблемах.
Иногда задают вопрос: почему люди с иной проблемой, нежели алкоголизм (например, наркоманией или пристрастием к азартным играм) не могут посещать Ал-Анон? Они удивляются, почему мы должны ограничивать себя алкоголизмом, ведь алкоголь - наркотик, а пристрастие к азартным играм - зависимость. Но следует помнить: Ал-Анон оказывает реальную помощь именно потому, что сосредоточивает свое внимание на одной цели - помощь близким и друзьям алкоголиков. Любой человек может пользоваться программой, но наше содружество открыто только для тех, на ком отразилось или отражается чье-либо пьянство.
Пятая Традиция говорит, что наилучшим образом мы поможем другим людям, если сами будем применять Двенадцать Шагов. Шаги - это руководство, как нам помогать друг другу, как учиться слушать, как слышать и заботиться друг о друге. Для каждого из нас в Ал-Аноне открывается прекрасная отдушина высказаться и быть понятым.
Помощь семьям алкоголиков также заключается в устранении всего того, что может мешать нашей общей цели. Например, сплетни. Представим, что кто-то искренне поведал на собрании свою личную семейную историю, всегда ли мы помним, что не должны повторять ничего из доверенного нам? Чувствует ли наш подопечный или новичок, что он может рассказать нам самое сокровенное в момент кризиса, когда он так отчаянно нуждается в том, чтобы поделиться и довериться кому-то?
Принять чужую боль - значит уметь внимательно выслушать и поделиться приобретенными знаниями, надеждами и силой, предложить свою дружбу и позволить новичку научиться самому помогать себе.
Нам, может быть, легче увидеть возможные пути помощи "семьям алкоголиков", чем принять идею, заключенную в словах "ободряя и выражая понимание нашим родственникам-алкоголикам".
До Ал-Анона пьющий близкий был для нас источником огорчения и гнева. Все, что было плохого в нашей жизни, можно было списать на его счет. Даже в голову не приходило, что этот человек нуждается в сочувствие ему. Таким образом Пятая Традиция ставит перед нами задачу: приобретая знания о заболевании алкоголизмом, ориентируя больного родственника на выздоровление, мы работаем на свое собственное выздоровление.
Что это значит для нас - тех, кто готов заняться этой триединой задачей из этой Традиции. Это значит, что Ал-Анон - это программа любви. Отдавая другому свое внимание и доброжелательность, мы сами избавляемся от горечи, подавленности и мучительных мыслей о своих несчастьях. Понимая и принимая алкоголизм как болезнь, мы начинаем сочувствовать страдающему алкоголику, и такое отношение приносит нам душевный покой и ведет к духовному росту.
Пятая Традиция содержит те эффективные и полезные идеи, которые могут полностью изменить жизнь человека.
Обдумывая вышесказанное
Пятая Традиция представляется мне состоящей из трех специальных идей. Эти идеи касаются того, как создать "помогающие" условия для людей, находящихся в беде. Кроме того, я и сама могу воспользоваться программой Двенадцати Шагов с той же целью - достичь духовного и эмоционального равновесия; я могу достичь понимания того, что является сутью заболевания алкоголизмом и участвовать своим правильным поведением в выздоровлении алкоголика; я могу помочь людям, страдающим, подобно мне.
Мой рост по программе во многом зависит от того, как я научусь пользоваться каждой возможностью проявить понимание, сочувствие, терпение и умение выслушать страдающего человека.
Когда я чувствую себя одинокой и несчастной, я нуждаюсь в понимании и поддержке. Поэтому я могу понять такие же чувства другого человека, поэтому я могу выслушать и постараться успокоить его.
Я не должна уходить с головой в свои беды, и, со временем, когда программа начнет приносить плоды, я почувствую, что работа по Традициям будет идти у меня все легче и приносить мне все больше удовлетворения.
История из жизни к Пятой Традиции
Несколько лет назад в нашей группе появилась новенькая. Всем было очевидно, что это молодая женщина нуждалась не только в моральной помощи, но и в материальной.
Она была матерью пяти детей, домохозяйкой, ее муж был активным алкоголиком, неспособным обеспечивать семью средствами на еду, одежду и оплату жилья. Однажды она пришла на группу в слезах. Дома не было еды и ей не на что было три дня купить детям даже молока. В кассе группы была определенная сумма, и я предложила отдать половину денег этой женщине, проявив этим заботу о новом члене группы.
Мы уже были готовы сделать это, когда одна из женщин ветеран группы - взяла слово и напомнила нам Пятую Традицию: "У каждой группы Ал-Анона есть лишь одна главная цель - помочь семьям алкоголиков", но нигде не звучит слово "финансовая" помощь. Если мы это сделаем, значит, мы отклонимся от наших первоначальных духовных целей. Мы решили не использовать средства группы.
В этом конкретном случае, после собрания несколько членов группы, кто имел такую возможность, предложили свою личную частную помощь. Одна из нас, у которой был подобный опыт в прошлом, рассказала молодой матери, как она может получить помощь в местной социальной службе.
Мудрость этого решения группы становилась для меня все яснее по мере накопления моего опыта в Ал-Аноне. В течении нескольких лет случалось, что многие члены группы - старые и новые - сталкивались с серьезными финансовыми трудностями. Если бы мы пробовали решить эти проблемы при помощи финансов группы, мы бы впали в нищету, но мы обеспечивали им духовную поддержку, что давало им возможность выжить.
Мы не способны прекратить пьянство, но мы можем помочь близким алкоголика вернуть здравомыслие и способность действовать. Мы не можем помогать деньгами, но мы можем создать ту благоприятную атмосферу, о которой говорит Пятая Традиция, когда мы осознаем, что можем поделиться силами, надеждами и опытом с другими людьми. И наши духовные потребности будут удовлетворяться, если мы не станем предпринимать ничего, уводящего в сторону от нашей главной духовной цели.

ШЕСТАЯ ТРАДИЦИЯ
Семейным группам Ал-Анона никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя Ал-Анона для использования какой-либо посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем, не отвлекали нас от нашей главной духовной цели. Хотя наши сообщества отличаются, мы должны сотрудничать с Анонимными Алкоголиками.
В этой Традиции важнейшей является фраза - "никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя Ал-Анона для использования какой-либо посторонней компании". Такой подход является существенным, так как сохраняет целостность нашей организации, и особенно в последнее время, когда усилилась тенденция людей из посторонних организаций использовать готовую аудиторию Ал-Анона для рекламы и распространения всевозможных методик и терапий.
Программа Ал-Анона предназначена для помощи специфической группе людей. Как отдельные личности мы можем поддерживать финансами или как-то иначе любые объединения - религиозные, политические, научные или благотворительные, в зависимости от своих интересов. С некоторыми организациями у нас, возможно, окажутся сходные проблемы, но поддержка таких организаций всей группой может привести к неразберихе и затруднениям.
Приюты для женщин, подвергающихся насилию мужей, могут обращаться к многим из нас с проектом, достойным поддержки, но участие группы в подобном предприятии несомненно будет означать вовлечение нас в дело противоположное нашим целям.
Точно так же дело обстоит с организацией клуба по интересам. Кто-либо из группы может оформить это на себя, в качестве своей личной инициативы, но это не может принадлежать всей группе Ал-Анон. Если группа будет отвлекаться на вопросы оформления собственности, большой или малой, у нее не останется времени на занятия по программе, а следовательно, отвлечет от нашей "главной духовной цели".
Соблюдая Шестую Традицию, Ал-Анон не использует фильмы или литературные пособия, созданные другими организациями, как бы хороши они не казались. Также эта Традиция напоминает нам о сотрудничестве с Анонимными Алкоголиками. Это не означает оказания финансовой поддержки или создания совместных групп Ал-Анона и АА. Чтобы служить своему сообществу, группа должна быть или группой АА, или группой Ал-Анон, смешанных групп не должно быть. С другой стороны, некоторые группы Ал-Анон могут периодически проводить совместные собрания с группами АА. А случающиеся время от времени беседы с членами АА на открытых собраниях АА могут оказаться интересными и полезными. Если же член Ал-Анона приглашен выступить на собрании АА, он должен говорить о своем личном жизненном опыте, а не о проблемах пьющего родственника, подчеркивая, как Ал-Анон помог его выздоровлению.
Существует много путей сотрудничества с АА, что помогает и им, и нам достичь нашей "главной духовной цели". Когда оба содружества сотрудничают, они предлагают процедуры, обеспечивающие взаимодействие. Большие съезды требуют серьезных совместных разработок. Так что те, кто заинтересован в сотрудничестве с другими Содружествами могут начать с приглашения представителей на подготовительные собрания. Каждое Содружество будет нести ответственность за свою часть (аренда помещения. выступающие и культурная программа), в то время как организация-хозяин отвечает за общую программу, средства на проведение форума.
Другой случай, когда Ал-Анон и АА могут сотрудничать, является ситуация, когда Ал-Анон в каком-то регионе еще не достаточно вырос, чтобы создать и содержать свою собственную Информационную службу или Интергруппу. Тогда можно использовать совместные средства с АА, если это предложат, так что Ал-Анон будет оплачивать свою долю финансовых затрат (часть аренды офиса, оплата телефона и так далее) и отвечать на все телефонные звонки, касающиеся Ал-Анона. Когда же Ал-Анон "встанет на ноги" достаточно, чтобы содержать свой собственный офис, желательно отделиться от АА.
Обдумывая вышесказанное
Я полагаю, что Шестая Традиция является важнейшей для защиты целостности и единства Ал-Анона. Я могу противостоять желанию решать все мировые проблемы, попыткам моей группы Ал-Анон дать поддержку всякому стоящему проекту, так как я понимаю, что путь отклонения приведет к разъединению и спорам.
Чаще и чаще я слышу и о группах, где обсуждаются разные варианты "что делать с алкоголиком", и наши члены, вынося на обсуждение собрания идей об иных методиках, уводят нас от работы по программе, которая зарекомендовала себя. Я могу этим заниматься, но вне группы, не вынося эти теории на занятия Ал-Анона. Изучение и использование наших Шагов и Традиций - путь к обретению Душевного Покоя.
Я очень благодарна АА за основные принципы этой программы, но я также понимаю, что пути наши различны, и это идет только во благо.
История из жизни к Шестой Традиции
Когда я работала во Всемирном Центре обслуживания Ал-Анон, одной из моих обязанностей было отвечать на многочисленные запросы по поводу фильмов, снятых не-"ал-аноновскими" организациями, которые можно показывать на мероприятиях Ал-Анона. Служащие отвечали на эти запросы в зависимости от обстоятельств. Иногда казалось полезным показать тот или иной фильм, который соответствовал нашей философии, на открытом собрании или съезде. Однако, этот же фильм оказывался неподходящим для закрытого собрания, куда люди приходят сконцентрироваться на программе Ал-Анона с целью личного выздоровления.
Ситуация становилась все более и более неопределенной, так как не существовало никакой специальной методики, которой можно было бы руководствоваться. И служащие-добровольцы, и штат Всемирного Центра обслуживания оказались перед дилеммой; так много фильмов было создано за последнее время, которые точно отражали философию Ал-Анона. Так как мы не пришли ни к какому-либо решению, мы вынесли этот вопрос на рассмотрение Комитета. Осознав серьезность этой проблемы, председатель Комитета назначил специальную группу, чтобы изучить все в полном объеме. Была отправлена анкета всем делегатам Мировой Конференции с вопросами, как именно фильмы используются в их регионе, с целью выявить лучшие критерии подбора фильмов. Мы получили сведения, что службы Ал-Анона всех уровней широко пользуется всевозможными побочными фильмотеками, а также узнали о поддержке идеи ведения списка фильмов, одобренных Всемирной Службой. Исходя из этого Комитет рекомендовал Всемирной Конференции по обслуживанию 1978 г. продолжить публикацию такого списка.
В ходе долгой дискуссии на Конференции Шестая Традиции как бы ожила для меня. Я была поражена услышанными высказываниями. Это были поистине непредвзятые и обобщенные мнения. Мы даже просмотрели некоторые фильмы, которые нам понравились. Но оказалось, что одобрение этих фильмов вызовет поддержку не-"ал-аноновских" организаций. Фильмы были отвергнуты.
Таким образом, я была свидетелем как Шестая Традиция стоит на страже единства нашего Мирового Содружества.

СЕДЬМАЯ ТРАДИЦИЯ
Каждая группа должна полностью опираться на свои собственные силы и отказываться от помощи извне.
Наше отношение к финансовому вопросу однозначно и просто, однако нередко возникают вопросы, которые стоит прояснить.
Следуя Шестой Традиции, деньги, собранные группой как добровольные пожертвования ее членов, могут быть использованы для нужд группы и Сообщества и не могут быть использованы для поддержания дел, не связанных с целями Ал-Анона.
Традиция Седьмая показывает нам другую сторону медали: откуда поступают в кассу Ал-Анона деньги. Как уже было упомянуто, основным источником поступлений являются добровольные пожертвования членов группы, собираемые в ходе каждого собрания. В Ал-Аноне не существует обязательных взносов но, являясь частичкой большого целого, каждая группа несет ответственность за поддержание своих служб, как местных, так и на международном уровне. Группа решает сама какая сумма может быть выделена для вклада в общие дела. Большинство групп добровольно и активно делают это, так как каждый член Ал-Анон пользуется благами такой взаимопомощи.
Сборы денег на собраниях обычно достаточны для покрытия расходов группы. Те, кто имеет возможность и желание сделать больше, могут участвовать в распространении знаний о программе, покупая нашу литературу - брошюры, книги, листовки для распространения их в школах, наркологических больницах, церквях, консультациях или еще где-то. В тех случаях, когда группа будет нуждаться в добавочных суммах денег, она может, например, организовать лотерею.
В рамках данной Традиции члены групп оказывают финансовую поддержку Всемирного Центра обслуживания вкладами от группы, отдельных членов, сборами от съездов и от продажи литературы, одобренной Конференцией. Когда группы поддерживают таким образом работу своих служб, они вправе ожидать от них ответственности за свои нужды. Такая взаимозависимость является благотворным и благоприятным условием, для сохранения единства и равновесия в Ал-Аноне.
В последней части Седьмой Традиции говорится об отказе от денежных вкладов от людей или предприятий, не связанных с Ал-Аноном. Это весьма существенный момент как для единичных групп, так и для Всемирного Центра обслуживания групп Ал-Анона (ВЦО), который является ключом международного единства. Если поддержка со стороны существующих в мире групп будет недостаточной, ВЦО будет испытывать искушение принять предлагаемую извне денежную помощь, что могло бы изменить всю структуру Содружества Ал-Анон и разрушить основополагающую структуру духовности.
В прошлом, мы соглашались принимать финансовые средства от людей, не являющихся членами нашего Содружества, желающих поддержать такое полезное для общества начинание. Было бы отклонение этого дара проявлением неблагодарности? Нет, потому что, как мы осознали, дающие всегда начинают ждать каких-то ответных уступок или действий. Приняв, мы могли ощутить себя связанными, так как получилось бы, что мы, хоть и в небольшой мере, торговали своей независимостью. Поэтому, чтобы сохранить Ал-Анон свободным от внешних влияний, мы должны быть самофинансирующейся организацией.
Обдумывая вышесказанное
Говоря просто, Седьмая Традиция является краеугольным камнем нашей Ал-Аноновской программы выздоровления. Когда отдельные члены групп, как и все группы в целом, осознают ответственность за свое выживание и рост, то большие потоки духовной силы устремляются и питают как одну группу, так и все движение в целом. Если я сама делаю часть своей работы, и другой делает его часть, то мы вместе справляемся со своими бедами и нам не нужно просить кого-то сделать это за нас.
История из жизни к седьмой традиции
Недавно в нашей местной Информационной Службе мы получили письмо от директора ближайшего реабилитационного центра для алкоголиков с вложенным денежным чеком. В письме, в частности, говорилось:
"Мы решили сделать вклад в вашу замечательную работу 150$. Многие сотрудники имели возможность познакомиться с группами Ал-Анона за время работы у нас. Мне хотелось бы выразить наше восхищение и благодарность за помощь, оказываемую Ал-Аноном членам семей алкоголиков. Пусть остается с вами Божье благословение за то, что вы отдаете свое время и таланты делу исцеления людей от недуга пьянства".
О, как трудно было отвечать отказом на такое письмо! Но существовала Седьмая Традиция. Как легко было попасть в ловушку и оценивать организации, отдавая преимущество одному лечебному центру перед другим, так как мы чувствуем себя обязанными по отношению к кому-то
Вот выдержка из нашего ответа: "Мы очень признательны за проявленный вами интерес к группам Ал-Анона. Несмотря на нашу искреннюю благодарность вам за вашу щедрость, мы вынуждены отклонить предложенный вклад, ввиду того, что Ал-Анон это самофинансирующаяся организация, и мы не можем принят ваш чек, не нарушив существующих Традиций. Нам было приятно узнать из вашего письма, что ваши сотрудники считают Ал-Анон оказывающим значительную помощь и надеемся, что вы в дальнейшем сообщите, чем может быть полезной наша программа для страдающих членов семей алкоголиков".

ВОСЬМАЯ ТРАДИЦИЯ
Работа, связанная с выполнением Двенадцатого Шага Ал-Анона, должна вестись на общественных началах, однако наши службы могут нанимать работников, обладающих определенной квалификацией.
Составной частью работы в Ал-Аноне по программе Двенадцати Шагов является выполнение Двенадцатого Шага, когда каждый член Ал-Анона помогает другим людям, которые нуждаются в обретении спокойствия и новом подходе к жизни. Награда за такую работу - радость от возможности делиться тем, что мы обрели в нашем Содружестве. Помощь, оказываемая другому человеку непрофессиональна, она делается бескорыстно, не за деньги или другие материальные блага, и потому она идет на благо духовного роста обеих сторон.
Служение в Ал-Аноне с целью помочь огромному числу страдающих людей по всему миру - наша главная ответственность. В группах, независимо от того насколько многочисленными и большими они становятся с течением времени, помощь Ал-Анона всегда остается непрофессиональной. Основной целью каждого члена группы должно стать стремление к дружеским контактам для взаимоподдержки. На этом и держится наше Содружество, состоящее более чем из 28 000 групп в разных странах мира, говорящее на многих языках, исповедующее различные верования.
Восьмая Традиция сориентирует тех членов группы, чья профессия каким-то образом касается нашей проблемы (психологи, врачи-наркологи, религиозные деятели, социальные работники). В группе они не должны выделяться, свои специфические знания они могут передавать при личных контактах с другими членами группы, их главной заботой должно быть собственное выздоровление в группе. Они не должны посещать собрания Ал-Анон только исходя из профессиональных интересов или как эксперты по проблеме алкоголизма.
Во второй части Традиции говорится "наши службы могут нанимать работников, обладающих определенной квалификацией". Когда Ал-Анон только образовался, различную работу - ведение переписки, хранение магнитофонных записей, уборку помещений осуществляли добровольцы. Но мы разрослись, и потребовались служащие на полный рабочий день для выполнения растущих задач центральной Службы. Потребовались профессиональные работники, получающие заработную плату (хотя и небольшую!) за выполняемую работу.
В настоящее время Всемирный Центр Обслуживания, представляющий такое большое и разветвленное Содружество, как наше, выполняет широкие функции, что требует организации труда, не только для обеспечения порядка и максимальной пользы, но в целях соответствия государственным и федеральным законам. Мы нуждаемся в различных специалистах: секретарях, бухгалтерах, издателях и других квалифицированных работниках, которые могут и не быть членами Ал-Анона. Однако сотрудники администрации Центра обслуживания, проходившие подготовку на различных этапах служения общему делу (наставничество в Ала-Тине, службы Ал-Анон), должны обязательно быть членами Ал-Анон.
Различные обслуживающие центры Ал-Анона по всему миру так же могут нанимать специалистов, которые должны следовать Двенадцати Принципам, изложенным в Руководстве Службы.
Обдумывая вышесказанное
С течением времени Восьмая Традиция приобретает все больше значения для меня. Многие из членов Ал-Анона проходят специальную учебу, чтобы стать профессиональными консультантами; другие могут использовать манеру поведения и жаргон консультанта, который они усвоили, иные профессионалы приходят в Ал-Аноне из-за того, что у них есть личные проблемы. Поэтому мне очень сложно соблюдать грань между профессионализмом и Ал-Аноном. Восьмая Традиция напоминает нам о необходимости охранять Ал-Анон от деформации и отклонений.
Снова и снова я открываю для себя основной принцип нашей программы. В нашем Содружестве не существует руководителей. Мы встречаемся как равные и помогаем друг другу не потому, что одни из нас учителя, а другие ученики, а потому что каждый человек нуждается в поддержке при решении своих проблем.
В нашей группе поняли, что при необходимости собрание, посвященное этой Традиции, позволяет избежать ошибок в этом плане.
Я повторяю себе: "Не стоит усложнять, и пусть Ал-Анон будет только Ал-Аноном".
История из жизни к Восьмой Традиции
В своей жизни, а затем и в выбранной профессии я постоянно сталкивалась со специалистами в области алкоголизма. Могли ли непрофессионалы дать мне что-то новое? Казалось, это невозможно. Так я считала до Ал-Анона. Это длилось до тех пор, пока я не приобрела определенный опыт, касательно Восьмой Традиции и осознала ее важность. Вероятно, я не столько навредила Ал-Анону, сколько своему выздоровлению, сделав попытку добавить к своей программе помощь специалистов. Это не принесло пользы.
Когда я впервые узнала о программе и погрузилась в нее, я думала, что нашла источник для решения всех своих проблем. Это было то место, где присутствовало настоящее понимание сложностей в семье алкоголика. Я осознала, что все эти замечательные люди прошли те же страдания, что и я, поэтому они понимают меня, как никто другой, и сочувствуют. Никто не давал здесь советов; люди только предлагали свой личный опыт, о том, как им уже помогло то или иное средство программы для преодоления кризисов и как это работало.
Когда я стала чувствовать себя лучше, я тоже захотела помогать другим. Тем более я была дипломированным специалистом и имела практику! Не понятно было только одно, как это так получалось, что я не могла помочь себе, будучи так хорошо образована?
Когда я стала помогать людям, поток телефонных звонков от других членов Ал-Анона хлынул в мою квартиру. Но большая часть телефонных разговоров выглядели скорее как консультации, чем как общение по программе Двенадцати Шагов. И хотя были такие люди, которые получали от меня профессиональную помощь и были благодарны мне за это... но что-то стало происходить со мной. Я утратила ощущение силы программы. Я превратилась в специалиста, знатока - и ... резко покатилась вниз. Я ощутила себя беспомощной и бессильной. Я перестала использовать программу для своего выздоровления.
И только, когда мое эмоциональное состояние неимоверно ухудшилось, находясь в полном отчаянии, я позвонила сама, чтобы получить помощь. Мягкий, добрый, понимающий голос дежурной по службе Ал-Анона посоветовал мне вернуться в программу и пользоваться ею для себя.
С того времени много прекрасных событий произошло в моей жизни. Я по-прежнему работаю в наркологии. Большей части своего успеха я обязана выздоровлению в Ал-Аноне, выздоровлению, которое я прохожу как член Содружества. Когда я иду на собрание, я иду за помощью для себя, чтобы поделиться своими чувствами и духовно расти вместе с остальными. Принципам программы подчинены все сферы моей жизни. В ходе же своей профессиональной службы я рекомендую посещать Ал-Анон близким и друзьям алкоголиков, но не излагаю подробностей программы. Сама я хожу на собрания как рядовой член Содружества, а не как специалист.


 

ДЕВЯТАЯ ТРАДИЦИЯ
Нашим группам как таковым никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления; однако мы можем создавать службы и комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.
В любой организации люди на разных уровнях имеют руководителей для управления своей деятельностью. Наше Содружество, где все равны отличается в этом от других организаций. В группе Ал-Анон никто не может указывать другому или ожидать от кого-то подчинения. Мы выполняем необходимую для Содружества работу, руководствуясь духовными принципами и методиками подходящими всем, вовлеченным в дело.
Конечно, группа может назначить или выбрать кого-либо из своих членов исполнять обязанности: ведущего собрания, секретаря, казначея, представителя группы на съезде или конференции. В таких случаях доверенные лица обязаны добросовестно исполнять свою миссию, раз они дали согласие. Выбранные люди платят за аренду помещения или покупают чай и печенье (из средств группы, разумеется). Согласно пожеланиям группы и в русле наших Традиций, они приглашают выступающих на спикерские собрания, планируют собрания и проводят их, оповещают о мероприятиях, ведут финансы. Работающие на выборных должностях подлежат регулярной ротации, никто не должен оставаться долгое время на одном посту, чтобы другие члены группы тоже имели возможность получить опыт служения.
Эти люди получили возможность служить группе и Содружеству. Но из этого не вытекает право управлять и указывать другим.
В то время как организационная структура группы достаточно проста, более крупные службы Ал-Анон требуют более сложной организации для эффективной работы. Упоминаемые в Девятой Традиции " службы и комитеты" включают в себя: службы информации, центральные бюро районов, Ассамблеи и Всемирный Центр обслуживания (ВЦО), являющийся расчетной палатой всех групп Ал-Анона. Все вышеперечисленные службы имеют свои советы и комитеты, занимающиеся специфическими вопросами общего дела, и могут нанимать служащих для выполнения повседневных обязанностей. Но над группами, для которых они работают, эти службы не имеют власти. Наоборот, работающие там люди, обогащенные опытом служения и знаний, обязаны прислушиваться и откликаться на любой голос из рядов сообщества Ал-Анон.
Обдумывая вышесказанное
С годами возросло мое понимание этой Традиции. Поначалу мне казалось, что каждая группа нуждается в профессиональном руководстве и твердой структуре, чтобы избежать беспорядка. Потом я ошибочно считала, что Девятая Традиция отрицает наличие любого руководства. Теперь я понимаю, что для придания собранию формы и порядка необходимы выборные должности. Ротация на этих должностях позволит каждому получить шанс для роста через служение.
Я знаю, что пришла в Ал-Анон для собственного выздоровлением, и добровольно выполняя необходимую работу или службу, я претворяю в жизнь девизы: "Начни с себя", "И я отвечаю за это..."
История из жизни к Девятой Традиции
В письме, полученном Центром обслуживания была изложена ситуация, которая, случается, происходит время от времени в разных группах в той или иной форме:
"Пять членов группы, создавшие ее два года назад, присвоили себе полномочия отцов-основателей. Они учредили свод правил и указов, которым мы обязаны следовать. Например: запретили курить, потребовали вести протоколы каждого собрания, фиксировать количество минут выступления и лишать права присутствовать на закрытых собраниях тех, кого они не считают членами группы. Они даже завели плакат "НЕ ВМЕШИВАЙСЯ".
В группе, конечно, было неуютно, особенно под угрозой быть исключенными руководством. Например, они предложили покинуть группу женщине, опаздывающей к началу собраний из-за своей работы. Чем может помочь нам Центр обслуживания?"
Суть ответа была такова:
"Девятая Традиция говорит нам об организационном устройстве группы. Прежде всего в Ал-Аноне не существует понятия и должности - "отец-основатель". Люди, организовавшие группу через какое-то время передают свои полномочия пришедшим позже, чтобы они тоже имели возможность служить общему делу и развиваться через это.
Проблемы, возникающие в группе, или текущие общие дела обсуждаются на рабочем собрании, которое можно проводить несколькими путями: выделять время в ходе обычного собрания или решать вопросы до или после собрания. Многие группы предпочитают создавать совет по выработке регламента, состоящий из членов, занимающих выборные должности в текущий момент. Такой совет не уполномочен решать вопросы за всю группу, они могут только вынести свои предложения на голосование всей группы. Таким образом можно говорить о таком понятии, как "групповое сознание".
Для вашей группы может оказаться полезным читать Традиции перед каждым собранием и почаще производить анализ состояния дел в группе."


 

ДЕСЯТАЯ ТРАДИЦИЯ
Сообщество Семейные группы Ал-Анон не придерживается какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельности; поэтому имя Ал-Анон не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии.
Эта Традиция продолжает и закрепляет утверждение Шестой Традиции, и более того, цель всех наших Традиций - сохранить нас, как группу и Содружество, свободными от всего, не связанного с программой Ал-Анона.
Некоторые из нас порою оказываются увлеченными или озабоченными какими-либо идеями или начинаниями. Им хочется поделиться этим с группой. Они не только будут говорить о новых идеях сами, но захотят вовлечь в дискуссию всю группу, предложив это, как тему для обсуждения на собрании. Но в Содружестве нашей единственной заботой должна оставаться только одна проблема, собравшая нас вместе.
Если мы потерпим в этом неудачу, это приведет к спорам не только внутри группы, но и на уровне общества.
Десятая Традиция гласит, что Ал-Анон в целом не выступает за или против по каким-либо вопросам. Например, по таким, как политические и общественные мероприятия. Такие действия приведут Ал-Анон к вовлечению в общественные дискуссии, что может серьезно сказаться на нашем единстве и духовном росте.
Во всемирной организации Ал-Анон нас многие тысячи, людей различных рас, убеждений, религий, национальностей и обычаев. Мы - разные. Любое иное дело сразу отделит нас друг от друга. Акцентирование на любой проблеме, не относящейся к Ал-Анону, несомненно отделит нас друг от друга. Именно в свободной, беспристрастной, без споров и полемик атмосфере на группах, гармонично подходящей всем, мы выздоравливаем.
Тем из нас, кому придется говорить от имени Ал-Анона, не следует высказываться по вопросам религии, политики и другим сложным вопросам, так как Ал-Анон, как Содружество не имеет мнения по этим вопросам.
Представим себе, что группа решила поддержать благое начинание, очень близкое нашей проблеме, например добиться от властей финансирования мер по реабилитации алкоголиков. Даже если все члены нашей группы согласны с этим предложением, может найтись другая Семейная группа Ал-Анона, у которой иное мнение и решение по данному вопросу. При решении любого вне-"ал-аноновского" вопроса есть много подходов, что сразу приводит к разделению. Поддержка любого внешнего проекта уведет нас от основной духовной цели. И еще, если мы решим участвовать в одном конкретном предприятии, почему бы не сделать тоже по отношению ко всем остальным?
В то время, как Десятая Традиция учит нас избегать разногласий путем отказа затрагивать иные проблемы, мы можем почувствовать, что она как бы вообще настраивает нас против любых споров вообще. К нам на собрания приходят люди, живущие, порою, в условиях крайней враждебности. Если еще и здесь они услышат ожесточенные споры и взаимную нетерпимость, они уйдут удрученными. Мы приходим в Ал-Анон в поисках поддержки, понимания, сочувствия. Поэтому в группе мы хотя и имеем право не согласиться с другими, но стараемся при этом не вступать в злобные пререкания.
Избегая вражды и споров, члены Ал-Анона, имеющие разные политические и идеологические взгляды, способны вместе находится на собраниях и делиться своим опытом как жить с алкоголизмом в семье, создавая атмосферу взаимного уважения. В Ал-Аноне мы должны сосредоточиваться на том, что нас связывает, а не на внешних не-"ал-аноновских" вопросах, которые нас разделяют.
Обдумывая вышесказанное
В этой Традиции акцент ставится на то, чтобы избегать всего, что может вовлечь нас в публичную полемику.
Как часто на собраниях я испытывала искушение высказаться против какого-либо социального или политического вреда или вызвать других на высказывание своего мнения. Вместо этого я стараюсь сосредотачиваться на программе Ал-Анона.
Я лично ответственна за то, чтобы Ал-Анон не был вовлечен в обсуждение проблемы, которая может привлечь общественное внимание к моей группе как части политического, социального или религиозного дела. Такая деятельность отнимает время; это отвлекает нас от нашей основной цели.
Десятая Традиция снова напоминает мне зачем существует Ал-Анон: чтобы помогать семьям и друзьям алкоголиков. Чтобы сослужить добрую службу себе, моим друзьям по Ал-Анону, всему Содружеству в целом, я буду избегать любых действий, которые могут связать имя Ал-Анона с любым общественным вопросом.
История из жизни к Десятой Традиции
Несколько лет назад в местной газете опубликовали серию статей. Автор критиковал некоммерческий статус Ал-Анона и обвинял Содружество за "выпрашивание" денежных средств у общественности и отсутствие отчета об их использовании. Автор даже пошел дальше, требуя от Прокуратуры расследования в отношении Ал-Анона.
Некоторые наши члены Ал-Анона отослали копии статей во Всемирный Центр обслуживания, считая, что дело служащих Центра опровергнуть эту наглую ложь письмом издателю газеты.
Хотя желание получить ответ было естественной реакцией членов Содружества, но Десятая Традиция удерживает нас от вовлечения Ал-Анон в общественную дискуссию. Ни автор, ни газета не контактировали напрямую с Центром обслуживания, но соответствующие записи были предоставлены в Прокуратуру на ее запрос. Документы с очевидностью доказали, что обвинение было сфальсифицировано и доброе имя Ал-Анона было сохранено, причем без использования публичных опровержений.


 

ОДИННАДЦАТАЯ ТРАДИЦИЯ
Основой наших контактов с внешним миром является привлекательность наших идей, а не пропаганда; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио, телевидением и кино. Мы должны особенно бережно охранять анонимность всех членов А.А.
Когда составлялась Одиннадцатая Традиция, слова "контакты с внешним миром" или "общественные связи" имели обобщенное значение. В последующие годы этот термин ассоциировался с коммерческими, финансовыми или частными организациями, заинтересованными лишь в собственной выгоде. Цели же Ал-Анона совершенно иные. Поэтому мы теперь используем термин "информирование общества, когда речь идет о распространении знаний об Ал-Аноне. Наши усилия в этом направлении не должны иметь вид агитации. Мы пытаемся привлечь и дать утешение тем, чье страдание и отчаяние мы можем понять, как никто другой. Мы хотим, чтобы люди знали, что в наших группах их ожидает дружба и помощь.
За многие годы средства массовой информации все больше и больше признавали и одобряли Содружество Ал-Анон и его работу, и это признание позволило многим людям прийти в наши группы. Зачастую ненавязчиво высказанное слово об Ал-Аноне перед большой аудиторией средств массовой информации вызывает множество вопросов у сотен людей, ищущих помощи.
С первых же дней образования групп Ал-Анон донесение информации о нашем сообществе стало важной частью нашей работы. В этом смысле, каждый из нас является проводником этой информации, но при распространении этих идей необходимо не забывать о сдержанности. Традиция также указывает, что при появлении перед общественностью мы должны соблюдать анонимность. Мы соблюдаем свою анонимность в публикациях в прессе, с кино, радио или телевидением, что предохраняет нас от вредящей саморекламы. Так как в нашем Содружестве мы все равны, никто не должен выделяться, как более важная личность. В этой установке проявляется главная направленность наших Шагов - смирение. Если же кто-то из группы начнет строить личную репутацию, используя имя Ал-Анона, то общее представление о Содружестве будет искажаться.
С другой стороны, есть люди, которые неверно толкуют эту Традицию и чрезмерно засекречивают свое пребывание в Ал-Аноне, что лишает их возможности предложить помощь тем, кто в этом нуждается. Те из членов Ал-Анона, кто работает в Службах доверия или несут особое служение, как, например, делегат от региона, могут раскрывать свою анонимность, так как им приходится контактировать как с людьми из внешних организаций, так и внутри Содружества. Это остается в пределах Одиннадцатой Традиции, так как здесь раскрытие имени осуществляется не перед всем обществом и не перед средствами массовой информации.
Последняя фраза Традиции говорит о сохранении анонимности всех членов организации Анонимные Алкоголики. Это предполагает, что ни в каких ситуациях мы не будем разглашать знания о личностях членов АА.
И последнее: мы хотим, чтобы о доступности Ал-Анона узнали все нуждающиеся. Наилучшим образом мы достигнем этого, если не станем навязываться и давать обещания, которые мы можем не выполнить.
Обдумывая вышесказанное
Эта Традиция имеет особый смысл для меня. Она напоминает о сути программы Двенадцати Шагов: о смирении. Настаивая на личной анонимности, эта Традиция говорит, что я не важнее другого человека из нашего Содружества, поэтому у меня не должно возникать попытки выделиться, как представителю Ал-Анона. Лучше всего я привлеку людей к программе своим личным примером. С другой стороны, если я хочу иметь возможность контакта с нуждающимися в нас людьми, я не стану держать в секрете свою принадлежность к Ал-Анону.
Одновременно с тем, как эта Традиция подчеркивает необходимость анонимности при общении со средствами массовой информации, она мягко напоминает мне, что я не должна чувствовать себя обязанной Содружеству, в частности, не обязана непременно нести служение. Каждый из нас делает все, что может для друзей из Содружества, служение становится потребностью и наградой, поэтому нам не нужны похвалы и аплодисменты. Служение делает нас равноправными в Ал-Аноне.
История из жизни к Одиннадцатой Традиции
Я была секретарем Интергруппы Ал-Анон в столице большой страны, где это движение только начинало создавать свою структуру, объединяющую разрозненные группы. Однажды нам предоставили возможность рассказать о программе Ал-Анон по телевидению. Прекрасная возможность для распространения информации о нас! Вместе с тремя членами своей группы я записалась на видеокассету. Мы были засняты лицом к камере, все мы с гордостью назвали свои полные имена, а также объявили, что наши мужья посещают АА. Это было сделано с их согласия.
В тот же вечер проводилась встреча Интергруппы с членами Ал-Анон, приехавшими из другой страны поделиться с нами опытом работы. На собрании я сообщила о съемке. И тогда нам разъяснили, что мы нарушили Одиннадцатую Традицию, показав свое лицо, назвав себя полными именами и раскрыв принадлежность мужей к АА. Все это может нанести вред нашему правильному росту в программе, нарушая принцип анонимности, являющийся краеугольным камнем нашего Содружества.
К счастью, была возможность позвонить на телевидение и попросить переснять передачу. В этот раз мы назвали только имя без фамилии и были сняты камерой со спины. Показанная программа имела большой отклик и в наши группы пришло множество новичков, поверивших, что их личные проблемы не будут разглашены, так как анонимность в Ал-Аноне гарантируется.

ДВЕНАДЦАТАЯ ТРАДИЦИЯ
Анонимность - духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности.
В Ал-Аноне одним из замечательных даров является возможность оказывать помощь людям в поисках выхода из тьмы отчаяния на путь надежды. Мы помогаем людям и оставляем себя открытыми для получения помощи от других людей. Если мы имеем такое благородное намерение, то тут нет места возвышению и самоутверждению, а только благодарность, смирение и желание служить.
Эта направленность просматривается во всех Шагах, начиная со слова "бессилие" в Первом Шаге. Сила же к нам приходит извне, от более могущественной, сравнительно с нашим разумом и способностями, Высшей Силы. И это приходит к нам, когда мы ставим принципы выше личности.
Двенадцатая Традиция как бы подчеркивает важность принципов всех наших Традиций. Когда мы действуем и думаем, как члены Ал-Анона, мы способны еще раз убедиться, что реальная ситуация не зависит от нашей личной воли.
Когда мы подчиняем свою волю духовной силе группы, единение помогает исцелению каждого. Если мы не станем отгораживаться от людей своей уникальностью, мы получим силы и знания, являясь частичкой группового разума, который проистекает от Силы, более могущественной, чем единичный разум. Придя в группу людей, объединенных одной бедой, мы, возможно, впервые в жизни ощутим себя сопричастными другим людям.
Это возвышенное чувство позволит нам ощутить, что материальные ценности, ранее управлявшие нашими жизнями, вдруг стали для нас менее важными. Мы сами несем ответственность за качество своей жизни и измеряем это качество духовными мерками.
Принципы очень важны. Возможно, нам будет трудно принять какую-то идею, так как для этого необходимо истинное смирение. Со временем мы сделаем для себя открытие: Двенадцатая Традиция - это основа всех изменений, ведущих к разрешению сложностей в семье, в самом себе и в общении с окружающими. Не забудем также, что духовный рост через смирение опирается на принцип анонимности.
Обдумывая вышесказанное
То, что предлагает нам Двенадцатая Традиция - поставить принципы превыше личности, кажется нам парадоксом. В ходе работы по программе мне напоминают, что я должна знать: что я из себя представляю, чем занимаюсь, каковы мои реакции на окружающих, что я могу сделать, чтобы улучшить себя и свою жизнь. Это подразумевает необходимость почаще задумываться над собой. Но не сделает ли это меня сосредоточенной только на своей личности? Не помешает ли мне проявлять заботу о ближних? Нет, если я не стану забывать принципы программы, предложенные Ал-Аноном, которые я должна воплощать в своих делах и отношениях с другими людьми. Двенадцатая Традиция говорит мне: принципы программы более важны, чем я сама, ибо я, как любой человек, далека от совершенства и у меня впереди долгий путь, по которому я иду, стараясь выполнять свою миссию на земле.
История из жизни к Двенадцатой Традиции
В Ал-Аноне я усвоила несколько уроков, приходящих в голову, когда я думаю об анонимности и духовной идее, стоящей за установкой "принципы превыше личностей".
Первый урок я получила на первых своих шагах в программе. В то время я была полна противоречий. Страхи и неуверенность переполняли меня и в то же самое время я была снобом. В ходе собраний я мысленно давала оценки каждому. Я считала, что только те, кто выглядит прилично и интеллигентно, могут сказать что-нибудь умное и полезное для меня. От других же я вряд ли услышу что-либо путное. По иронии судьбы, одна из женщин, отнесенных мною к "низшей категории", спустя время, стала моим наставником.
Вторая моя трудность с Двенадцатой Традицией состояла в том, что наивысшее доверие, которое я должна была оставить только для Высшей Силы, я предоставляла людям. Совершенно сбитая с толку жизнью рядом с алкоголиком, я неосознанно позволяла ему управлять течением моей жизни. В такой жизни, конечно, не оставалось места для Бога. Придя в Ал-Анон, я также стала вести себя созависимо. Мне очень понравились некоторые женщины, выглядевшие победительницами. Все, что говорили эти люди, я принимала за неоспоримую истину. Поэтому мне пришлось испытать разочарование, когда возведенные на пьедестал, оказались не идеальными. Из этого опыта я получила урок: безусловной веры заслуживает только Бог.
Мой третий урок - самый трудный, я до сих пор не могу с ним справиться. Мне сложно согласовывать то, что я знаю о человеке из общения с ним, с тем, что этот человек говорит на собраниях. Например, одна женщина произносит прекраснейшие слова об эмоциональном отделении, о том, в чем я так нуждаюсь. Но, зная ее семейную жизнь, я думаю: "Надо ли так делать и возможно ли это в действительности? Ведь у нее-то, по-моему, ничего не получается с отделением". Позже я признала, что мое мышление искажено из-за болезни близкого. Тогда я сказала себе: "Кто я такая, чтобы судить, кто как справляется с программой?" Сейчас я вспоминаю еще слова моего наставника: "Не отвергай умную идею только из-за того, что тебе не нравится говорящий".
Мне кажется, что все, происходящее на собрании, пропитывает и меняет каждого участника. Принцип анонимности я воспринимаю так: чем больше я хочу научиться у каждого, тем лучше я начинаю понимать, что именно мне нужно.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Ал-Анон во всем мире
Нескончаемый поток писем от членов Ал-Анона со всего мира - разных наций, исповедующих разные религии, говорящих на разных языках - подтверждает нам, что мы все в Ал-Аноне объединены одной простой духовной программой.
Это письмо от одного из членов нашего содружества аккумулирует в себе тот прекрасный путь, которым работает программа. В нем написано:
Я часто вспоминаю ту картину, которая возникла у меня в голове, когда я впервые прочитала Двенадцать Шагов и попыталась понять их. Я оглянулась на мою жизнь до Ал-Анона, полную страдания, когда я чувствовала, как будто я иду ощупью по ужасной темной пещере. И откуда нет выхода. Не важно, как отчаянно я молилась и боролась - я попала в ловушку.
Внезапно некто, более сильный, взял меня за руку и повел по пещере, которая перешла в тоннель, по которому пунктирным рядом горели огоньки. Он довел меня до первой лампочки и сказал: "Иди от огонька к огоньку, и все будет в порядке". Меня не волновало, куда они меня выведут, раз я не была в этом черном отчаянии. Я жила.
По мере того, как я двигалась от одного огонька к другому тоннель становился все более и более светлым и мои страхи постепенно рассеивались. В конце концов я вышла на яркий свет - счастье и свобода.
Этими огоньками были наши Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций, которые указали мне путь из моего безумного состояния. С ними я чувствовала себя совершенно защищенной.
Я знаю, есть много таких же как я людей, кто не может найти свой путь к этому тоннелю с "огоньками надежды". Помня свою боль, я стараюсь направить их к этому огромному счастью, которое мы обрели с помощью нашей прекрасной программы.
ДВЕНАДЦАТЬ ПРИНЦИПОВ
Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций - руководство, как добиваться личного роста и группового единства. Двенадцать Принципов - это руководство по служению. Они показывают, как работа по Двенадцати Шагам ведется в широких масштабах и как служащие Всемирного Центра обслуживания Семейных групп Ал-Анон могут взаимодействовать друг с другом и с группами, через посредство Всемирных конференций по обслуживанию, для того, чтобы распространять послание Ал-Анона по всему миру.
I Группы Ал-Анона обладают полной властью над всемирными службами Ал-Анона и несут полную ответственность за их деятельность.
II Семейные группы Ал-Анона предоставили полную административную и оперативную власть своей Конференции и ее службам.
III Право принимать решения делает возможным эффективное управление.
IV Участие является ключевым элементом гармонии.
V Право на апелляцию и обращение с петицией защищает права меньшинств и гарантирует, что их точка зрения будет услышана.
VI Конференция признает, что ответственность руководства в первую очередь лежит на опекунах.
VII Опекуны имеют юридические права, в то время как права Конференции традиционные.
VIII Совет опекунов передает полную власть над текущими делами Штаб-квартиры Ал-Анона его исполнительным комитетам.
IX Хорошее личное руководство является необходимым для работы служб всех уровней. Во всем, что касается дел все мирных служб, Совет опекунов берет на себя всю полноту власти.
X Сфера служебной ответственности каждого строго определена и сбалансирована таким образом, чтобы избежать двойного руководства.
XI Всемирный Центр обслуживания состоит из постоянных комитетов, ответственных руководителей и сотрудников штата.
XII Духовной основой для деятельности всемирных служб Ал-Анона являются "Основные положения о Конференции", двенадцатая глава Устава.
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Во всех своих делах Всемирная конференция обслуживания Ал-Анона должна строго придерживаться духа Традиций:
1. Исходя из принципа бережливости, следует собирать только необходимые средства, включая наличие достаточных финансовых резервов.
2. Никому из участников Конференции не должна предоставляться безусловная власть над другими членами.
3. Все решения должны приниматься в результате дискуссии и голосования. В тех случаях, когда это возможно, желательно, чтобы решения принимались единогласно.
4. Конференция не должна наказывать кого-либо или предпринимать действия, ведущие к возникновению публичных разногласий.
5. Конференция обслуживает Ал-Анон, она никогда ни одним своим актом не должна осуществлять управление. Подобно Содружеству Семейных групп Ал-Анона, которому Конференция служит, она всегда в своих делах и помыслах должна основываться на демократических принципах.
За информацией обращаться: РФ 109004, Москва, а/я 88

перевод одобрен Московской Интергруппой Ал-Анон  

Почему мы?

Наши люди стоят у истоков лечения наркомании в России

В 10 центрах по всей територии России: Ростов-на- Дону, Краснодар, Саратов, Воронеж, Ставрополь и др.

Интернет-группы для родителей и родственников, у которых есть проблема зависимости в семье

2 доктора наук, психиатры, наркологи, психологи, психотерапевты, аддиктологи, соц. работники

Авторская методика О.Ю. Болдырева, а также, гештальт-терапия, роджеровская терапия, семейная, групповая и т.д.

100% убедим пациента на лечение; 100% гарантия анонимности. Трансфер из любой точки России в течение 24 часов

Гарантируем положительный результат после прохождения полного курса

Помогаем начать новую социальную жизнь в обществе без наркотиков и алкоголя

Наши центры сертифицированы и официально зарегистрированы по закону РФ, имеется медицинская лицензия

обратный звонок

Анонимно, бесплатно, 24/7